uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Марк Рудинштейн. «Бандитский Кинотавр». Ч2

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Чужое)


Продолжение. Начало: http://uborshizzza.livejournal.com/1462844.html

Что это за люди, я выяснил после того, как на подольский «Фестиваль некупленного кино» приехала съемочная группа с белорусского телевидения. Ребята сказали, что собираются снять несколько сюжетов о перестроечном кино, о новых веяниях, новых людях... Они показались мне профессионалами, и я возражать не стал: разрешил везде ходить, со всеми разговаривать. Мне и в голову не пришло, что эти «журналисты» были засланными казачками и выполняли вполне конкретный заказ человека по имени Исмаил Таги-Заде.
Я, конечно, слышал об этом московском «цветочном короле» с обширными связями и неоднозначной репутацией. И слухи о том, что он решил податься в кинобизнес, до меня тоже доходили. Но это не беспокоило, я наивно думал, что места в прокате хватит всем. Ну, амбициозный человек, организовал первый в России неправительственный прокат. Да и замами у него не кто-нибудь, а серьезные люди — Ермаш, Сизов, Павленок. И все наперебой твердят: как хорошо, что богатые бизнесмены решили вкладывать деньги в возрождение российского кино.
Истинная же цель этой конторы сводилась к одному слову — деньги. Схема проста: Таги-Заде в огромных количествах закупал права на американские фильмы, которые не имели успеха в Штатах. На российский рынок хлынул поток низкопробных картин категории «Б» — именно для них Таги-Заде и освобождал кинотеатры. Я уверен, что он был меньше всего заинтересован в том, чтобы в России снималось свое, качественное кино. Это же прямая конкуренция! Логика типичная для лихих девяностых.
И все-таки было за этим что-то еще. Я смотрел фильм, который сняли на подольском фестивале «мальчики» Таги-Заде, и не мог понять: меня-то он почему? Это была ужасная сатирическая картина, где вместо моих текстов подкладывалась песня «Не губите, мужики, не губите». Зачем ему позорить лично Марка Рудинштейна? Зачем монтировать мое лицо с чьим-то разухабистым пьяным пением?
«Ермаша и ему подобных не волнует ничего, кроме денег, — просветил меня один знакомый. — У «цветочного короля» другой интерес. Он славы хочет».
Над творческими амбициями Таги-Заде тогда посмеивалась вся киношная Москва. Картина «Князь Серебряный» (позже она стала называться «Царь Иван Грозный») задумывалась как проект века, ни больше ни меньше. На главную роль Таги-Заде пригласил Игоря Талькова. Сам выступал в скромной роли продюсера, этакого интеллигентного мецената. При этом вмешивался буквально в каждую мелочь и к концу съемок вдрызг разругался со всеми — от режиссера до самого Талькова. Ссора с Игорем была настолько серьезной, что на озвучание пришлось пригласить другого актера, поэтому герой Талькова говорит чужим голосом. Но фильм все-таки вышел, Таги-Заде показал его на каком-то местечковом слете прокатчиков, а потом повез в Канны.
Набережная Круазетт, наверно, до сих пор помнит безумное конное шествие, организованное в честь показа «нового русского шедевра». Кавалькаду возглавил сам Таги-Заде — в белом фраке, верхом на лошади. Это само по себе было смешно, а тут еще у коней с перепугу случилось недержание. Поэтому торжественный конный парад двигался по Круазетт под конвоем мусороуборочных машин, которые, в отличие от наших, мусор не собирают, а сметают его к обочинам. В результате все, кроме Таги-Заде, были в г...не.
Шутки кончились в день московской премьеры. Она, так уж случилось, совпала с путчем 1991 года. Но Таги-Заде ухитрился извлечь пользу даже из этого: объявил, что «Князь Серебряный» — патриотическое кино, очень нужное и важное в дни судьбоносных для страны перемен.
Зал был полон. Люди пришли не только ради фильма, им хотелось увидеть Игоря Талькова. А он до последней минуты сомневался, идти на премьеру или нет. За несколько дней до этого Игорь мне сказал:
— Марк, он выгнал режиссера и сам сел монтировать. Результат ужасный, просто чудовищный. Я чуть не поседел, когда это увидел. Стыдно людям в глаза смотреть.
Я попытался его успокоить:
— У всех бывают неудачные работы. Я бы на твоем месте пошел на премьеру, потому что Таги-Заде — человек мстительный.
— Ну, значит, будет война, — ответил Игорь.
На премьеру он все-таки пришел. И сделал то, чего не ожидал никто: вышел на сцену, опустился на колени перед зрительным залом и сказал: «У меня к вам две просьбы. Во-первых, простите меня, что я принимал участие в этом антирусском, антиправославном, кощунственном кино. Во-вторых, не смотрите этот фильм».
Через месяц Игоря Талькова убили...
В тот вечер я был за кулисами петербургского Дворца спорта «Юбилейный». Выстрел, суматоха и чей-то крик: «Талькова застрелили!»
Я сразу подумал: все-таки до него добрались. В последнее время Игорь ходил с охраной, ему угрожали. Так что шальная пуля в случайной бандитской разборке или версия о том, что Тальков не поделил с певицей Азизой очередность выступления, — это бред. Убийство Игоря было прекрасно спланировано и организовано. Конфликт между Тальковым и директором Азизы был нужен лишь для того, чтобы искусственно создать в маленькой комнате суматоху. Человека убивают практически на глазах у всех, но никто не может сказать, кто именно сделал роковой выстрел. Такой сценарий был очень популярен у американских гангстеров времен «сухого закона».

Однако по большей части бандиты действуют все-таки проще. Когда я начал подыскивать место для «Кинотавра» и ездил по Черноморскому побережью, такого насмотрелся! Приехал в Ялту, прикинул, что вокруг гостиницы «Ореанда» можно сделать неплохую фестивальную зону, встретился с мэром. И все шло хорошо, пока ко мне не подошел помощник градоначальника и не сказал: «Мэр должен хорошо кушать и быть доволен. А вопросы решают совсем другие люди. Поехали к Воронку». Ладно, думаю, Воронок так Воронок Понятно, что без разрешения местных криминальных шишек я не то что кинофестиваль, шашлычную на пляже не открою.
Привезли меня куда-то в горы, в дом, больше похожий на крепость, с автоматчиками у ворот. Охранники нас обыскали и проводили к бассейну. А там — мама дорогая! — по периметру вооруженные бандиты и голые девицы в цепях. Зачем им фестиваль, думаю, у них тут свое кино каждый день.
«Хозяин в бане», — говорят
Захожу в сауну и вижу смертельно пьяного мужика. Сцена идиотская: я стою в парилке одетый и пытаюсь сообразить, как бы выбраться живым. Авторитет между тем смотрит на меня мутным взором и не говорит ни слова. А за моей спиной, обливаясь потом, маячит вооруженный до зубов головорез.
Я набрался смелости, сумел сказать твердо:
— Немедленно отвезите меня обратно в город.
И кожей почувствовал, как напрягся охранник.
Воронок тоже удивленно поднял голову. Видимо, обычно «ходоки», которым посчастливилось получить аудиенцию у негласного хозяина Ялты, вели себя иначе. Мое нежелание обсуждать дела с пьяным и голым авторитетом тот расценил как невиданную наглость.
Минут пять Воронок молча смотрел на меня, и я понимал, что сейчас он принимает решение: буду я жить или нет.
Уж не знаю почему, но Воронок решил меня не убивать:
— Дайте ему машину, пусть едет.
Оказавшись в своем гостиничном номере, я выпил целую бутылку коньяка. Очень хотел забыть это место и ужас, который пришлось пережить.
Когда «Кинотавр» прописался в Сочи, фестивалем, конечно, тут же заинтересовались местные бандиты. И я вынужден был выстраивать с ними добрые отношения, потому что понимал: честные деньги на «Кинотавр» пойдут не сразу. Пока появится интерес, пока все раскрутится... А пацаны готовы были платить просто за то, чтобы посидеть рядышком со звездами, подойти, по плечу похлопать...
К знаменитым актерам они относились с подчеркнутым уважением. Знали, например, что Янковский не пьет ничего кроме хорошего виски, и никогда не приставали к нему с предложением «накатить водочки за искусство». Братва из низшего эшелона к Олегу Ивановичу вообще не лезла, подходили только авторитеты. Он покорно общался, пытался быть вежливым, но брезгливости скрыть не мог и не раз просил: «Марк, избавь меня от этого».
Когда Янковский, весь в белом, выходил на пляж, к нему тут же подбегал «шестерка» местного авторитета Шпунта и говорил: «Хозяин приглашает».
Отказывать коронованному вору в законе было просто опасно, и народный артист шел «выпивать». Шпунт соблюдал удивительную деликатность: «Олег Иванович, вы же виски любите. Эй ты, а ну сбегай, принеси!»
Я, как мог, старался оградить народного артиста от «связей», и это, конечно, не укрылось от пацанов. Однажды сочинский авторитет подсел к Янковскому и укоризненно сказал: «Зря вы, Олег Иванович, пренебрегаете ребятами. Они могут быть хорошими друзьями. А могут и совсем наоборот».
До «наоборот» дело, слава богу, не дошло.

Отношения с местными бандитами я старался не обострять — понимал, что в определенном смысле «Кинотавр» вторгся на их территорию. Сочинская «Жемчужина» была их любимой вотчиной: казино, бары, девочки... Чтобы хоть как-то дистанцироваться от братков, мы оборудовали для артистов отдельный игорный зал с покером и рулеткой. Атмосфера там была настолько спокойной, что моя служба охраны совершенно расслабилась и не заметила, как к нам просочились бандиты. Обычно весь цвет воровского мира торчал в своем зале, а тут им захотелось, так сказать, прикоснуться к искусству.
Артисты и гости фестиваля стоят у игорных столов, всем интересно, весело. И вдруг заходит Шпунт в сопровождении крупных ребят. И прямиком направляется к столу, за которым играет дочка Павла Чухрая Настя. Понятное дело, при виде симпатичной молоденькой девушки Шпунт на месте устоять не смог. О том, что у нее знаменитый папа и вообще Настя не из простых, он понятия не имел, да и наплевать ему было — не привык с женщинами церемониться... В общем, подошел он к Насте, крепко обнял за талию и говорит: «Давай, красавица, постой со мной на удачу».
Настя от такой наглости оторопела: какой-то пятидесятилетний потрепанный мужик хватает ее при всем честном народе! Она попыталась вырваться, Шпунт прижал ее крепче. А тут еще его «быки» громко возмутились: «Ты чего, цыпа, воображаешь? Трудно, что ли, постоять с человеком на счастье?»
Обретя дар речи, Настя попросила оставить ее в покое. Что именно она сказала Шпунту, я не слышал — видимо, что-то не очень. И тут же получила удар.
Я был в другом конце игорного зала и заметил, что все повскакивали с мест. Подбегаю и вижу жуткую картину: с одной стороны стоит Шпунт со своей охраной, с другой — моя служба безопасности, а между ними Настя Чухрай с разбитым в кровь лицом.
Артисты и гости фестиваля просто застыли. Как мужчин их это, конечно, не красит. Но с точки зрения безопасности было к лучшему, что никто на Шпунта не кинулся. Иначе не миновать бы стрельбы.
Настя даже не плакала — была в глубоком шоке, только кровь с лица вытирала. Я велел своим ребятам вызвать врача, подошел к Шпунту и говорю:
- Ты знаешь, ЧЬЮ ДОЧЬ ты сейчас ударил?
Вор в законе, хоть и был полным беспределыщиком, видимо, сообразил, что открытый конфликт ему не нужен. Мрачно посмотрел на меня и сказал:
— Ладно, сейчас я уйду. Но мы с тобой еще будем иметь разговор.
Тянуть Шпунт не стал, буквально через пару дней «забил стрелку» — назначил мне встречу на пляже.
И тогда я позвонил главному сочинскому авторитету, «смотрящему», который контролировал весь город.
— Хусейн, через час у меня стрелка со Шпунтом.
— Плохо твое дело, — осторожно ответил «смотрящий». Он явно прикидывал, стою ли я того, чтобы портить отношения с коронованным вором в законе. И тогда я пошел ва-банк:
— Тебе нужен фестиваль в Сочи? Это же хорошие деньги. Казино в «Жемчужине» — оно ведь твое?
Хусейн хмыкнул: то, что он контролировал все игорные заведения в Сочи, секретом не являлось.
— Мои гости там играют, — продолжал я. — Один Абдулов по три тысячи долларов в час оставляет. Поэтому или я увожу фестиваль в Ялту, в Крым, к черту на рога и ты теряешь большие деньги, или мы начинаем договариваться.
«Смотрящий» оказался бизнесменом: твердо пообещал, что больше никаких крупных инцидентов на фестивале не допустит, и даже взял на себя «стрелку» со Шпунтом:
— Не надо тебе туда ходить, я сам разрулю.
И действительно разрулил: никаких проблем с местными бандитами больше не было. Сочинский криминалитет мгновенно узнал, что у меня с Хусейном «пакт о ненападении», и на «Кинотавре» вел себя прилично.



продолжение следует

Tags: Чужое
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments