uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Полина Жеребцова. «Дневник Полины Жеребцовой». Ч1

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)


Читаю «Дневник Полины Жеребцовой». Автор родилась в Грозном в 1985 году в интеллигентной семье смешанного национального состава, но чеченцы считали ее русской. Дневник вела с 1994 года. Окончила школу в Грозном, училась в местном педагогическом . Потом переехали в Ставропольскую область, училась в Ставрополе. Жеребцова пишет стихи, рассказы, многое было опубликовано в Чечне. Сейчас ее там не печатают. Но известность пришла к ней с публикацией ее дневника. Конечно, детские записи, видимо, подверглись литературной правке. Опубликованы записи с 1999 по 2002 год. Сейчас Полина Жеребцова живет в Москве. У нее есть ЖЖ.
Я пока не все прочла. По дневнику видно, как портились отношения между русскими и чеченцами. Вначале беда была общей, но чеченцы нашли, что виноваты в ней русские ("забыв" про причины начала 1-ой и 2-й чеченской войны, которые лежали в сепаратизме Чечни в 1991-1993 и в терроризме в 1999) и перенесли это отношение на своих русских соседей, которые вместе с ними сидели под бомбами, вместе голодали. В 1999 году соседи возили Полину в больницу, приносили еду. В 2002 только и мечтают выселить вон из квартиры, чтобы устроить там склад. При этом могут дать еды, т.к. мама Полины тяжело заболела, семья голодала. Люди так многоплановы.
Самый сильный фрагмент дневника – это описание падения ракеты на рынок в 1999 году. Именно его все перепечатывают. Так как мне сейчас некогда заниматься сканированием или поиском в Сети других отрывков, помещаю то, что нашла.

24 сентября
Нас немножко бомбили сегодня. И соседи уже не пошли на работу, оттого что боятся. А я с мамой пойду на рынок — торговать. Я ей помогаю. В моей школе слух о закрытии. Все говорят: «Война».
27 сентября
В нашем Старопромысловском районе бомбили остановку «Березка», это от нас совсем рядом. Бомбили с утра.
Буду читать Шекспира. У нас в библиотеке его двенадцать книг. Книги старинные, изданные в начале ХХ века. Их покупал мой дедушка, журналист-кинооператор. Он погиб под обстрелом в 1994 году, в начале первой войны.
Ночью мне снились жуткие сны.
Продолжаю: вечер. Убито 420 человек. Много раненых. Бомбили больницу №7. Мы с мамой торговали на рынке.
29 сентября, среда
Бомбят. Моя любимая соседка тетя Марьям уехала в Ингушетию. Больше новостей нет.
30 сентября, четверг
Бомбили мосты. Еще по радио передали, что ориентировочно 10 октября будут заходить танки федеральных войск.
Я подумала и решила, что, если уж война, надо пойти и купить себе черное белье, чтоб не стирать так часто.
Гигантские очереди за хлебом. Люди словно сошли с ума.
1 октября
Вчера и позавчера бомбили. Город полнится слухами. Часто эти «сведения» противоречат друг другу.
О том, что будет новый виток войны в августе, нас предупреждал профессор В.Нунаев — знакомый врач-кардиолог. Но мы ему не поверили. Закупили новый товар. 6 августа мы узнали: из города Грозного выехала вдова погибшего президента Д.Дудаева. Столько информации! Верить можно только тому, что увидел сам. И ни в коем случае не доверять тому, что услышали уши!
На рынке люди менялись адресами, кто с кем подружился. На случай если сильно будут бомбить или если разбомбят совсем, чтобы было куда уйти, где жить. Нам адрес дал Назар. Он вместе с женой торгует продуктами. Улица Косиора, №8, квартира 66. Адрес дала и русская женщина, имя ее — Леля. Сказала: «Вдруг вы в центре города будете, и начнется авианалет? Бегите по проспекту Победы к дому №5а, у нас во дворе есть большой подвал». Просто умирать, наверно, не страшно, страшно лежать в завалах ранеными и умирать медленно.
Еще я думала над разными религиями. Все они хорошие, только люди плохо выполняют законы Бога.
У Фатимы — соседки из среднего подъезда нашего дома — умер сын, совсем маленький мальчик.
5 октября
Пока живы!
Газа давно нет. Канализация все течет…
Бомбят. Наш 4-этажный дом от сотрясений стал оседать. В комнате отошли стены от потолка.
Сегодня самолеты кружили над рынком. Многие убежали. В том числе здоровый светлый парень по прозвищу Вандам, который учится на юридическом факультете. Он периодически разрешает мне торговать в его деревянной будке. Это удобно под дождем. Но я его не люблю.
Дома мы варили картошку в электрическом самоваре. Газ отключили — на случай обстрела, чтобы было меньше взрывов и возгорания домов.
11 октября
Воюют. Далеко слышны раскаты, похожие на гром. Мы решили дополнительно торговать газетами. У нас выхода нет. Товар не идет. На еду денег не хватает. Позавчера я пошла и экспромтом познакомилась с женой Сулима. Того человека, что привозит газеты и журналы оптом. Женщина представилась — Соня. Сразу дала мне под реализацию журналы.
Вчера соседка по рынку — та, что торгует лекарствами, — подошла к нашему столу с товарищем своего сына. Незнакомый парень подарил мне красивую маленькую книжку. Женщину зовут Кусум. Кусум пытается подружить меня со своим сыном. Ее сын очень высокий, потому сутулится. Он скромный, стеснительный. Зовут Дауд. Ходит на подготовительные курсы. Готовится в Нефтяной институт. Всегда учебники по химии в руках.
Дауду 21 год, а мне 14 лет. Мама говорит, что замуж мне еще рано. Твердит: «Надо учиться!» А Кусум соблазняет: «Ты единственная девушка, на которую мой сын обратил внимание. Если ты станешь его официальной невестой, мы подождем, пока окончишь девять классов школы». По чеченским меркам это лестное предложение. Я вижу, парень хороший! Но мне больше понравился его друг — тот, что подарил книжку.
Мать Дауда купила мне красивую летнюю майку и торжественно вручила. «Как первой девушке, которая понравилась сыну!» — так подарок объяснила Кусум.
Нашего соседа, веселого гуляку по прозвищу Буратино, не видно несколько дней. Он чудесный рассказчик книг и фильмов. Торгует музыкальными кассетами недалеко от нас. Дает мне кассеты домой напрокат. Совершенно бесплатно, послушать. Живет в городе Урус-Мартане.
12 октября
В школу я не хожу. Занятий нет. Я помогаю маме.
Какой-то неизвестный дурак позавчера под проливным дождем облил дерево керосином и поджег. Получился кострище! В это время как раз прилетел самолет и долго кружил. Люди боялись. Вдруг он сбросит бомбу? Но обошлось.
Женщина, торгующая лекарствами, познакомила меня со своими сестрами. Говорит, что я всем нравлюсь. Но мне нужно ходить в платке, чтобы не узнали, что у меня мама русская, лучше ко мне относились. Эти взрослые разговорчивые. Всегда что-нибудь дарят, по мелочи. Может, теперь и у меня появятся друзья?
Я очень люблю косынки и платки. Мне не нравятся эмансипированные женщины Запада. Любая одежда с шарфом в тон — романтика, нежность и тайна. Носить платок мне советовал друг моей мамы. Объяснял: «Тогда я смогу за тебя заступиться. Ты взрослеешь… Тебе защита нужна!»
Они не знают, что отец моего отца — чеченец. И если считать по мужской линии — то я чеченка. Мамина фамилия у меня потому, что за семь месяцев до моего рождения мама рассталась с моим отцом. Мириться не захотела. Своего отца я, правда, ни разу не видела. Знаю, у него есть сын от первой жены, тоже от русской. Женщину зовут Таня. Мне с раннего детства твердили: папа умер! — а мне хочется верить, что это неправда.
Сегодня к нашему торговому месту подошла моя любимая, моя дорогая тетя Лейла. Лейла всегда помогала нам. Она когда-то работала с мамой на большом заводе «Красный молот».
Едва подошла к нам, стала уговаривать уехать. Мама и ухом не повела. Говорит: «Я не знаю, где какие люди. Как живут в других местах? Ни обычаев, ни правил. У меня нигде нет близких родственников! Знакомых тоже нигде нет. Здесь вся моя жизнь прошла с 15 лет! Здесь две родных могилы, бабушки и моего отца. Свое жилье имею, что очень важно. Руслан есть. Пусть не официальный брак, но опора. Уеду с ребенком. И что? Бомжевать в одиночестве буду?»
Я страшно обиделась на чеченца по прозвищу Вандам. Он увидел меня в платке и расхохотался: «Для кого ты так нарядилась? Куда собралась?» И нарочно плюнул, свинья.
Как-то он подсылал к нам тетю. Знакомиться. Его тетя обхаживала мою маму, угощала ее. Так положено на Востоке, чтоб завести знакомство и подружить парня и девушку. Она даже в открытую просила меня племяннику в жены. Они скрывали, что одна жена у него уже есть! А другие люди рассказали.
13 октября
По ночам слушаем орудийную канонаду. Днем торгуем. Соня стала относиться к нам хуже. Не знаю, это я ей надоела своими просьбами? Или наши конкуренты что-то наговорили?
Теперь я ношу платок как тетя Кусум. Кусум часто меня хвалит. Подсядет к нам на рынке и волосы мне расчесывает. Зовет: «Пойдем, сделаем тебе завивку — химию!»
Друг Дауда снова подходил. Купил мне мороженое. Я ему понравилась? Знала бы об этом Кусум, мать Дауда! Этот парень спросил меня: «Сколько тебе лет?» Услышав, что только четырнадцать, — удивился: «Ты такая маленькая! Я думал, ты взрослее… Знаешь, ты очень похожа на царевну Будур из моей любимой сказки!» Тогда я осмелела и заявила, что он — Аладдин! Мы долго смотрели друг на друга и молчали. Я удивилась своей смелости. Раньше с парнями я помалкивала, только слушала, а тут — заговорила…
У Аладдина красивые глаза. А волосы — черные, кольцами, до плеч. Он действительно как принц. Я вспомнила, что видела его во сне! Давно. Когда была ребенком и еще не ходила в школу.
Аладдин сообщил: ему 23 года. У его отца другая семья. Есть мать и сестра. Они живут в селе. Смутившись, Аладдин долго рассматривал свои туфли и не прощаясь ушел.


Начало. Продолжение
- http://uborshizzza.livejournal.com/1645431.html
- http://uborshizzza.livejournal.com/1645779.html
Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

копия на автономе : http://uborshizzza.1mgmu.com/?p=1600
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 91 comments