April 27th, 2008

С Пасхой!

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Голгофа. Здесь Его казнили:

Photo 78


Здесь – плита помазания, где лежало Его тело:



Здесь, в пещере, Его похоронили:

Photo 87



А Он взял и воскрес!
С Пасхой!


Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Выставка в Манеже - смотр мастеров халтуры

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: ИЗО (живопись, скульптура и пр))
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


В Манеже проходила выставка «Зазеркалье», предназначенная для детей. Цель ее – воспитывать подрастающее поколение в патриотическом духе. Для этого там поставили множество шатров, в каждом из которых обустроила небольшую экспозицию какая-нибудь организация: музей, библиотека, частное лицо или общественная организация. Кроме того, там есть картины. Надо сказать, что дети к этим шатрам не подходят, их родители тоже. В основном они толпятся у входа, где обустроили что-то вроде игровой площадки. Там есть кривые зеркала и скромные физические фокусы, которые очень всех радуют (аналогичные вещи есть на ВДНХ). Шатры построила фирма «Шатер» - организатор торжеств и праздников, человек из которой и сообщил информацию несчастному «Московскому корреспонденту» о свадьбе Путина с Кабаевой. Но я в шатры зашла и теперь знаю, на каких образцах рекомендовано воспитывать наших чад.
Это – содержимое нескольких шатров. Древняя Москва.
(под катом – картинки под 100К каждая)
Collapse )
А это – 19 век. Такая разлюли-малина. Можно подумать, что тогда все так жили. Мне понравилось, как один пятилетний ребенок спрашивал: «Мама, а это ископаемый велосипед?»
Collapse )
А вот так когда-то почти все мы жили. Славные 60-е. «Лыжи у печки стоят».
Collapse )
Видимо, все вместе это должно обозначать связь времен.
А это выставил Московский союз художников.
Collapse )
В египетских традициях.
Collapse )
Гипсовые пионеры.
Collapse )
Глазунов
Collapse )
Каждый из них уже получил от Лужкова по огромной галерее. Но у них появились конкуренты.
Это В.Нестеренко.
Collapse )
И поразивший меня художник по фамилии, кажется, Рыженков. Это я смутно помню по подписям на картинах, потому что табличек там нет. Видимо, считают, что этого мастера и так все знают. Рисует он в основном нашего последнего самодержца и его семью, ну и по мелочам – монахов и прочее. Что ни вещь, то украдено у Нестерова, у Корина и др. Наверное, это постмодернизм - цитировать без ссылки на авторов.
Collapse )
Главное же занятие Николая – стрельба по бродячим кошкам, собакам, а также по воронам как-то не нашла отражения в творчестве данного гражданина. Чувствую, будет у нас в центре новая галерея.
Вот так надо воспитывать юношество. Это традиции? Это халтура и пошлость. Странные представления о прекрасном у нынешней власти.


О вечно недовольной гнилой интеллигенции

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Только что на втором канале зомбоящика был сюжетец о роли современной «творческой интеллигенции», точнее, ее идеологической части, в современной России, о том, как они выступают против нее, ее государства и ее народа. Хорошо видно, что концепция подачи материала была продумана заранее. Например, показывали интервью с Матвеем Ганапольским, в котором он вальяжно рассказывал о своих заслугах, а потом просили прокомментировать его известное высказывание о том, что если латыш в Латвии слышит, как кто-то разговаривает по-русски, то он должен взять табуретку и ударить его ею по голове. Показывали, как он в ответ психанул, прервал интервью и ушел. С энтузиазмом показывали интервью и с другими деятелями, в том числе с Венедиктовым «чем меньше вежливости по отношению к современной России, тем лучше», и ряда других либеральных журналистов и идеологов, и противопоставляли им служение народу и России царской интеллигенции. Вспоминали, что даже та часть, которая была против советской власти, никогда не выступала против России и русского народа. Приводили высказывание Деникина, который во время войны заявил, что если бы его позвали в Красную армию генералом, он тотчас пошел бы и показал немцам, где раки зимуют. Вспоминали писателей и поэтов, которые и при царской, и при советской власти пошли на фронт добровольцами.

Однако конец у сюжета получился каким-то скомканным. Предложить объяснение такого массового недостойного поведения творческой интеллигенции авторы не смогли. Действительно, а что скажешь? Выскажешься, что это они по указке забугорных врагов России действуют – так ведь нельзя с этими странами ссорится, а то вдруг визы не дадут. Опять же зрители тут же вспоминать начнут, у кого из власть имущих кто из членов семьи в это самое забугорье перебрался, а оттуда, значит, против нас злопыхают. Совсем нехорошо получится – не под злопыхателей, а под руководство подкоп. Начнешь развивать тему заговора против русского народа и вспоминать национальность нашей национальной россиянской творческой интеллигенции и ведущей журналистики – тут же прибегут, обвинят в личном участии в Холокосте. Не отмоешься.

Опять же, если вспомнить реальные отношения этих игрушечных оппозиционеров с властями новой России, то обвинять их нужно не в оппозиционности, а в чрезмерной сервильности.

Еще одна неточность – в тезисе о всеобщем и постоянном недовольстве интеллигенции России властью. Тут тоже есть некоторые натяжки.

Начнем с того, что всеобщее и хроническое недовольство жизнью – отличительная черта человека разумного, но зазнаистого. Любое улучшение условий жизни приводит к автоматическому изменению уровня запросов. Любая удача рассматривается именно не как случайная удача, а как закономерность, следовательно, человек, которому случайно повезло, считает, что он – особенный и необыкновенный, и заслуживает намного большего. При любых же неудачах виноват кто-то другой, поэтому и здесь человек чувствует себя незаслуженно обойденным. Что поделаешь – такова человеческая натура.

Традиционно русская интеллигенция находилась во фронде к царской власти, но при этом на Россию самозабвенно работала – учила, лечила, просвещала, защищала. Считается, что основные претензии, которые она властям высказывала, были направлены на отстаивание не ее узкосословных интересов, а интересов простого народа. В принципе, да, концептуалки были именно такие, но на бытовом уровне – обычное нытье по поводу того, что именно их, любимых, обижают и не уважают. Достаточно посмотреть дневниковые записи всех этих гуманистов.

Итак, революция, власть меняется, и больше старые претензии предъявлять некому, тем более что новая власть действительно делает то, к чему призывала интеллигенция – разрушает сословные преграды, занимается всеобщим народным образованием и здравоохранением. Соответственно часть интеллигенции встает на ее позицию, а часть решает, что лучше будет рвануть в Канаду.

Дальше история повторяется еще раз, но уже с несколькими добавлениями. Во-первых, советская интеллигенция выступала к власти уже только с узкокорпоративными претензиями. Она не требовала улучшить жизнь простых людей. Наоборот, она считала, что гегемоны слишком хорошо живут и вообще зазнались, и хорошо бы их зарплату урезать, а им, народным заступникам, отдать. Во-вторых, разделилась и сама интеллигенция. Требования (помимо улучшения материальных условий) у всех были одинаковые: разрешить читать любые книжки, чтоб выпускали за границу и чтобы можно было болтать о чем угодно и не бояться что посадят. Однако дальше пролегла четкая граница. Большинство (врачи, учителя, научные работники и пр.), которые реально работали на государство в государственных больницах, школах, НИИ и пр, хотели, чтобы государство выполнило их требования. Часть же, которые в современном Тырнете принято ласково называть пропогандонами, хотело, чтобы их требования были выполнены любой ценой. А все остальное – побоку. Им, в отличие от квалифицированной технической интеллигенции, развитое государство с серьезной наукой не нужно. Поэтому они с энтузиазмом расшатывали государство в позднесоветское время. В условиях подавляющего большинства организовать всеобщее недовольство очень легко. Помню, например, как в позднесоветские времена пресса совершенно затравила маршала Язова за то, что тот перевез себе с казенной дачи списанный холодильник. Народ серьезно возмущался: «как же так! Я вот холодильник себе на дачу купить не могу, а тут какой-то маршал казенный себе ставит!».

После развала СССР они с энтузиазмом занялись идеологическим обслуживанием новой власти, принялись рассказывать, что разбогатели те, кто удачно вложили свой ваучер, что государство никому ничего не должно и т.д.

Казалось бы, все хорошо и власти должны быть спокойны и счастливы? А вот фигвам. Опять пропагандисты, для которых власть – своя в доску, ноют и скулят, что их недокармливают. Тот же Матвей Ганапольский (если попросту охарактеризовать его социальный статус, то он – лимита с Украины, которая понаехала тут в нерезиновую срубить бабла по-легкому) не раз на полном серьезе в эфире замечал, что его титанический труд недостаточно ценят и мало оплачивают, тогда как ему за его необыкновенные таланты платить должны поболее, чем какому-то Дерипаске.

И вот тут я подхожу к очередному краеугольному камню рассуждения – почему интеллигенты так недовольны властью. Про то, что недовольный властью интеллигент кроет ее на кухне, и говорить не приходится. Но ведь и тот, кто в целом (как Ганапольский) ею доволен, тоже доволен не до конца и не во всем. А натура человеческая такова, что люди больше любят жаловаться на недооценку своих заслуг, чем хвалить тех, кто их ценят. Поэтому и самый распоследний либералистический журналист тоже на кухне кроет современную российскую власть на все корки.

А ведь принадлежность к творческой интеллигенции – во многом наследственное. Не даром все сынки и дочки известных актеров успешно выдерживают вступительные экзамены во ВГИК. Как же – гены! талант! среда! а не какие-то пошлые намеки на то, кто с кем из экзаменационной комиссии спит или кто кого в кино снимает.

Вот эти самые маленькие пропагандончики с младых ногтей как не забредут на кухню – а там их родители власть помоями поливают. Да так все гладко, логично, с подведением социально-экономического базиса и изящной идеологической надстроечкой.

Нельзя утверждать, что за все века именно идеологические работники больше других были властью недовольны, но именно эти тонкие творческие натуры могли облечь свои эмоции в форму, западающему в душу неокрепшему подрастающему поколению. Вот, скажем, пришел молотобоец из горячего цеха, который узнал, что у них опять повышают нормы выработки. Что он скажет, хряпнув стакан водки? Только «твою мать!». А что это за «твою мать», она за социально ориентированное государство или, наоборот, за максимальную свободу для частного бизнеса – просто так и не догадаешься.

Вот и производят все отечественные идеологические работники, как бы это отечество не называлось и какая идеология в нем бы не главенствовала, одно единственное – поколение стойких противников господствующей идеологии, готовых придти им на смену.

Самое главное в любой теории (зачем их, собственно, и придумывают) – не объяснение уже произошедших событий, а предсказание того, что произойдет далее. А вот тут, в соответствии с этой общей теории, начинается самое интересное.

У нынешней власти есть много проблем, и внутренних, и внешних. Но вот с чем у нее никогда не было сложностей – это с идеологическим прикрытием, так как все пропагандистские и идеологические места занимали только люди, выросшие при советской власти и ее люто ненавидящие. Но проходит совсем немного лет – и в современной России с ее разваленной армией, коррумпированной системой государственного управления, отсутствием союзников, технологической и продовольственной зависимостью от других стран, жутким социальным расслоением на место журналистов, пропагандистов, идеологических работников и пр. приходит поколение, с детства власть и ее идеологию ненавидящие. А вспомнить и предъявить есть что и побольше, и поинтереснее, чем холодильник Язова.

В интересное время живем, господа! В чегтовьски интегесное!