uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Доходы и расходы. Ч.3

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Идеологические размышлизмы)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам

Окончание. Начало: http://uborshizzza.livejournal.com/1239118.html http://uborshizzza.livejournal.com/1239986.html

Теперь давайте посмотрим, как жили остальные 90% населения страны.

Например, то самое потребление мяса. Потребление мяса на душу населения в 1910 году было 0,7 пуда в год (12 кг). По губернским (областным) городам и по населенным пунктам, насчитывавшим более 50000 чел. – 4, 12 (64 кг), по всем остальным селениям и местностям – 0,3 (4,8 кг). В Москве – 4,58 пуда на душу населения (75,6кг). Но в Москве тоже разные люди жили. Так нашему чиновнику из первой части этого поста надо было никак не меньше 100 кг на человека, а, учитывая, что двое из 4-х душ его семьи были мелкие дети, он один потреблял до 200 кг в год, и еще считался очень-очень бедным. А вот рабочие потребляли мяса в день в зависимости от среднего заработка: при заработке до 100 руб. в год потребляли 15 гр. мяса в день, при заработке от 100 до 150 руб. в год- 29гр., при заработке от 150 руб. до 200 руб. в год - 47 гр., при заработке свыше 200 руб. в год – 62 гр. мяса в день. Это получится от 5,3 кг в год до 21 кг в год. Вот отсюда и получаются 75,6 кг в год на человека – когда один потребляет сто с лишним, а другой - 5 кг.
Кстати, вот потребление в день в граммах того рабочего, который получал до 100 руб. в год.
Ржаной хлеб - 597 г
Пшеничный хлеб - 195 г
Картофель - 42 г
Овощи - 74 г
Крупы - 37 г
Раст. масло - 11 г
Сахар - 31 г
Мясо -15 г
Рыба - 0
Молоко – 0

(Да, в сегодняшней минимальной потребительской корзине предлагается по 41 гр. мяса в день или 15 кг в год).

Давайте теперь посмотрим, сколько все же получали рабочие. Речь идет только о промышленых рабочих. Их было около 7 млн. Градация такая : до 50 коп. в день, от 50 коп. до 1руб., от 1 руб. до 2-х руб., от 3-х до 4-х руб., свыше 5 руб. В производстве по обработке хлопка: 14,4% получали до 50 коп. вдень, 62,3% получали от 50 коп. до 1 руб., 21,6% получали от 1 руб. до 2 руб. Только 1,7% получали больше 2-х руб. в день, а больше 5 руб. в день получали 0,04%. Похоже, что границей состоятельности в рабочей среде было получение от 2-х до 3-х руб. в день. Больше всего таких рабочих было в обработке металла, производстве машин – 23% (а в производстве хлопка – 1,4%). Рабочих, получающих больше 5 рублей в день было мало всюду, в той же обработке металлов – 1,5% - и это максимальный показатель для всех видов промышленности. В промышленности по обработке шелка, обработка льна, пеньки и джута таких заработков не было в принципе. Но, чтобы узнать, сколько это было в год, надо знать, сколько дней в году работали эти рабочие.

Кроме того, есть еще три фактора:
1. рабочий день - длился тогда никак не 8 часов, а минимум 10,5 часов
2. фабричный рабочий кодекс - система штрафов, по которой рабочие теряли львиную долю своих окладов за малейшие провинности.
3. рабочих вынуждали селиться в указанных фабрикантом работных домах и отовариваться в рабочих лавках, "в кредит" - все по повышенным ценам.

Средний годовой заработок рабочего в 1910 году был 230 руб., т.е. меньше рубля в день при 4-х выходных в месяц.
Но при этом надо учитывать количество иждивенцев.
Кстати, были еще и сельскохозяйственные рабочие. Их средний годовой заработок – 143 руб.

Теперь посмотрим на счастливую жизнь крестьян. Их было 77% населения страны. Крестьяне у нас уже были собственники. У них была своя земля, свой дом. Но как собственник, крестьянин платил налоги. Прямые налоги: с надельных земель, казенные, земские, мирские, страховые, поземельный с купчих земель, сборы с жилых домов, шоссейные, с мостов, переправ и пр. Косвенные налоги: обложение водки и питейный доход, сахарный доход и др.

Потребление того же мяса (все виды мяса, включая сало, птица, рыба) получалось – 18,8 кг в год в среднем (по другим данным – 16 кг). Но это, когда не было голода. А голод был каждые 5 лет. Из брокгаузовской статьи “Население”
В 50 губерниях Европейской России в 1892 г. (после неурожая 1891 г.) умерло 3563398 человек (3,92% всего Н.), тогда как за семилетие 1884—90 гг. умирало всего по 2820363 человека в год (3,34%). В урожайном 1894 г. (следовавшем за урожайным 1893 г.) смертность понизилась до 3,27%. Смертность в 1894 г. была меньше, чем в 1892 г., на 15%.

Как они жили? Вот, например, исследование по Воронежской губернии.
Среднее число людей в крестьянской семье было от 5 до 11 человек. Среднее жилое помещение на 5 человек было 42 куб. метра, на 11 человек – 68 куб. метров. Это была одна комната в избе, где все спали вповалку или на палатях. Из обследованных 160 хозяйств отхожие места были только в 8 хозяйствах.

