uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Марк Рудинштейн. «Бандитский Кинотавр». Ч3

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Чужое)



Продолжение. Начало: http://uborshizzza.livejournal.com/1462844.html http://uborshizzza.livejournal.com/1463455.html

А вот залетные не всегда были в курсе, поэтому иной раз случались истории. В ресторан, где обычно ужинали гости фестиваля, посторонних старались не пускать. Администрация, чтобы не злить народ, никогда никому не отказывала «в лоб», просто говорила, что нет свободных мест. И вот захожу как-то и вижу: целый стол занят людьми, чья внешность не оставляет сомнений в роде их деятельности.
Я к хозяину:
— Это кто такие? У нас же с тобой договор!
— Марк, я тебя прошу, пацаны тихо посидят, не будет никаких проблем.
Ну, думаю, ладно. И иду по своим делам. А через десять минут мне звонит один из охранников и говорит: «У нас проблема».
Когда я прибежал в ресторан, обстановка уже была накалена до предела. Оказалось, что пацаны, которые собирались «тихо посидеть», заплатили оркестру, чтобы те двадцать раз подряд сыграли «Атас». Как только кто-то из гостей «Кинотавра» вставал, чтобы сказать тост, оркестранты объявляли: «А сейчас для пацанов из Новосибирска — «Атас»!!»
Вскоре произойдет очень похожая история: уже другие бандиты станут беспрерывно заказывать то «Атас», то «Владимирский централ», то «Мурку», чем приведут в ярость Сашу Абдулова. И он попросит исполнить для сотрудников МУРа песню «Наша служба и опасна, и трудна». Хорошая шутка едва не будет стоить жизни Сашиному директору...
Подхожу к руководителю оркестра и говорю:
— Что за дела? Какой, к черту, «Атас»? Это ж я тебя нанял! У меня тут банкет!
— Марк, я ничего не мог сделать, это натуральные бандиты. Вон тот, здоровый, подошел, положил пачку денег и сказал: «Все, закончили. Берешь бабки и давай — для пацанов из Новосибирска».
— Ладно, я разберусь.
Иду к этому самому «здоровому» и вдруг понимаю: я совсем один, охрана еще не пришла. Пристрелят меня сейчас и не чихнут. Подхожу, здороваюсь. Вижу — набычились ребята.
— Мои гости тоже хотят послушать музыку, — вежливо говорю я. — И вкус у них немного другой.
Главарь «новосибирских» вскочил, потянулся к оружию, и тут я услышал из-за спины шепот: «Марк, спокойно. Он же отмороженный на всю голову, с ним надо говорить медленно и внятно. Он сейчас на взводе, может начать палить».
Это был Саша Солдатов, руководитель моей службы охраны. Ну, думаю, пришли, слава богу.
И вот, глядя в глаза новосибирскому бандиту, я очень спокойно сказал:
— Ребята, если вы сейчас начнете стрелять, вам придется положить всех присутствующих. Вам это надо?
- Да пошел ты!
— Никуда я не пойду. С места не тронусь. А вот вам сейчас лучше встать и уйти.
Краем глаза вижу: в зале появился наряд милиции. Хотя толку от них... Все куплены.
— Слушай, старик, давай сегодня разойдемся мирно, а потом, в спокойной обстановке, договоримся о наших дальнейших отношениях, — предложил я. Взгляд бандита стал более осмысленным. — Я понимаю, вы с ребятами пришли сюда отдохнуть. И вам захочется прийти еще раз, потому что место приятное, публика культурная. Я готов рассмотреть вопрос о ваших посещениях, но только без таких вот издевательств. Я проявил к тебе уважение и хочу, чтобы ты уважал моих гостей тоже.
Бандит уставился на меня—я хорошо знал этот взгляд: точно так же смотрел Воронок, когда решал, убить или оставить в живых. Новосибирский отморозок отвел глаза первым. Он пошел к выходу, за ним потянулись его амбалы.
Гораздо труднее было отсечь от фестиваля всевозможные конкурсы красоты. Мое упорное нежелание устраивать такие мероприятия в рамках «Кинотавра» удивляло даже Хусейна:
— Марк, хорошие деньги упускаешь!
— Это проститутки и бандиты. Причем такие, которых невозможно контролировать. Плавали, знаем.
С проститутками я однажды действительно чуть не влип по-крупному. Попросил своего московского знакомого, Барона, постоянно ошивавшегося в Доме кино, прислать на фестиваль красивых девчонок.
— Пусть покрутятся среди звезд, развлекут народ, подзаработают немного.
— Отберу лучших, — пообещал Барон и не обманул: девушки действительно были красавицами.
Но, видимо, знал он их не очень хорошо. Потому что все они, как на подбор, оказались боевыми стервами да еще откуда-то узнали, что просьба привезти их на «Кинотавр» исходила от меня. В первый же день ко мне подошла Инесса, предводительница этих амазонок, и сказала: «Марк Григорьевич, вы нас пригласили, и если вам что-то нужно — один звонок, и мы у вас. Или у Олега Ивановича, или у кого скажете. Но если Барон попытается нами торговать, мы его просто изуродуем. Так ему и передайте».
Я представил, как передаю Барону угрозы от его же девок, и почувствовал себя полным идиотом. Поэтому ничего говорить не стал. Как оказалось, очень зря, потому что буквально через пару дней моя охрана нашла Барона на набережной, избитого вусмерть.
— Что случилось?
— Да представляешь, я их к клиентам хотел отправить, а они меня от...ли.
Выхаживала Барона его тогдашняя гражданская жена актриса Ольга Солнцева.
К девицам своим, насколько я знаю, он больше не приближался. Зато я с ними хлебнул сполна.
На эту Инессу обратил внимание Коля Еременко. Причем то ли он не понял, что имеет дело с проституткой, то ли решил, что это неважно... В общем, стал ухаживать. А Инесса ни в какую. Околачивается все время с каким-то плюгавым лысым хмырем, торчит с ним в пляжном ресторане, а на Колю — ноль внимания. Вызываю, спрашиваю, в чем проблема.
— Ты не подумай, что я настаиваю, мне просто интересно: неужели тебе Еременко не нравится? Красивый же мужик.
— Да нравится, конечно.
— Ну а чего тогда ты с этим лысым?
— Марк, это очень влиятельный вор в законе. Я с авторитетом, понимаешь? Ты скажи Еременко, чтоб он прекратил за мной ухлестывать, а то будут проблемы...
И опять я не придал этому особого значения. Подумал: да ладно, что этот Череп сделает... Ведет себя вроде тихо, на рожон не лезет, даже когда Коля прилюдно оказывает Инессе знаки внимания. Не учел, что Череп попытается разобраться с Еременко без посторонних глаз. Сначала Колю просто предупредили: «Эта телка не для тебя. Ты клоун — вот и развлекай нас, помни свое место».
Коля, цену себе знавший, не особенно испугался. И тогда его побили. Не сильно, потому что все-таки народный артист и личность известная. Но достаточно, чтобы понял: от Инессы лучше отстать.
Как только мне стало известно об этом инциденте, я снова позвал Инессу:
— Глаза б мои тебя не видели! Столько проблем из-за тебя!
— Марк Григорьевич, простите. Но что я могу сделать?
— Девочка, ты не обижайся, но лучше тебе уехать. Немедленно.
Она опустила голову.
— Да, мой лысый меня забирает, и мы переезжаем в другую гостиницу. Извините, что так получилось.
«Кинотавр» набирал известность, становился престижным, и однажды ко мне пожаловали земляки — представители подольской группировки.
— Марк, мы тебя не трогали, давали возможность встать на ноги. Теперь фестиваль богатый, пора делиться с ребятами.
Я засмеялся:
— Богатый? Да я живу в подвале, у меня даже квартиры своей нет! А деньги на «Кинотавр» беру под двести процентов.
«Подольские» мне явно не поверили, но гордость, что самый знаменитый российский кинофестиваль фактически родился в их городе, оказалась сильнее жадности. А может, не решились идти против Хусейна и потому оставили меня в покое?



окончание следует
Tags: Чужое
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments