uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Литераторша для цыпочек Алина Холина, ее борьба с советским адом и нетривиальный отец

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)


Сегодня в Топе был очередной антисоветский бред.

USSR: веселье в Аду.
…мне страшно представить, что было в головах у таких людей, как они могли получать удовольствие от жизни, а сейчас уже — от воспоминаний о той жизни, когда они были первыми среди рабов и сами были рабами, но с привилегиями.
Я шла по Садовому кольцу от Даева переулка к кинотеатру «Форум», мне было лет тринадцать, на мне были кроссовки Nike, джинсы Levis и ужасно модная ветровка, и я смотрела на серые неухоженные улицы, на вывески МОЛОКО, МЯСО, ХЛЕБ — почти порнографические в своей примитивности, я видела грязные дома, которые выглядели так, будто война кончилась вчера, и я смотрела на людей, съёжившихся от безысходности. И мне казалось, будто я в романе Стивена Кинга «Лонгольеры» — ну, как одна компания попала во вчерашний день, который уже выцвел, в котором у еды и воды нет вкуса, и воздух мёртвый.
Я жила в той же самой стране, по которой сейчас тоскуют даже мои ровесники, и не могу понять, как можно всё это облагородить задним числом…Не знаю, что помнят люди, которые в, например, ресторане Жигули едят свой винегрет и слушают советскую эстраду. Для меня любая музыка тех лет — воспоминание о том, что посадить могли за пластинку Beatles. Или уже не посадить — но откуда-нибудь исключить, выгнать из института. В каждой советской песне заложен этот факт...я ненавижу со всем моим пылом все эти знаки и символы Советского Союза, все эти гастрономы и рестораны, мороженное «за 48 копеек».

http://top.oprf.ru/blogs/248/8212.html
Ну, немножко память ее подводит. «Лонгольеры» были написаны в 1990 году, а у нас их издали в 1991. 13 лет ей было в 1987 году. Пластинки «Битлз» фирмы «Мелодия» были в продаже с 1967 года, а уж на магнитофонах их сколько было! В 1988 году огромными тиражами выпустили «Вечер трудного дня» и «Вкус меда». Но не в этом, конечно, дело.
Это из блогов, размещенных на сайте «Трибуна общественной палаты». Арина Холина там 36-я в списке людей. Интересно, а список марсиан у них есть? Или нелюдей, или сверхлюдей? Вообще, интересный рейтинг. На первом месте там какая-то унылая никому неведомая экологиня. А на втором Маша Чебурашкина, которая достала все ЖЖ своими рассказами про любовников. А кто такая Алина Холина? Где-то я встречала ее имя. Смотрим.

«Арина Холина родилась в 1974 году в литературной семье – ее отец, Игорь Холин, был поэтом так называемой «лианозовской школы», популярной в 60-90-х годах. В поисках жизненного призвания Арина сменила три вуза – Институт стали и сплавов, РГГУ (экономический факультет) и МГИМО (факультет международной журналистики). Работала внештатным корреспондентом в глянцевых журналах. В 2004 году начала писать книги. Сейчас на счету автора около десятка романов. Среди них – «Дорогой, я стала ведьмой в эту пятницу», «Настольная книга сердцеедки», «Магия на каждый день», «Дьявол за правым плечом», «Галерея мужских пороков».
– Арина, литературные гены вам передал ваш отец – поэт Игорь Холин. Какую роль он сыграл в вашей жизни?
– Огромную. Надо начать с того, что он воспитывал меня один – мама умерла при родах. И когда я родилась, ему было 53 года. Друзья и близкие советовали ему отправить меня к родственникам во Владивосток, но он решил, что будет для меня и отцом, и матерью. И воспитывал до конца своих дней – умер, когда мне было 24. У меня было очень интересное детство, потому что оно проходило в особенной художественной среде. Друзья отца – московские художники и писатели казались мне такими героями Монмартра, сюрреалистами и дадаистами, которые сидели в парижских кафе и пили абсент – они все обсуждали искусство, читали стихи, ругались, спорили... Это было интересно и притягательно, тем более что большинство друзей отца были хорошо обеспечены – нищебродства не было, у всех были красивые квартиры с кучей картин и антикварной мебелью.
…– Вы одна из ярких представительниц жанра Chiklit – «литературы для цыпочек», пришедшего в Россию с Запада. Как вы нашли свою нишу?
- По-настоящему я начала писать после 20 лет – сама, никто меня не уговаривал. Это были рассказы для журналов, потом я взялась за романы. Я пишу книги в стиле «Иствикских ведьм» – правда, с добавлением «Секса в большом городе».
- – Вы живете только на литературу?
– Я профессиональный писатель, ничем больше не занимаюсь. На одну книгу у меня уходит три месяца. Я пишу по 5 страниц в день. Это занимает от 4 до 6 часов с обедом, с разгильдяйством, когда я должна выпить кофе, посмотреть любимый сериал. Я не перетруждаю себя, хотя бывают и периоды запарок. Пробездельничаешь, потом приходится догонять. Я на каждую книжку заключаю договор, должна соблюдать сроки. Это в моих интересах, потому что это моя зарплата.
– Как выглядит ваш распорядок дня?
– Я встаю в 10-12 часов, если вечером загуляла могу встать и в 2 часа дня. Завтракаю, потом раскачиваюсь и начинаю работать. Если нет цейтнота, то вечером иду на выставку, на презентацию, в клуб или с подружками в ресторан. В общем, ничего экстремального – с парашютом не прыгаю. (Беседовала Татьяна МЕДВЕДЕВА)


А вот отрывочек из какого-то ее романа.
«Никита – самый красивый из знакомых мне мужчин, и я уже много лет храню его, как и золотые часики с отколовшейся эмалью и с утерянным ключом для завода. Часики совершенно бесполезны и привлекательны только с одной стороны – той, где россыпь бриллиантов складывается в надпись «сувенир» и уцелела кобальтовая эмаль. Я часто проверяю, на месте ли они.
Никита так хорош, что не возникает ни малейшего желания им обладать – он как Эрмитаж, где блеск позолоты, череда холодных анфилад и тягость исторической нагрузки вызывают желание немедленно спрятаться на скромной дачке, зарыться в дырявый плед и читать растрепанный детектив.
Мы так давно с ним знакомы, что наши отношения уже можно назвать дружбой, раза два или три мы занимались любовью, но так и не стали любовниками – в том, что случилось, не было страсти. Грусть с оттенком инцеста – да, наша связь была скорее родственной, и те три эпизода, когда мы не нашли лучшего способа помочь друг другу в унынии и разочаровании, не запомнились, расплылись во времени
».
С меня, например, и этого хватит.
Но зато у писательницы очень интересный отец. - http://uborshizzza.livejournal.com/2047098.html
окончание следует
Tags: Критика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments