uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Расстрел царской семьи – самое ужасное преступление советской власти в истории человечества!

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)


Уже не первый день в зомбоящике какие-то люди (причем все, как на подбор, сытые и мордатые) с надрывом в голосе вещают о трагической судьбе царя Николая II и его семьи, расстрелянного большевиками, причем используют именно формулировки типа «Расстрел царской семьи – самое ужасное преступление советской власти в истории человечества!».

Конечно, расстрел, а тем более всей семьи, включая несовершеннолетних детей, да еще с примкнувшими врачом и слугами – событие трагическое. Но вот о чем можно спорить – это об исключительности этого события и о прочих сопутствующих обстоятельств, среди которых:
1. То, что найденные и с помпой перезахороненные останки принадлежат означенным лицам – не факт. Результаты генной экспертизы были весьма спорны, обстоятельства находки и прочее – тоже. Не зря Алексий II при панихиде использовал очень обтекаемые формулировки.
2. Вопрос канонизации (те, кто знают формулировки точнее, меня поправят) Николая II (Кровавого) хотя и относится целиком к ведению РПЦ, но тоже крайне тонок и вызвал в церковной среде массу споров. Фактически этот шаг был политическим, для того, чтобы присоединить к РПЦ зарубежную ветвь. При этом «степень канонизации» (еще раз – говорю приблизительными терминами) была выбрана небольшая, типа «праведник, но не святой».
3. Участь царей и членов царских семей – это не только ходить в парче и жемчугах, но и, в случае чего, отвечать головой. Если порыться в истории, как отечественной, так и зарубежной, то подобного найти нетрудно. По случаю вспомнили, что когда свергли Лжедмитрия, то порешили и его трехлетнего сына.
4. Во время гражданской войны историй, когда вырезали или расстреливали всю семью – множество, и делали это все стороны конфликта. Включая и белых.
5. Судьба Николая II должна была решаться в Москве, в суде, однако в условиях гражданской войны вывезти его туда не представлялось возможным. Быстрый расстрел семьи был вызван наступлением белых, которое было предпринято, возможно, в первую очередь именно для того, чтобы отбить Николая II. В условиях гражданской войны любой вменяемый человек прекрасно понимал, к чему может привести подобная акция.
6. После отречения от престола Николай II списывался со своими западноевропейскими родственниками, дабы они с семьей его приняли. Те его послали, дескать, их приезд может повлечь нежелательные политические последствия. Ну, а после предсказуемой гибели они все аж обрыдались.
7. Даже если у самого Николая II и были проблемы с выездом, то сразу после отречения он мог отправить в нейтральные страны свою семью, пусть даже как частных лиц. Почему он это не сделал? Вся история его правления говорит о том, что он был кретин, однако не до такой степени, чтобы считать его невменяемым, с которого надо снять ответственность за последствия своих поступков.

В общем и целом все это можно и нужно спокойно обсуждать, на основе документов, с учетом реалий того времени. Но вот чего точно делать нельзя – это нельзя историкам использовать формулировку «Расстрел царской семьи». На момент расстрела Николай II не был царем. Он отрекся, причем еще до появления советской власти. Так что, господа историки, не передергивайте и говорите про расстрел бывшего царя, добровольно отрекшегося от престола, что ввергло страну в пучину гражданской войны, и членов его семьи.




исходник и обсуждение


автоном : http://uborshizzza.1mgmu.com/?p=2054
Tags: Текущая политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal