May 4th, 2011

Фото убитого Бен Ладена

Collapse )


ЦРУ в бложике Тёмы объявило конкурс на лучшую фотку убитого Бен Ладена. Победившая жаба будет предъявлена в качестве долгожданного неопровержимого доказательства вместо той халтурки, которая была сляпана по горячим следам



Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

паззл 8 на 6 "Роллс-Ройс"

4 мая 1904 года было начато производство автомобилей "Роллс-Ройс"

Примерный вид картинки для складывания:




На теге "Тесты" - куча других тестов. На теге "Паззлы" - паззлов. "Мы бодры" надо петь бодрее, а "веселы" - веселее...

Мыслепреступление

Collapse )

28 мая в Монровии, Либерия, сотрудниками агентства США по борьбе с наркотиками совместно с местной полицией задержан российский гражданин, летчик транспортной авиации Константин Ярошенко, который затем был переправлен в США.
14 июля в МИД России был приглашен посол США в России Джон Байерли, которому было указано на недопустимость действий, предпринятых американскими властями по задержанию и незаконной транспортировке Ярошенко на территорию США.
Представляю, как они испугались! При такой нашей крутости в следующий раз похитят президента. А что? С Норьегой, диктатором Панамы ведь так же поступили в 1988 году?
Улики, собранные прокуратурой Южного округа Нью-Йорка против владельца компании "Роставиа" Константина Ярошенко и трех его сообщников Чикбо Петера Уме , Натаниэла Фрэнча и Кудуфи Мавуко, присяжные обсуждали более двух дней. 28 апреля 2011 года присяжные в Нью-Йорке вынесли обвинительный вердикт российскому летчику Ярошенко, признав его виновным в вердикт в преступном сговоре о контрабанде крупнейшей партии кокаина. Приговор пока не вынесен, но срок, очевидно, будет не малый – от 10 лет до пожизненного заключения.
Константин Владимирович Ярошенко, 1968 года рождения, летчик гражданской авиации. С 1999 года работал пилотом по контракту в странах Африки. Житель города Ростова.
Вот, собственно, и все, что можно найти в Интернете. Но сегодня вышла интересная статья в «Новой газете».
«В 2009 году группировка наркоторговцев под руководством Хесуса Эдуардо Валенсиа-Арбелаеса по кличке Падре приобрела в Молдове за 2 миллиона долларов подержанный Ан-12, для того чтобы возить кокаин из Венесуэлы в Западную Африку…В конечном итоге Ан-12 оказался в руках африканской резидентуры DEA — американского управления по борьбе с наркотиками, давно разрабатывавшего Падре и его команду. Арбелаес был арестован в Бухаресте, выдан в США, признал себя виновным и получил 17,5 лет тюрьмы. Завершив операцию, DEA больше не нуждалось в старом самолете и решило либо его продать, либо использовать как наживку. Самолет перегнали на маленький аэродром под либерийской столицей Монровией. На объявление о продаже самолета откликнулся Ярошенко, владевший небольшой авиакомпанией «Роставиа». Через некоторое время ему позвонил господин, который представился Патриком Маккаем (Пэдди). Разрабатывать Ярошенко начал Маккай, который родился в Адене, служил в английских ВВС, а потом летал в Египте, Судане и других африканских странах, опыляя поля и перевозя грузы. Он работает тайным агентом DEA около 6 лет и получил за это время примерно 450 тысяч долларов. Маккай договорился встретиться с Ярошенко в Киеве и принимал его в номере отеля «Интерконтиненталь». Номер был оборудован микрофонами и видеокамерой. Как следует из прослушек, разговаривая с Ярошенко, маленький ирландец поначалу выражался осторожно и не предлагал ему открытым текстом возить кокаин — упоминал некие «спецгрузы». В Киеве ирландец познакомил Ярошенко еще с одним тайным осведомителем DEA — Энотиадисом (Набил), который работает на эту спецслужбу вот уже ровно 30 лет и получил за это время 1,7 миллиона долларов (за разработку подсудимых ему выдали в январе премию в сумме 53 тысяч долларов). «Его интересует только наркобизнес», — предупредил Ярошенко ирландец Маккай перед тем, как познакомить с Набилом. И если бы в ответ Ярошенко вскричал: «Да ну его тогда на фиг!» — жизнь его сложилась бы иначе. Но он и глазом не моргнул.
Маленький небритый грек, который в своей частной жизни владеет компанией по проектированию интерьеров, представился ростовчанину как финансист, обслуживающий одновременно и колумбийские наркокартели, и либерийское семейство Сирлифов — президента страны Эллен Джонсон-Сирлиф и ее пасынка Фомбу, который руководит Агентством национальной безопасности.
Фомба и его заместитель Энтони Соу — тоже тайные агенты DEA.
Фомба, Соу, Маккай и Набил сообща разрабатывали под микрофонами и видеокамерами четверку заговорщиков.

[Далее Ярошенко выехал в Либерию, где его позже похитили]

Нигериец Чигбо Питеру Уме, уже отсидевший в американской тюрьме за контрабанду килограмма героина из Таиланда, а также ганцы Кудуфия Мавуко и Натаниэл Френч. Уме следствие называет организатором операции, в рамках которой эта четверка, по версии прокуратуры, должна была возить кокаин из Южной Америки в Либерию и потом в Гану, откуда часть его собирались прятать в дипломатической почте и доставлять в Нью-Йорк. Ярошенко, судя по разговорам, которые несколько дней подряд звучали под сводами судебного зала… обсуждал возможность завоза кокаина в Россию. Прокурор иллюстрировал свою заключительную речь, проиграв часть разговора, в котором ростовчанин подписывается транспортировать в Либерию 5 тонн кокаина (или «5 тысяч кусков», как закодировал этот груз Уме) и просит за работу 4,5 миллиона долларов.
Ярошенко потребовал задаток в 3 миллиона. Когда Уме заартачился, ростовчанин объяснил: ему нужно платить экипажу, покупать горючее, расплачиваться с аэродромами и отложить деньги для семьи на тот случай, «если я сяду в тюрьму».

…Процесс не имел в США ни малейшего резонанса — американские репортеры на него не ходили.
Начиная с 4 апреля четверо подсудимых со своими защитниками сидели спиной к залу за одним длинным столом, а перед ними один за другим выступали свидетели обвинения. Адвокаты ни одного свидетеля так и не вызвали, в связи с чем седобородый федеральный судья Джед Рейкофф заметил присяжным, что от защиты ничего и не требуется: она может вообще просидеть весь процесс молча, работать обязано только обвинение.
Адвокаты африканцев мало того что не отрицали, что их клиенты занимались контрабандой наркотиков, они не уставали об этом напоминать. Однако категорически отрицали одно: что подсудимые знали о планировавшемся провозе кокаина в Америку.
Традиционной тактики придерживался один лишь защитник ростовчанина Ли Гинсберг, который героически настаивал на полной невиновности Ярошенко. «У вас есть право и власть для того, чтобы положить конец кошмару, который обрушился на мистера Ярошенко!» — заявил присяжным Гинсберг в своей заключительной речи.
«Обсуждение без договоренности не является сговором, — говорил он, доказывая, что Ярошенко мог обсуждать все, что угодно, но ни разу не согласился участвовать в сговоре, который ему вменяется. — Все, что мы имеем, — это слова, слова и еще раз слова!»
По словам защитника, у Ярошенко не было своего самолета, а злополучный Ан-12, из-за которого он спутался с Маккаем и его братией, «гнил» под Монровией, и на его ремонт требовалось 900 тысяч долларов. А если Ярошенко был не в состоянии возить кокаин, он не может быть участником сговора с целью его перевозки, доказывал Гинсберг.
Присяжные, однако, после долгих дебатов, согласились с обвинением. Окончательный приговор суд Нью-Йорка огласит в середине июня».
Ничего себе! За что их судят? Какая контрабанда «крупнейшего в истории США груза кокаина»? Не было же никакого груза! DEA сами придумали всю эту историю. Может быть, Ярошенко бы никогда и в голову не пришло возить наркотики в США, если бы не эти агенты. Может быть, он бы передумал, когда бы дошло до дела.
Вначале говорили, что на провокацию пошли, потому что знали, что он возил наркотики, но не могли его поймать. А куда он их возил? Ведь не в США же? Уж тогда пусть бы его судили в Либерии. И вообще этих обвинений нет. Так, может, он и не возил ничего?
Какая–то непонятная провокация с целью показать свою работу. У этого DEA огромный бюджет – вот они его и тратят. И очень интересно, что они работают по всем странам. Разве это законно? Наркотиков, кстати, что-то меньше не становится. Они бы лучше уж тогда афганцами занялись.
И очень мне нравится реакция нашей страны. Вначале только возникали, что Ярошенко похитили, а за что судят и как судят – плевать.