July 31st, 2009

Про жлобов

Давно хотелось мне написать про жлобов – категорию людей, которую я ненавижу. «Жлоб» - слово не литературное, и четкого определения у него нет, поэтому каждый, наверное, вкладывает в это понятие что-то свое. Для меня жлоб – это человек, считающий, что все в мире существует только в отношении его особы, рассматривающий все события с точки зрения того, принесет это ему пользу или нет и поступающий соответствующим своим убеждениям способом.
Collapse )
Здесь надо сказать, что есть 2 способа искоренения жлобства. В благоприятной среде это делают родители, воспитатели, старшие дети, для этого существуют специальные игры, сказки, считалочки; у простого народа это называется «учись жить по-людски», у элиты – этикетом. В неблагоприятной среде жлобов просто убивали - там быстро все прививается, без считалочек. Действительно, представьте себе жлоба в первобытном обществе: пусть он там попробует съесть все, а другим не оставить или не предупредить об опасности – судьба его будет плачевна.

Вероятна, плоха жизнь взрослого жлоба и в каких-либо экстремальных условиях: кто себя не переделает – тому конец. Может быть, поэтому такое значение в народе придавали этим навыкам: боялись, что ребенок попадет в какую-нибудь историю, ему придется ему туго без родных и знакомых. Но когда жизнь относительна стабильна, сыта, то не все родители утруждают себя излишним воспитанием - тогда жлобы и появляются в большом количестве. Collapse )

Очередь очень побуждает жлоба на самораскрытие. Во-первых, он не любит очереди и везде стремится пролезть без очереди: « Мне только посмотреть», «Я только спрошу», и т.д. вплоть до поддельных ветеранских и инвалидных удостоверений. Но уж если встал… Другая любимая штучка: « Вы будите стоять? Я отойду ненадолго, мне очень надо. Скажите, что я занимал». И является к самому концу – отдохнувший или сделавший свои дела. А ты его пропускай или подтверждай, что он занимал. А почему бы не договориться: сейчас я погуляю, а потом вас отпущу? Еще одно излюбленное: очередь занимает один человек, а к концу очереди приходит толпа, которую он пропускает вперед себя. Если жлоб стоит перед вами, а товару мало, то он заберет весь оставшийся товар просто на всякий случай. Бесполезно просить его оставить вам хоть килограмм, когда он берет 20, хотя бы вы стояли 5 часов, а потом его пропустили, как занявшего вперед вас.

Очередей стало меньше, но жлобов больше. Это они сидят в парках и на бульварах с ногами на сидениях, кладут ноги на низкие столики в холлах гостиниц и ставят ноги на сиденья в электричках. Жлобу бесполезно говорить, что на этом месте теперь нельзя сесть, за этим столиком теперь нельзя есть и пр. Он скажет, что его ноги и ботинки очень чистые, а сидит он с ногами на скамейке потому, что она грязная. Жлобы вообще очень чистоплотны. Например, они не закрывают в общественном туалете краны с водой и не спускают за собой в унитазе, потому что за краны и устройства для спуска могли хвататься другие люди грязными руками. Если место грязное, то они могут нагадить и на пол, чтобы не подходить к грязному толчку. Collapse )


автоном http://uborshizzza.1mgmu.com/?p=381
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Эдвард Лукас. Новая холодная война. Глава 5. Прошлое

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


В данной главе Лукас рассматривает отношение путинского режима к истории России. Вновь у меня возникает подозрение, что книга написана для пиара Путина внутри страны, потому что многое, что ему ставится в упрек, я бы одобрила.

Для начала Лукас рассуждает о важности исторических вопросов для идеологии. На Западе есть и были недалекие люди, которые разделяют точку зрения Генри Форда, что история это « более – менее чушь». Ему ближе точка зрения из романа «1984»: « Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее. А тот, кто контролирует настоящее, властен над прошлым». Самое главное, на его взгляд, это то, что нельзя проводить никакие параллели между действиями СССР и России с одной стороны и Запада с другой. Например, кто-то может сказать, что « В послевоенный период Запад и СССР в моральном плане стоили друг друга: Советский Союз оккупировал Восточную Германию не меньше, чем США – ФРГ. Сегодняшнее членство Восточной Европы в НАТО сравнимо с ролью Варшавского договора в прошлом. Сравнение может показаться поверхностным, но оно опрокидывает целую систему взглядов, на которой базировалась не только послевоенная история Европы, но и текущая политика континента. Если холодная война в Европе перестанет быть борьбой между свободой и тиранией, а вместо этого становится лишь старомодной геополитической дракой, то ценности и пожелания избирателей не имеют никакого значения. Бывшие государства-сателлиты были не порабощенными народами, покоренными идеологией зла, а пешками на шахматной доске. Америка, финансировавшая польскую «Солидарность», морально равна Советскому Союзу, помогавшим сандинистам и Никарагуа».

Действительно, так черт знает до чего можно дойти: еще и признаешь русских людьми, а не чертями из ада. Collapse )