January 3rd, 2009

Рецензия (пересказ) на книгу Элен Фанштейн «Анна Ахматова» ч. 10

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Оглавление проекта: http://uborshizzza.livejournal.com/359706.html

Анна Ахматова. Часть 10

Эта часть будет последней, так как пересказ очень уж затянулся.

Мне бы хотелось остановиться на бытовых условиях жизни Ахматовой. Большую часть жизни она была членом Союза писателей. В 1946 году после постановления о журналах «Звезда» и «Ленинград», в котором она была упомянута, как автор не подходящий для этих изданий в связи с узкой тематикой ее поэзии, ее исключили из СП. Но потом восстановили. СП был влиятельной организацией. Он обеспечивал своих членов как постоянной зарплатой, так и работой, выполнив которую они могли получить гонорар, от СП зависела публикация новой книги, переиздание, выход собрания сочинений, тираж. СП давал квартиры, дачи, путевки в санатории, дома отдыха, дома творчества, СП оплачивал творческие командировки, в том числе и за границу, обеспечивал продуктами, билетами и многим другим. Конечно, нельзя считать, что все это было по максимуму, тем более, что одним доставалось больше, другим меньше, но польза от СП была. Так, когда Анну Андреевну исключили из СП, у нее отобрали продуктовую карточку на 700 руб. и талонную книжку на проезд на такси. Карточка на 700 руб. была рабочая, интеллигенция получала меньше, например, у Пунина, профессора, карточка была на 500 руб. Но даже тогда Ахматова не пропала. Узнав о ее беде, читатели стали ей присылать свои карточки. Иногда в день ей их приходило до 10 штук. По этой карточке можно было взять продукты. А можно – деньги. Она брала деньгами. Карточку от СП ей вскоре вернули. С 20-х годов она получала пенсию, с 1937 года – пенсию республиканского значения. В 1955 году ей выделили дачу в Комарово, которую она называла будкой. Дача эта была, конечно, маленькая. Тогда же в СССР приехал американский поэт, который захотел ее навестить. Ахматову срочно перевезли на дачу какого-то академика, потому что показать, как она живет в действительности, постеснялись. Там Ахматова поила его чаем, разыгрывая из себя хозяйку дома. Наверное, ей это было обидно. Но все же какой-то уровень жизни СП помогал ей поддерживать: так в санаториях она бывала регулярно и не без пользы для своего здоровья.

Рассказывая об Ахматовой, нельзя не упомянуть и об ее увлечениях. Она очень любила Пушкина, Данте и Шекспира. Шекспира и Данте она читала в подлиннике, выучив язык самостоятельно. Правда, произношение у нее было скверным. Так она вздумала читать Берлину Байрона наизусть, а он не смог понять ни слова. Впрочем, он счел это нормальным, и подумал, что сам мог оказаться в таком же положении, если бы стал говорить на языке, усвоенном из книг. Но если Данте и Шекспира она только читала, то Пушкиным занималась всерьез: работала с рукописями, писала статьи. Правда, больших успехов в этом деле она не добилась, но какой-то вклад все же внесла. На почве любви к Пушкину она дружила с пушкинистом Томашевским. Ахматова ревновала Пушкина ко всем его женщинам, считала, что они его не достойны. Так она очень не любила Наталью Гончарову и Каролину Собаньскую, которую считала главной любовью Пушкина.

Помимо любовной лирики, у Ахматовой есть стихи, которые можно отнести к философской лирике и к патриотической. Многие считают ее патриотические стихи конъюнктурными, но мне они нравятся.
Collapse )

Я не вижу в этих стихах позы, мне они кажутся искренними.

Все, что мы знаем об Ахматовой, исходит из ее стихов и из воспоминаний современников. Эти источники часто противоречат друг другу. Некоторые данные о себе Ахматова даже диктовала другим людям, были и такие, что считали своим долгом описывать каждый ее шаг. Например, Лидия Чуковская. Но даже эта очень хорошо относящаяся к Ахматовой женщина, не могла часто удержаться от колкостей и мелкого ехидства. Вот, например, как она описывает один эпизод. Лидия Корнеевна постоянно восхищалась внешностью Ахматовой. Та была очень высокого для женщины роста, стройная, с хорошей осанкой, у нее были оригинальные, тонкие черты лица, прекрасная кожа, красивые газа, шея. Но она, конечно, старела. Как-то она заболела воспалением надкостницы, ей удалили 2 зуба. И вот ей надо идти в гости, она переодевается: «Сейчас она была уже совсем не такая, как час назад, а нарядная, величественная – даже отсутствие некоторых передних зубов сделалось как-то незаметно». И это – самая доброжелательная из мемуаристок!

Надежда Мандельштам вспоминала, как Ахматова услышав как-то от кого-то, что она не была такой уж красивой в юности, забросила все свои дела и несколько месяцев потратила на собирание альбома со своими фотографиями, чтобы потом было что предъявить читателям будущего. А ведь и Надежда Яковлевна относилась к ней с большим теплом. Что уж говорить о других. И все же настоящая Ахматова - в ее стихах, и каждый видит ее по-своему. Мне она, например, представляется женщиной очень достойной. Но есть и другие мнения, о чем я расскажу в рецензии на книгу Тамары Катаевой «Анти-Ахматова».



Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Заболеваемость в Москве - сальмонеллез. Ч 1

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Фактические данные)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Сальмонеллез

Заболевания, вызываемые бактериями рода «Сальмонелла». Это в основном – «кишечные инфекции». Сейчас даже не могу вспомнить, есть ли сальмонеллезики не фекально-оральные, так что их некишечная форма связана с нетрадиционной формой попадания возбудителя в организм. У меня как-то был предварительный диагноз «брюшной тиф глаза».

Сальмонеллами болеют и люди, и животные. Среди сальмонеллезов, которым болеют люди, имеются Collapse ).

Сальмонеллезом можно болеть многократно. Такое безобразие может быть связано с несколькими механизмами: снижением интенсивности специфического иммунного ответа со временем, наличием большого количества серовариантов и антигенным дрейфом. Какой механизм ведущий – не знаю, причем есть подозрение, что не только я.

Многолетняя динамика количества заболевших такова:




Во внутригодовой динамике – типичное для кишечных инфекций повышение заболеваемости в конце лета.




Продолжение следует


Рецензия на книгу Тамары Катаевой "Анти Ахматова". Начало

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


В прошлом году я несколько раз натыкалась на высказывания о книге Тамары Катаевой «Анти Ахматова». Все они были резко отрицательными. Люди возмущались, не находили слов для того, чтобы сказать все, что они думают об этой книге. Разумеется, мне захотелось ее прочесть, но к этому времени в магазинах ее уже не было. Мне пришлось довольствоваться подборкой воспоминаний «Ахматова без глянца» и биографией поэта, написанной Элен Фанштейн (я ее пересказывала в 10-ти постах). Ранее я читала об Ахматовой в дневниках Лидии Чуковской, во «Второй книге» Н.Я.Мандельштам, ну и, конечно, я знала и любила ее поэзию. Многие стихи знаю наизусть: в юности переписывала их – так и запомнила. Тогда я вообще любила стихи и много помнила. Конечно, это была и Цветаева, и Блок, и Маяковский, и Лорка, и меньше Пастернак, Мандельштам, Рильке – и кто мне тогда только не нравился. Со временем это прошло, хотя кое-что в памяти осталось, в том числе и Ахматова. Биографию я прочитала не без интереса, узнала кое-что новое, пожалела, что отдала кому-то «Вторую книгу» и Чуковскую, а также не купила в свое время дневники Пунина и воспоминания Эммы Гернштейн. И вот тут «Анти Ахматова» вышла вторым изданием, и я ее купила. Сейчас думаю, что это удачно получилось, что я ее прочла после того, как вспомнила и прочла другие книги о Ахматовой, иначе впечатление было бы вовсе убойное. Книга, действительно, выдающаяся.

Обычно биографии пишут те, кто профессионально занимается тем или иным автором или выдающимся деятелем науки, политики и пр. А ведь если тебе это человек противен, то зачем же ты будешь посвящать ему жизнь? Поэтому биографии написаны обычно с любовью к предмету исследования. Бывают еще мемуары, но, согласитесь, трудно написать много о человеке, которого ненавидишь, потому что у тебя будет мало материала. Много материала у тех, кто находился с выдающейся личностью в хороших отношениях, часто с ней общался. Тамара Катаева – молодая женщина, по профессии – дефектолог, с какой стати она взялась писать про Ахматову – не понятно. Я еще могу понять, что ей нравилась эта личность, эти стихи, но она их ненавидит! Как можно ненавидеть человека, которого ты никогда не видела, который не имел никакого отношения к твоей семье? Это просто удивительно! Кстати, над Ахматовой немножко посмеивались за ее слишком пристрастное отношение к давно умершим людям, с которыми она не могла быть знакомой. Так она любила Пушкина и ненавидела Наталию Гончарову. Возможно, это странно, но было бы значительно страннее, если бы она ненавидела Гончарову, будучи совершенно равнодушной к Пушкину. А здесь есть предмет ненависти, но нет предмета любви. Ненависть Катаевой к Ахматовой абсолютно самоценна.

Итак, по неясным причинам Т.Катаева взялась разоблачать «миф» Ахматовой, как будто он мешал кому-то жить и нанес кому-то вред. Книга составлена как подборка кратких воспоминаний современников Ахматовой по типу той же «Ахматовой без глянца». Начало этому жанру положил Вересаев, создав «Пушкин в жизни», «Вокруг Пушкина», «Гоголь в жизни». Такие подборки создают видимость объективности, но это не так. Здесь все зависит от того, какие воспоминания составитель подберет, как поставит: ведь о каждом выдающемся лице написано очень много. Вот увидел кто-то, как знаменитый поэт Пушкин ест апельсин – идет домой и описывает свои впечатления: «Видел как Пушкин ест апельсин. Похож на обезьяну». А что он еще мог написать? Это событие в его жизни – увидеть Пушкина, но видел-то он его несколько минут, а отметиться хочется. Отсюда и «обезьяна». И вот составитель сборника может набрать одних таких «обезьян», а может только комплиментарных высказываний, а может – взять и то, и другое, но упор сделать не на случайных людей, а на тех, кто хорошо знал великого человека. Обычно составители прибегают все же к последнему способу, хотя всегда есть отступления в ту или иную сторону в зависимости от их симпатий. Тамара Катаева не взяла в подборку ни одного положительного отзыва! В тех же случаях, где не было явного осуждения (а таких оказалось 90%, потому что об Ахматовой писали в основном хорошо), она прибегла к личному комментированию и разъяснению. Эти комментарии, разъясняющие вес злодейство и подлость Ахматовой составляют примерно 50% книги, для удобства они напечатаны жирным черным (как душа Ахматовой, по-видимому) шрифтом. Мало того, в текст вставлены куски из дневника М.Башкирцевой, из писем Чехова, Пастернака к своей жене и многое другое, что должно подчеркивать мысль автора. Логику тут проследить трудно. Объединяет эти источники только то, что в них нет ничего про Ахматову, но, например, Чехов служит примером хорошего человека, а Башкирцева такой же недостойной особы, как и Ахматова. Чем Башкирцева недостойна, почему Ахматова должна за нее отвечать – бог весть. А письма Пастернака жене нужны для того, чтобы показать, как некоторые мужья любят хороших жен, а вот Ахматову никто так не любил. Угадайте, за что по мнению Катаевой Пастернак любил свою Зинаиду? За то, что та была хорошая хозяйка и мать. А Ахматова была распустеха, неряха и ленивая, мать из нее была плохая, поэтому мужчины ее и не любили. Остается только выяснить за что Пастернак под конец жизни полюбил другую, которая уж точно хорошей хозяйкой не была. Но факты противоречащие своим теориям Катаева смело отбрасывает в сторону. В книге 765 страниц, но так как одни и те же эпизоды автор повторяет раз по 10, то информации, на самом деле, не так много.

Самый главный упрек Ахматовой такой – она запоздала родиться и умереть. Далее – она писала плохие стихи. Наконец, она всю жизнь занималась созданием мифа о себе и именно благодаря этим ее трудам, все и считают ее выдающейся личностью и хорошим поэтом. Первое замечание, по-моему, исключает остальные. Раз человек зря родился (в отличие от Т. Катаевой), то о чем уже дальше можно говорить? Но, оказывается, можно и очень долго.


Рецензия на книгу Тамары Катаевой "Анти Ахматова". Окончание

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Ревизии подвергается все в жизни несчастной женщины, начиная с места рождения. Вот Ахматова много писала о Царском Селе, хвастала, что она там жила. А сама родилась в Одессе! Какой позор! Таким образом, она не царскосельская барышня, а одесская базарная торговка! Collapse )
Но претензии на ложный аристократизм и хорошие манеры - пустяки по сравнению с ее отношениями с мужчинами. Во-первых, эти мужчины Ахматову вовсе не любили и в грош не ставили, потому что она была плохая мать и хозяйка, во-вторых, они ей вовсе не мужья были (кроме Гумилева): справочек-то нет! В третьих, так себе были мужичонки. Это те, которые были, а про некоторых она и вовсе все выдумала. Начнем с Гумилева. Тут все вранье: она называла себя его вдовой, а он к моменту смерти был с ней в разводе. Поздравляем соврамши! Без бумажки ты известно кто, а никакая не вдова. Второй момент: она смела утверждать, что Гумилев ее любил. Не любил! Изменял, женился только потому, что Елизавета Дмитриева (Черубина де Габриак), из-за которой он стрелялся с Волошиным, ему отказала. (Даром, что стрелялся он не из-за любви, а потому что обиделся на мистификацию) Вот он с горя и женился на Горенко, а она потом всю жизнь рассказывала, что была его самой большой любовью. Но это еще не все. Гумилев вовсе не был большим поэтом, он был никаким поэтом, но Ахматова сделала все, чтобы он им прослыл после смерти, потому что ей было выгодно считаться вдовой большого поэта. Вот сколько людей ввела в заблуждение эта демоническая женщина, внушив лохам не только, что сама является большим поэтом, но и что ее, так уж и быть, муж (но бывший!) – тоже большой поэт! Но ничего, Катаева их вывела на чистую воду. Это ведь очень просто: большой поэт – это только тот, кого таковым считает Тамара Катаева (а еще у кого есть бумажка об этом: Нобелевская премия). Очень четко и логично.

Про остальных «мужей» и говорить нечего. Например, Ахматова носила в сумочке письмо к ней Пунина, где он называл ею главной женщиной своей жизни. Но Катаевой-то совершенно ясно, что он его написал, когда был не себе, а Ахматовой это и невдомек. Однако особенно Катаевой не нравится последняя любовь Ахматовой к Берлину. Примерно треть книги она посвятила разоблачению предположения о том, что у них была связь. Она установила: они не могли иметь секс (доказательство довольно большое и, по-моему, все же сомнительное), а значит, он и не может считаться ею последней любовью.
Collapse )
А вот еще так называемые гонения. Какие еще гонения? Как сыр в масле каталась! Просто труслива была без меры. Нагло считала, что ее «Реквием» чем-то угрожает режиму. Да режим только счастлив был! То ли дело абсолютно антисоветские стихи, скажем, Хармса про самовар. Вот это было круто! За это его и репрессировали. А что сын зря сидел, так всякая бы поняла, что родители у нас за детей не отвечают, что раз уж сын сидит, то ей бояться нечего ни за себя, ни за сына. Бывшего мужа расстреляли, бывшего любовника посадили, из СП исключили? Это не повод беспокоиться. Абсолютно у всех были основания бояться репрессий, но только не у Ахматовой. Она была просто смешна со своими нелепыми страхами.

Но Ахматова была не только страшно самонадеянна, она была еще и преступница. На ее совести смерть человека. Кого? А сына Цветаевой, Мура. Позвольте, разве Мур не погиб на войне? А Ахматова должна была сделать так, чтобы его в армию не призвали! Collapse )
К сожалению, Ахматова была окружена очень наивными людьми, например, совершенно наивным Бродским, который говорил о ней много хорошего. Сам Бродский был, конечно, великий поэт: у него же была бумажка – Нобелевская премия. А вот у Ахматовой не было «нобелевки»: ее номинировали, но не присудили. Хоть где-то есть справедливость! И еще раз: Ахматова была очень плохим поэтом. Вот Цветаева посвящала ей стихи, но не потому что любила ее поэзию. А потому что была в нее влюблена. Это гормоны. Бродский притворялся, что ему нравятся ее стихи, но притворялся плохо. Блок ничего не написал хорошего о ее стихах. Еще доказательства нужны? А, по-моему, забыла написать, что поэзию Ахматовой осудил А.Жданов. Вот это – действительно аргумент!

И похоронили Ахматову неправильно, не там, где нужно. Ее недалекие почитатели выбили ей место на аллее Комаровского кладбища. Это не потому, что она это место заслужила - просто они были очень ловкие люди. Но ничего: через 40 лет пришла Тамара Катаева и восстановила справедливость. Что бы мы без нее делали?

Заболеваемость в Москве - сальмонеллез. Ч 2

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Фактические данные)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Сальмонеллез

Заболеваемость сальмонеллезом в разных округах Москвы примерно одинакова. Средняя многолетняя заболеваемость совокупного населения была такая:
Вся Москва 35,18
Центр 31,73
Вост 35,30
Сев 35,18
Юг 34,38
СЗ 33,53
СВ 35,71
ЮЗ 37,33
ЮВ 39,65
Зап 30,41
Зел 47,00
В виде картограммы это:




При немного различающемся среднем уровне внутригодовая и многолетняя динамика практически идентичны:









Большая часть заболеваний проявляется в виде мелких очагов, хотя бывают и крупные вспышки энтеридис, связанные с какой-нибудь особо ядреной партией инфицированной жратвы.

Например, в конце 80х, когда сальмонеллез был еще нов и моден, я довольно случайно попал на «разбор полетов» по одной вспышке.

Итак, в одну прекрасную ночь в университетскую общагу, где живут студенты старших курсов и бомжи-преподаватели, начали одну за одной вызывать скорую. Симптомы – высокая температура, интоксикация, рвота. Под утро койки в больничке поблизости кончились, пришлось развозить по другим.

В ходе рутинного расследования выяснилось, что:
- у некоторых из заболевших из… эээ… пробы содержимого кишечника удалось выделить патогенный микроорганизм, который оказался сальмонелкой. Правда, нормального типирования проведено не было, так что идентичность всех микробиков осталась не проясненной;
- при опросе заболевших выяснилось, что почти все они в день накануне ели в столовой №8 (напротив корпуса гумфаков);
- при составлении списка потребленных продуктов 74 заболевших указали, что они или ели печеночный паштет в столовой, или купили его и съели дома;
- при поездке в столовую №8 выяснилось, что:
- согласно официальной отчетности было изготовлено 70 (!) порций печеночного паштета;
- при анализе готовых, но непроданных порций (!!) был выделен «сальмонелла энтеридис»;
- выяснилось, что при приготовлении печеночного паштета нарушаются правила изготовления: тепловая обработка проводится по отношению к еще не размороженным свинским печенкам, и необходимая прожарка печени не выдерживается – для более привлекательного внешнего вида печень не прожаривается, а вместо этого готовые паштеты дополнительно обжариваются снаружи;
- большая часть поваров на работу не вышла – заболела;
- рядом со столовой была обнаружена местная собака в очень тяжелом состоянии, близким к агонии.
UPD Как оказалось, приведенное здесь описание - только вершина айсберга. Просьба прочесть и заценить любезно присланный комментарий участника

Продолжение следует