February 28th, 2009

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Социальная реклама с врачебным уклоном

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Медицинские байки)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Уважаемая kotvaska16 выложила в http://kotvaska16.livejournal.com/35806.html и в сообществе врачей_убивцев фотку с «социальной рекламой», которая ей почему-то не понравилась:





Дескать, приведенное высказывание Экклезиаста надо рассматривать как скрытый наезд на врачей, типа работайте, не думая о мелочах типа зарплаты, и потом воздастся.

Вообще идея заменить социальной рекламой нормальное материально-техническое обеспечение лечебного процесса – идея вполне в духе наших любимых начальников. А если в Библии хорошо порыться, то там можно много чего найти в тему, например:



























С тоскою я гляжу на это поколенье

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Размышляя о тех изменениях, которые произошли в обществе за последние 18 лет, я думаю, что во многом они объясняются тем, что на смену одним поколениям пришли другие. Collapse )

Все поколения были немножко разными, и эти различия определялись как тем, фактором, что происходило в это время в мире, так и тем, как воспитывали их родители. Я могу рассказать только про свое поколение и отметить, какие изменения произошли с тех пор.

В целом наше воспитание не отличалось от традиционного, так как воспитывали нас, родившиеся и выросшие в деревне, бабушки, а они были ориентированы на многовековую крестьянскую норму. Collapse )

Что внушали нам с младых ногтей? Ну, например, что надо делиться, что плохо быть жадным. Collapse )Кстати, потом мы этой нормы придерживались в играх друг с другом. Стоило выйти во двор с чем-то вкусным, да даже с куском черного хлеба, политого постным маслом и посыпанном солью, как прибегали ребята. Надо было успеть сказать «Двадцать один – ем один», прежде, чем они успеют крикнуть «Сорок восемь – милости просим» - тогда надо было разделить кусок на всех и идти домой за новым. Было такое выражение «есть под одеялом одному» - высшая степень осуждения жадности. Когда маленькие дети играли в песочнице (а в каждом дворе была песочница под страшноватым зонтиком – мухомором), то между ними часто возникали конфликты из-за игрушек: кто-то брал чужую и не хотел отдавать. Дети начинали драться. Задача воспитателя заключалась в том, чтобы принудить ребенка отдать свою игрушку поиграть другому. Ой, как не хотелось! Как было страшно, что чужой ее сломает, но надо было. Иначе – застыдят: «Жадина-говядина» и все такое. По дороге домой мама или бабушка будут долго объяснять, что надо делиться, что нельзя быть жадным. Когда мы выросли, то в ходу были теории, что нельзя подавлять естественных инстинктов детей, в том числе их жажды обладания собственностью. Теперь в случае конфликта в песочнице следовало поддержать своего ребенка в борьбе, даже и физически, а если нужно, то следовало сразиться и с мамашей супостата. Причем, мы все же старались сохранить нейтралитет, а вот те, кто был младше нас лет на 10, уже во всю поддерживал своего ребенка, а современные родители, наверное, в суд друг на друга подают в таких случаях. Они, наверное, в песочницу без адвоката играть не ходят. Впрочем, сейчас и песочниц-то мало, наверное, именно из-за этого.

Вот, кстати, еще одно различие. Наши родители практически не вмешивались в наши конфликты. Во-первых, они были выше этого. Считалось, что такое поведение недостойно взрослого. Во-вторых, среди детей было позором жаловаться родителям или учителям. Таких детей звали «Ябеда-карябеда». Collapse )

Еще одним очень важным неписаным правилом было не высовываться, не выделяться. Это тоже воспитывалось с младенчества. Начиналось это еще с младенческого крика – он не поощрялся. Считалось, что надо как-то внушить грудному, что своим плачем он мешает людям. При этом очень боялись «избаловать» ребенка, приучить его к рукам. Ребенок плакал – а брать его на руки было нельзя. Думали, что он поймет, что плакать бесполезно и больше так делать не будет. Кормить ребенка надо было строго по часам. А вот в 80-х годов, напротив, стали говорить, что детей надо носить все время с собой, кормить, когда они хотят, а не по часам.

Подросшему ребенку внушали, что он не должен вмешиваться в разговор взрослых, перебивать их, мешать беготней, криками. Другое дело, если попросят рассказать стишок – тогда надо было рассказать и быстро убраться в свой угол. Наверное, это было жестоко, но ведь люди жили в очень стесненных условиях: надо было учиться не мешать другим. Для беготни и крика была улица.

И был еще один момент. Любой взрослый мог подойти к ребенку и сделать замечание, так же как и дать конфету. Некоторые старики специально носили с собой конфеты, чтобы угощать детей. Сегодня это уже невозможно. Нельзя делать замечание чужому ребенку и угощать его.
Collapse )
Но дело было не только в том, чтобы не мешать другим. Стыдно было именно выделяться любым способом: с помощью слишком яркой одежды, демонстрации своих знаний и умений, жалобами на свое самочувствие и несчастья. Нельзя было требовать к себе особого внимания и отношения. Как-то я прочла одну еврейскую поговорку, которая бы подошла к описанию тех норм: «Почему ты думаешь, что твоя кровь краснее, чем у других?» Это не значит, что никто не мог проявить себя. Мог, но только в том случае, если его об этом просили. Люди всегда знают, кто что умеет и ценят каждый, даже небольшой талант. Если мальчик умел играть на гитаре, его просили поиграть, если он лучше всех метал ножик в цель – его просили продемонстрировать этот аттракцион и хвалились им перед другими компаниями. Получалось так, что человек приучался не демонстрировать себя, а уважать таланты другого, а тот, в свою очередь, мог бы оценить его способности.

Уже со времени воспитания наших детей считалось важным поощрять индивидуальность, выделять ребенка из толпы. Ну, вот они выросли. Но я не знаю, стали ли они в итоге уважать индивидуальность другого – ведь каждый считает гением именно себя.

Все, что я могу констатировать, что люди сегодня другие. Они довольно противоречивы: многого не умеют, но на многое претендуют, не уважают других, но требуют уважения к себе, не могут быть вместе, но страдают от одиночества. Это современные люди, горожане, индивидуалисты. Они выросли в огромных городах, но не имеют близких людей, кроме родителей и детей. Таких людей еще не было в истории человечества, потому что все мы, прежние, были все же гораздо ближе к традиции, к корням. И это мы их вырастили. А теперь смотрим – и удивляемся. Но это интересно – чего они еще выкинут.


Лытдыбр. 28.02.09. Зубы, или о наболевшем

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Лытдыбр)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


У меня нет рубрики «лытдыбр», а почему, собственно? Надо завести. В конце-концов, ЖЖ все же дневник. И начать надо, чтобы задать тон, с чего-нибудь оптимистичного.

Вчера я лечила зубы. Не занималась этим лет 10, если не больше. Нет, не подумайте, что я такая счастливица – и зубы у меня в полном порядке. Как раз наоборот. Они болели всегда. Сколько себя помню, я их лечила. Лет до 7-ми меня лечила врач по фамилии Портретова. Очень милая женщина. Она работала в той же больнице, что и моя мама. За хорошее поведение она давала мне коробочку с борами для игры в доктора или еще что-нибудь. Потом мы с ней встретились уже в школе, куда она ушла работать после больницы. Таким образом, у меня большую часть времени был постоянный врач. Много лет я лечила зубы еще у одного маминого коллеги. Всем был хорош, но очень уж любил драть зубы. Потом настали новые времена. Лечить зубы у знакомых стало неудобно, т.к. стало непонятно как с ними расплачиваться. Если раньше это были подарки, то теперь надо было переходить на денежную форму расчета. При этом и я, и они чувствовали себя неудобно. Пришлось искать других врачей. Одна очень увлеченная своим делом девушка хорошо вылечила мне зубы, но потом я как-то потеряла с ней связь. Потом лечилась то в одном месте, то в другом. Потом решила, что в Москве это слишком дорого, и стала лечиться в отпуске. Несколько раз я лечила зубы в Светлогорске и один раз в Севастополе. Цены в Севастополе по сравнению с Москвой – просто сказочные. Но вот пришло время вновь обратиться ко врачу, а до отпуска еще далеко.

Оказалось, что люди с моей работы ходят лечиться в одно место неподалеку. Ну, и я туда пошла. Там работают две девушки - врач и медсестра. Медсестра еще выполняет обязанности администратора. Она сказала мне, что прежде, чем заняться дыркой в зубе, надо счистить зубные камни. «А если не счищать?» - «Никак нельзя. Они вредят десне, вредят зубу…» - «Да мне их уже много раз убирали - они опять нарастают» - «Нет, нужно». Пришлось удалять. Вот и трясли вчера мою бедную голову минут сорок, засовывая в рот всякие камнедробилки. В результате вытрясли 5 тысяч рублей и все мысли из головы. Домашние отсутствия камней не заметили (мыслей и денег - тоже). Когда я попросила посмотреть, что в зубах изменилось, они нашли, что зубы стали какие-то темные. Это, конечно, вранье, но все равно неприятно. Теперь вот думаю, во что мне станет лечение зуба. Грустно как-то.

Вчера порадовали и на работе. Прислали с утра директиву, чтобы мы подсчитывали, сколько извели печатной бумаги и составляли отчет (на печатной бумаге). Только я начала высказываться, не надо ли нам будет подсчитывать еще и туалетную бумагу, как пришла еще одна директива, как раз про туалетную бумагу. Похоже, что кризис идет небывалый, потому что даже в самые худшие годы такого не было. Были, правда, нюансы: туалетной бумаги у нас вовсе не было, но зато хоть печатную считать не заставляли.