Помимо работы на своем наделе, за счет чего прокормиться было невозможно, крестьяне арендовали землю у помещика и занимались тремя видами деятельности, местным, отхожим и так называемым питомничеством, то есть брали на воспитание сирот из Воронежского детдома. Заниматься им разрешали тем, у кого в хозяйстве была корова, и за это государство платило 20 рублей в год.
Суммарно на примерно 400 человек «ревизских душ» было выделено 320 десятин, или около 350 гектаров скверной песчаной почвы.
Средний урожай с надела составлял 80 — 250 кг ржи, 50 — 165 кг проса и т. д. Четверть хозяйств должна была круглый год покупать хлеб. Даже хороший урожай 1900 г., согласно исследованию, позволил создать весьма незначительные запасы продовольственного и семенного зерна лишь в 8 из 162 хозяйств.
Рабочий день в летнее время продолжался с 3 — 4 часов утра до 9 — 10 часов вечера с двухчасовым перерывом на обед и по получасу на завтрак и полдник, т. е. 14 — 16 часов в сутки. Поденщики получали от 15 до 40 копеек в зависимости от времени года.

Почти половина взрослых уходила на промыслы. Работали каменоломами, плотниками, каменщиками, печниками, сапожниками и др. Особенно тяжелым был труд в каменоломнях — самый распространенный местный промысел. При этом вознаграждение не превышало 10 — 30 копеек в день.

Около половины хозяйств не имели ни земли, ни коров и лошадей, не могли заплатить налога (который для них был 3-4 рубля в год), и конфисковать у них было нечего, так что они числились в безнадежных должниках.
Школу посещали лишь около половины мальчиков, из девочек, «за ненадобностью», - практически никто. В результате из взрослого мужского населения грамоту слегка знала треть, из женщин – вдесятеро меньше.
В деревнях был огромный уровень детской смертности. Особенно плохо выживали дети, рожденные с апреля по август: из-за полевых работ за ними некому было ухаживать. Из таких детей выживала только половина. Другие новорожденные умирали и из-за диких предрассудков. Например, рожениц подвешивали за ноги, спускали с полатей по доске вниз головой, роженицы ходили по избе до полного изнеможения, ползали по полу, целовали углы стола. Это все делалось при трудных родах. А вообще женщины скрывали беременность до последнего. Из-за этого им поручали тяжелую работу, и у них были выкидыши. Обычно, крестьянка, почувствовав роды, удалялась во двор, где стол скот или в сарай, не обращая внимания на время года. Ребенок мог при родах упасть прямо в мерзлый навоз. По окончании родов женщина клала ребенка в подол и несла домой. Его клали в люльку, давали соску – жеванный хлеб в тряпке. Если плачет, то говорят: «Оно голодно» и дают хлеб с маком, парят в печи, дают маковый настой, чтобы уснул. Колыбельные пели редко.

Среди 1800 колыбельных песен 5% носят характер пожелания смерти. Например: «Бай, бай, да моли!/Хоть сегодня умри!/Завтра мороз/ Снесут на погост/Мы поплачем, повоем -/в могилу зароем» Впрочем, я не исключаю, что это пели, чтобы обмануть злую силу: пусть думает, что этим ребенком не дорожат, авось, отстанет.

Рождение девочки крестьян не радовало – ведь им надо было собирать приданое: «Дочки оставят матку без сорочки». Особенно важная часть приданного – личное женское имущество – «снаряд», («наряд», «коробья»). Он должен был быть обязательно: «Девочка в люльку – новинка в коробку». По стоимости «снаряд» равнялся стоимости всего крестьянского имущества. И это были деньги, выключенные из хозяйства.

А вот сыновья приводили невестку со «снарядом» в отцовский дом. Поэтому иметь сыновей было гораздо выгоднее. В невестке в первую очередь ценилась сила, во вторую – приданное, а потом уже характер. Вот так жили люди, и вроде бы, до поры до времени не роптали. «Если бы он знал, - писал Г.Успенский о русском крестьянине, - что он может жалеть своих детей, умирающих теперь без всякого внимания сотнями, тысячами, что ему, мужику, можно заботиться вообще о себе, о своей семье, жене, детях, он бы давно заорал навесь мир… Он думает, что ничего этого ему нельзя…»

Наверное, тем людям, что писали статьи для тогдашней «Науки и жизни», тоже так казалось. Их больше интересовали проблемы молодого чиновника, которому нужно было на прокорм больше 100 кг мяса в год на него одного, квартиру из 1,5- комнаты (а комнаты тогда были такие, что из них после революции легко четыре делали), жене надо было хотя бы три платья в год (за 5 лет, значит, 15 наберется, ведь не износит же она платье за год). И это кажется автору «Науки и жизни» большой и неразрешимой проблемой.

А вот Толстой, который мог получить за свои сочинения 10 млн. руб. золотом, считал, что должен жить так же, как живут крестьяне, и что это будет правильно. И ему и в голову не приходило продать право на свои книги зарубежному дяде, который потом будет решать, что печатать, где печатать и почем продавать. Он хотел, чтобы «Войну и мир» мог прочесть любой желающий.

Сегодня мы все время обсуждаем проблемы и жизнь 25% населения и не хотим видеть те 75%, которые не пишут в Интернете. Не далее как сегодня я читала, как один писатель рассуждает о том, насколько лучше стало жить. Его родственница, приехав в Москву из Новосибирска, за год приобрела жилье по ипотеке здесь и на Кипре, а его родители-пенсионеры едят только семгу, икру и сухую колбасу, пьют только дорогой коньяк, а он при этом им ничем не помогает. Это они все делают на свою пенсию. Писатель этот, Никонов, конечно, далеко не Толстой, но Толстого у нас больше нет.

История очень даже повторяется.



Tags: Идеологические размышлизмы
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments