uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Рецензия на фильм Киры Муратовой «Мелодия для шарманки». Окончание

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)


начало: http://uborshizzza.livejournal.com/1780919.html
Но зато дети, наконец-то добиваются какой-то определенности в отношении Богданова – он больше не работает на вокзале, его уволили, и где он теперь, никто не знает. А уволили его за то, что он, работая кладовщиком, взял на хранение попугая, который кричал: «Выпустите меня».

Дети отправляются искать второго отца – папу Сережу, который уличный скрипач в Успенском переулке. Они садятся на трамвай, везущий их к цели. Но трамвай ломается. Надо опять идти пешком. Опять никто не хочет сказать детям, где тот переулок. Всем некогда, неохота останавливаться, заморачиваться чужими проблемами, лишний раз вступать в контакт, да и дети выглядят, как попрошайки, от которых принято отмахиваться. Все же один раз им везет: некие криминальные личности сажают их в свой лимузин, чтобы подвести. Если судить по фильму, то из 20 прохожих, один все же способен остановиться, чтобы узнать, чего хотят от него эти настойчивые дети, но даже их хватает ненадолго. Так лимузин меняет маршрут, заезжает в казино, где добрые бандиты забывают про детей. А тех охранники гонят вон.

Понимаете, нельзя сказать, что у нас плохо относятся к детям. Наоборот, у нас очень следят за детьми: им не меняют валюту, их не пускают в казино, им всегда готовы прочесть нотацию. Вот Алена спрашивает: «Где справочная?», а молодой мужчина ей отвечает: «Надо говорить не «справочная», а «справочное», потому что полное название «справочное бюро». А где оно, я не знаю». Только куска хлеба им никто дать не готов.

На улице идет красивый рождественский снег. Детям холодно. Они пытаются забежать в подъезды, но их отовсюду гонят. Не со зла, а потому что «не положено». Наша страна, как и Украина, это страна охранников. Огромное количество молодых, здоровых мужчин в разнообразной форме что-то охраняют. Гонять детей так просто – на них хорошо показать свою важность и свою работу. Плюс консьержки. Эти старушки тоже готовы костьми лечь, но не допустить чужих детей во вверенный им подъезд. А ведь праздник, все веселые, добрые, но не настолько, чтобы вникнуть в чужую беду – это может, наоборот, испортить праздничное настроение. Милая старушка выгоняет спящих детей от батареи в своем подъезде. Вначале она прошла мимо них, а потом подумала и не поленилась вернуться: как бы чего не вышло, вдруг, они воры.

Опять идут по снегу. Очень красиво, но холодно. Смотрят в окна. Там елки, там дети, одетые в карнавальные костюмчики 19 века, там рождественский гусь… Что это за окна? Настоящие или из этих рождественских историй?

В городе на каждом шагу красивая елка, празднично одетые люди. Но вот бомжи роются в помойке. При этом они в очках, бородах и рассуждают, что капитализму скоро конец, потому что буржуи обжираются напоследок с особенным размахом. Дети же стесняются рыться в баках.

Дети набредают на большой магазин. Алена решает просить милостыню. Только она собирается рассказать свою историю человеку в хорошей одежде, как ее опережает бойкий мальчишка: «Помогите, умерла мама, нас с сестрой хотят отправить в разные детдома» - «А где сестра?» - «На вокзале». Алена только рот разевает. А мальчишка гонит ее вон: за место платить надо, и это его место. Никита смотрит, как за окном в шинке накладывают на тарелку еду, - сочные куски мяса, овощи - и падает в голодный обморок. «Тут нельзя падать. Это наше место» - орут беспризорники. «Да он нанюхался клея», - говорят взрослые и кивают осуждающе головами.

Алена решает пойти в магазин и украсть хлеб. Она оставляет Никиту у камеры хранения. У нее есть план: она прячет хлеб, а сама берет банку с огурцами и становится в очередь к кассе. Там она спросит: «Это банка с солеными огурцами или с маринованными огурцами?», получит ответ и скажет, что эту банку она не берет, а сама вынесет хлеб брату.
В магазин также отправляется толпа богачей, состоящих в шутовском обществе клептоманов. Их задача в том, чтобы за 15 минут украсть как можно больше и выявить победителя. Это у них Алена позаимствовала план действий. Клептоманов, разумеется, не ловят – есть такая договоренность, а Алену поймали, потому что она банку с огурцами от напряжения разбила, а платить ей нечем, и заперли ее в кабинете с попугаем, который повторяет «Выпустите меня». За ним эту фразу повторяет и Алена. Но ее не выпускают. Надо разбираться. Есть неопровержимые улики: видео запечатлело, как она прячет под одеждой хлеб, а также пихает его в рот. «Да ты опытная воровка!»

Пока Алена находится в магазине, Никиту замечает добрый человек, которого играет Олег Табаков. Он понимает, что мальчик голодный сирота, и решает сотворить чудо своими руками – такая рождественская сказка. Для начала он дает Никите деньги, потом просит администратора присмотреть за ним, тоже дает ей деньги. Далее по наспех сочиненному сценарию его любимая женщина – Рената Литвинова - должна одеться феей, приехать в магазин и облагодетельствовать сиротку. Но на это все нужно время. А его нет. Администратор сменяется. Другой не в курсе, и выгоняет Никиту на мороз. Тут его опять грабят беспризорники. Никита уходит в неизвестном направлении.

Тут прибывает Литвинова в лимузине. Из лимузина ее еще выносят на носилках люди в наряде китайцев. Она в шикарной шубе, на голове – диадема, а руках волшебная палочка. Но от стоянки до магазина ей приходится идти самой. Тут она натыкается на бабищ, везущих тележки с продуктами, которые обзывают ее коровой и лошадью. Выяснив, что мальчика не устерегли, фея не слишком расстраивается, отравляясь докупать подарки знакомым. «А был ли мальчик?», - думает она.

А мальчик бредет по улицам, кто-то назвал его ангелом, дал связку шаров, он спускается где-то вниз по лестнице, но тут ему что-то сказали, и он повернул назад. А ведь Никита был совеем рядом с Успенским переулком! И там действительно играл на скрипке его отец в паре с гармонистом! Скрипач даже дал какому-то беспризорнику апельсин, припомнив, что у него где-то есть сын Никита.

Никита же забрался в находящейся на ремонте дом, на чердак. Лег, укрылся тем, что нашел. Но ветер раскрыл окно, мальчик замерз. Утром его труп нашли похожие на волхвов рабочие. Один из них от неожиданности начал икать. Так под его икание фильм и закончился. Богом данный мальчик прошел свой путь от Рождества до Успения. Христос больше не воскреснет. Не для кого.

Могло ли такое быть на самом деле? Чтобы никто детьми не заинтересовался? Около Курского вокзала я раньше часто видела беспризорников. Иногда они спали на мостовой. А вы не видели? Не знаю, как дети, а взрослые бомжи частенько замерзают.

Никому ни до кого нет дела. Бедному, слабому, больному плохо.

Но все это, конечно гротеск, чтобы проняло. Ведь люди все – эмпаты, они способны ощутить чужую боль, и это естественно для «коллективных животных». Чтобы не чувствовать других людей, а следовательно, не помогать им, потому что всем помочь невозможно, много чего придумали. Люди уже много тысяч лет не живут в обществе, где эмпатия была необходима, потому что способствовала выживанию маленькой группы родственников – стае или племени. Теперь мы живем в городах, где нас тысячи, сотни тысяч, миллионы, но эмпатия осталась прежней. Вот мы и прячемся в отдельные квартиры, машины, затыкаем уши музыкой и пр.

А Муратова хочет нас из этой скорлупы вытащить. Больно, очень больно смотреть на страдания детей. Но, наверное, необходимо, чтобы помнить, что надо все же фильтровать то, что замечаешь на бегу и иногда останавливаться.

В самом начале обсуждения фильма (там присутствовали и Муратова, и Литвинова) Гордон задал вопрос: были ли когда-нибудь общества, где не встречались бы подобные явления? Все решили, что нет, не были. Но я не согласна. Вспомните хоть советские фильмы с сюжетом, где дети кого-то ищут. Все им помогают. Да были люди добрее и внимательнее еще недавно. И очень хорошо проследить эволюцию фильмов самой Муратовой от «Долгих проводов» до «Мелодии для шарманки». В «страшное» советское время жестокостью казались тонкие нюансы отношений, где кто-то на кого-то не так посмотрел, а теперь – умирающий от голода и холода мальчик посередине веселого, зажравшегося и бесящегося с жиру города. Почувствуйте разницу.

И занятно, что фильм категорически не понравился тем, кто отличается особым демократизмом и либерализмом, например, Но_Найн (которая обожательница Татьяны Толстой и даже на великом демократическом митинге не хочет стоять рядом с теми, «кто в катышках»). Она 2 поста умудрилась написать о том, что не смогла досмотреть фильм до середины. И это понятно – фильм скорее о них, чем о других.


Tags: Критика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments