uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Почему Россия не Испания? №2/1 Над всей Испанией безоблачный диктатор

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Идеологические размышлизмы)


Чтобы разобраться с недавним прошлым Испании, предлагаю вам выдержки из книги Михаила Антонова «От капитализма к тоталитаризму»
http://m-antonov.chat.ru/from_to/part_05.htm
Корни режима Франко - в истории Испании
То, что строй, установившийся в Испании, не похож не только на немецкий нацизм, но и на итальянский фашизм, объясняется особенностями как национального характера испанцев (которых, по словам публициста Вадима Белоцерковского, отличает "плохая совместимость с капитализмом"), так и истории страны.
Сегодня мало кто вспоминает, что два сравнительно небольших королевства, располагавшиеся на Пиренейском полуострове, - Испания и Португалия, ныне, кажется, так мало значащие в мировом масштабе, в XV - XVI веках были мировыми сверхдержавами, владычицами морей. Поэтому напомню, что в 1492 году Христофор Колумб, руководивший испанской экспедицией для поиска кратчайшего морского пути в Индию, открыл Америку (считая, что приплыл в Индию). А в 1497 - 1499 годах португалец Васко да Гама совершил плавание из Лиссабона вокруг Африки в Индию и обратно. Португалец Фернан Магеллан, руководивший в 1519 - 1521 годах испанской экспедицией, обогнул Южную Америку, первым пересёк Тихий океан и достиг Филиппинских островов, где погиб в схватке с местными жителями. Но корабли экспедиции, обогнув Южную Африку, вернулись на родину, тем самым совершив первое кругосветное путешествие.
В итоге этих Великих географических открытий Испания и Португалия создали громадные колониальные империи, и между ними началась борьба за мировую гегемонию. Одно время их даже пытался помирить папа римский, предложивший спорящим сторонам разделить мир по гринвичскому меридиану: к западу от него пусть будут владения Испании, а к востоку - Португалии. Действительно, испанцы завоевали почти всю нынешнюю Латинскую Америку, которая стала испаноязычной (за исключением португалоязычной Бразилии), и захватили колонии в Африке и в Тихом океане (Филиппины). Про эту империю тогда говорили, что над ней никогда не заходит солнце. А португальцы захватили большие колонии в Африке и в Азии. Правда, полюбовного раздела мира между этими хищниками не получилось, в 1581 - 1640 годы Португалия сама оказалась под властью Испании. Но тут произошло нечто непредвиденное.
Закат Испанской империи
Из американских колоний в Испанию (а из неё в другие страны Западной Европы) хлынул поток золота и серебра, но это не только не принесло ей процветания, а, наоборот, способствовало её быстрому экономическому и политическому упадку. Равновесие между денежной и товарной массами нарушилось, и цены на все товары, прежде веками остававшиеся почти неизменными, резко пошли вверх, что привело к обнищанию большей части населения Европы и прежде всего самой Испании, где цены выросли особенно резко. Испанские товары потеряли конкурентоспособность, промышленники и торговцы разорялись. Богатая Испания вступила в длительную полосу упадка и превратилась в нищую окраину Европы. Проиграв войны с Англией, она утратила господство на море, а в начале XVIII века европейские династии вступили в борьбу за испанский престол, переросшую в войну за испанское наследство.
В XIX веке в Испанию вторглись войска Наполеона. Воспользовавшись ослаблением метрополии, обрели независимость почти все испанские колонии в Латинской Америке. Отставание Испании от развитых европейских государств всё увеличивалось. "Жизнь в Испании остановилась, - утверждал великий испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет. - Новое не появляется, а старое не отмирает".
В 1898 году США напали на Испанию (на её заморские владения), уничтожили её флот и отобрали три последние большие колонии - Кубу, Филиппины и Пуэрто-Рико. Такого глубокого унижения гордая и воинственная испанская нация не испытывала на протяжении многих столетий. Обсуждение причин такого краха обострило борьбу между традиционалистами и модернизаторами, которая шла с начала XIX века.
"Дальше так жить нельзя", - это испанцы понимали. А как надо? Но либералы, республиканцы, социалисты и анархисты, а со временем и коммунисты, появившиеся на испанской сцене, считали, что для движения вперед надо устранить определяющее влияние монархии, аристократии и церкви на политическую жизнь. А правые усматривали все беды в ослаблении традиционных ценностей, основанных на учении католицизма. Общество оказалось расколото практически пополам, и пропасть между двумя лагерями все углублялась. Верх брали то правые, то левые, но в 1931 году монархия была свергнута и провозглашена республика.
Но это вызвало рост контрреволюции, и на политическую арену выступил генерал Франсиско Франко.
Путь Франко к власти
Откуда же взялся такой удивительный деятель? Его воспитала кастильская рыцарская, воинская, католическая среда с её стремлением к завоевательным походам и с пренебрежением к деньгам, к "золотому тельцу", предпринимательству и тем более к ростовщичеству. Благородные жизненные принципы этой среды дали плохие плоды в том смысле, что в Испании не сложилось национальной кредитной системы, подконтрольной светской части элиты (но такой денежной системы не сложилось и в других, даже самых развитых странах), и дееспособной индустрии. Управление денежными потоками оказалось в руках презираемых и преследуемых иноверцев. Поощрялось лишь овцеводство, дававшее сырьё для суконной промышленности, зерновые были в пренебрежении, большая часть продовольствия получалась из-за границы. Золото, хлынувшее в страну из Нового Света, обеспечив нобилитет роскошным уровнем жизни, не стало основой наполнения национального богатства в целом и не повлияло на уровень жизни всей нации. Оно лишь профинансировало индустриальное развитие других ведущих государств Европы.
Когда же началось промышленное развитие, оно сосредоточилось в приморских районах Каталонии и Страны Басков, населённых национальными меньшинствами, где были сильны сепаратистские тенденции. Большое влияние на развитие событий оказал и склад национального характера испанцев, их склонность к созерцательности, патриархальная лень, с одной стороны, страстность и склонность к экстремизму - с другой. В частности, нигде в Европе не получили такого, как в Испании, влияния идеи анархистов, их стремление к разрушению всего существующего порядка.
В первой половине XX века в Испании рос средний класс, выступающий за стабильность, отвечавшую и национальным интересам. Именно испанский средний класс и породил Франко.
Франсиско-Паулино-Эрменгильдо-Теодуло Франко-и-Баамондэ родился в 1892 году, окончил иезуитский колледж и военную академию. С того времени вся его жизнь была связана с армией. Более того, у него постепенно складывается идеал: вся страна - как армия. Во время колониальной войны в Марокко он приобрел боевой опыт, сделал блестящую карьеру и завоевал безоговорочный авторитет у армейской верхушки. В отличие от большинства офицеров, занятых больше вечеринками, чем выполнением своих служебных обязанностей, Франко всю жизнь посвятил службе. Он тщательно готовился к каждой боевой операции, не крал казенных денег, заботился о солдатах, следил, чтобы они получали полностью положенный им паёк. В 1916 году он был тяжело ранен пулей в живот, и после лечения получил назначение в город Овьедо - центр "красной" Астурии. Здесь в августе 1917 года Франко впервые имел дело с "врагом внутренним" - жестоко и решительно подавлял не разрешенную властями шахтерскую забастовку. Затем Франко перешёл в созданный в 1920 году Испанский иностранный легион, воевавший в Африке, и в 1923-м стал его командиром. Легион сыграл решающую роль в разгроме в основных сил марокканских повстанцев, а Франко стал национальным героем. В 1926 году он стал генералом, а еще через два года - начальником созданной Академии Генерального штаба. И это в то время, когда 80 процентов испанских генералов унаследовали от родителей титулы маркизов, герцогов или графов. Франко же к аристократии не принадлежал (но относился к ней с почтением, и когда женился по любви на аристократке, обрёл связи и в этой сфере).
Когда в 1931 году власть перешла к республиканцам, во многих городах опьяненные победой массы уже отправились жечь церкви и монастыри. А Франко твердо стоял за порядок и не мог допустить, чтобы государственная власть беспомощно валялась посреди улицы, а отечество погрязло в анархии.
Особое беспокойство Франко вызывало разложение армии при республиканцах. Её боеспособность упала, вооружение устарело.
Республиканское правительство закрыло "центр реакции" - возглавляемую Франко академию, а самого генерала отправило в запас. В отличие от подавляющего большинства испанских генералов правых взглядов, Франко вплоть до лета 1936 года не позволял себе высказывать свое недовольство новой властью или участвовать в заговорах против неё. Он считал тогда недопустимым вмешательство военных в политику, видел свой долг в служении Испании, кто бы ни стоял у власти.
Когда в конце 1933 года правые победили на парламентских выборах и захватили контроль над республикой, Франко назначили начальником Генерального штаба испанской армии. Ему поручили подавить новое восстание астурийских горняков.

Из всех организаций правых наибольшее внимание Франко привлекла основанная в 1933 году "Фаланга". Основатель Фаланги Хосе-Антонио Примо де Ривера считал, что восстановить прежнее величие Испании может только "национал-синдикалистское государство" с помощью механизмов тоталитарной власти и корпоративных институтов. Всю страну фалангисты рассматривали как огромный производственный синдикат. Движение признавало религиозные, католические ценности, однако подчиняло их задаче "национальной революции". Оно возвеличивало "славное прошлое" Испании и даже её историческое преимущество перед другими нациями.
Программа Фаланги носила подчёркнуто антикапиталистический характер. Фалангисты отвергали капиталистическую систему за то, что она "игнорирует интересы народа и дегуманизирует частную собственность" Они провозглашали своей целью проведение "националистической" революции и установление справедливого строя. Их лозунги - "За родину, за хлеб и справедливость!"; "Ни одного очага без огня, ни единой семьи без хлеба!"; "Через Империю к Богу!"; "Испания - неповторимая судьба во Вселенной!"
Но Фаланга так и не стала массовой партией. На выборах 1936 года за неё отдали голоса только 45 тысяч избирателей - из 13,5 миллионов.
В 1936 году уверенные в своей победе правые разработали избирательный закон, сводившийся к принципу: "Победитель получает всё". Но неожиданно для них победил на парламентских выборах левый Народный фронт. Его приверженцы выпускали из тюрем тысячи заключенных, поджигали церкви и монастыри, избивали священников, незаконно захватывали имения землевладельцев.
Начался разгром правых. Франко уволили с должности начальника Генштаба и отправили в почетную ссылку - военным губернатором Канарских островов.
Франко, в отличие от большинства генералов, понимал причины успехов Народного фронта. Испания осталась полуколониальной страной. Её промышленность не выдерживала никакой конкуренции. Положение народа было ужасным.
Из 11 миллионов трудоспособных испанцев 8 миллионов (2 миллиона мелких крестьян, 2,5 миллиона сельскохозяйственных рабочих, 2,5 миллиона шахтеров и промышленных рабочих, 1 миллион мелких ремесленников) влачили жалкое существование на черте бедности. Лишь 2 миллиона составляли средний слой торговцев и крупных ремесленников. Оставался еще 1 миллион, представлявший высший слой крупных землевладельцев и банкиров, интеллигенции и духовенства, чиновников и военных. Половина нации - около 12 миллионов человек - была неграмотна.
Для исправления положения нужны были гигантские инвестиции. В Испании иностранный капитал уже в значительной степени управлял производством электроэнергии, промышленностью, транспортом и связью. Однако эти инвесторы думали не о потребностях Испании, а о своих прибылях.
Большинство испанских политиков в тот период не разбиралось в закономерностях современной экономики. Отсюда и непродуманное начало земельной реформы, увлечение разного рода утопиями.
Франко не располагал программой экономической и социальной политики, но был убеждён в том, что существующие трудности не могут быть преодолены с помощью революции, а станут усугубляться, вплоть до наступления катастрофы. Только законность и порядок, по его мнению, станут надежной основой грядущей модернизации.
А республика и без участия заговорщиков-военных неудержимо шла навстречу гражданской войне. Несмотря на вмешательство гражданской гвардии, повсюду сельский пролетариат захватывал не только не используемые земли, но и засеянные помещичьи поля.
1 Мая 1936 года Народный фронт отметил грандиозным военным парадом и мощной демонстрацией. Над марширующими колоннами колыхалось море красных знамен, реяли транспаранты с изображениями Маркса, Ленина и Сталина. Демонстранты пели Интернационал, раздавались здравицы в честь коммунизма и России.
Выступление правых началось 17 июля 1936 года в Испанском Марокко. Главные гарнизоны Испании и штатские правые присоединились к мятежу позднее. Это лишило мятежников эффекта неожиданности, позволив сторонникам республики мобилизовать до 100 тысяч бойцов Народной милиции и в большинстве городов страны подавить попытки вооруженного выступления на корню. Мятежников не поддержало большинство вооруженных сил, почти две трети военных сохранили верность правительству. 20 июля капитулировали военные мятежники в Мадриде. Говорят, что окрыленные победой республиканские "милисианос" замучили там около 1000 пленных. И республиканцы, и националисты с первых же дней войны часто прибегали к уничтожению захваченных в плен политических оппонентов.
К тому же в авиационной катастрофе погиб глава мятежников - генерал Санхурхо, а их главный трибун Хосе-Антонио Примо де Ривера оказался на территории, контролируемой республиканцами, попал в тюрьму и был тайно расстрелян.
В первые дни боев мятежникам удалось захватить около трети территории Испании. Но столица Мадрид, крупнейшие промышленные центры, а в общем - три четверти населения страны оставались под властью республики. Судьба мятежа висела на волоске. И тогда ее взял в свои железные руки генерал Франко.
Франко прибыл в Марокко и, как старший по званию среди мятежных генералов, был избран верховным главнокомандующим вооруженными силами Испании, главой государства, главой правительства и генералиссимусом. Поэтому его вскоре стали называть в Испании "каудильо", что означает примерно то же, что "фюрер" у немцев или "дуче" у итальянцев. Поэтому антифашисты всего мира приравнивали его как диктатора к Муссолини и Гитлеру.
Но Франко отличался от этих диктаторов. Он тогда не имел политической доктрины или мировоззрения. Он не был вознесен к вершинам власти массами фанатиков. Незыблемую основу своего признания в качестве главы государства каудильо нашел в христианстве. Ведь лучше быть правителем по милости Божьей, спасителем христианской Испании, чем ставленником генералитета.
Франко попросил Муссолини и Гитлера помочь ему вооружением. Они предоставили ему самолеты. У обоих диктаторов было немало и других забот, и они неохотно оказывали поддержку Франко. Однако они знали, что в июле 1936 года в Москве было принято решение об оказании мадридскому правительству военной помощи. И все коммунистические партии занялись мобилизацией денежных средств и людских ресурсов. И Гитлер опасался, что в случае победы коммунистов в Испании эта "зараза" перебросится на Францию, где были сильны позиции Народного фронта. Тогда Германия окажется зажатой в клещи советскими и западноевропейскими коммунистами.
Получив самолеты, Франко смог перебросить личный состав своих войск из Марокко в Испанию, а тяжелое вооружение переправил на судах.
Но и советские корабли доставили республиканцам сотни специалистов и тысячи тонн груза, в том числе сотни сверхсовременных танков. Мексика в большом количестве поставляла республиканцам легкое огнестрельное оружие.
"Гражданская война в Испании... оказала огромное эмоциональное воздействие не только на современников в разных концах земного шара - она вызвала мощное духовное потрясение у всего человечества, эффект которого ощущается и по сей день. События в Испании способствовали чёткому осознанию миллионами людей того факта, что фашизм и человеческая цивилизация несовместимы; они формировали повсеместное и всеобщее неприятие “коричневой чумы”, которое во многом предопределило в последующем приход долгожданного Дня Победы". Так определил значение событий в Испании тех лет литературовед Хуан Кобо в предисловии к роману "Последние знамёна" (М., 1988), который написал непосредственный участник войны Анхель Мария де Лера.
Чем же объяснить громадный всемирный резонанс той войны? Это образно выразил Илья Эренбург, бывший в то время корреспондентом газеты "Известия" в Мадриде:
"В Европе тридцатых годов... фашизм наступал и наступал безнаказанно. Каждое государство, да и каждый человек мечтали спастись в одиночку, спастись любой ценой, отмолчаться, откупиться ... И вот нашёлся народ, который принял бой. Он не спас себя, не спас и Европы, но если для людей моего поколения остался смысл в словах "человеческое достоинство", то благодаря Испании".
Борьба испанских республиканцев против франкистов и итало-германских интервентов была полна примеров беззаветного героизма. В известном смысле это была странная война. Считалось, что воюют коммунисты с фашистами. Но коммунисты в лагере "левых" составляли меньшинство, несравненно больше было анархистов, социалистов и национал-сепаратистов. А в стане "правых" фалангисты, которых часто относят к фашистам, тоже не были определяющей силой. На стороне испанских националистов воевали корпуса итальянских "добровольцев"-чернорубашечников и немецкая авиация. Но и республиканцев поддерживали интернациональные бригады, созданные Коминтерном. Многочисленные иностранные военные советники были с обеих сторон.
Для советских людей, современников тех событий, эти годы остались в памяти навсегда. Посланцев республиканской Испании встречали у нас как героев, имена Энрике Листера, Хуана Модесто и других её храбрых генералов были у всех на устах. Я помню, как привезли в Москву испанских детей (их родители полагали - ненадолго, до скорой победы, а оказалось - на десятилетия, если не навсегда). У нас тогда вошли в моду шапочки-испанки. Многие советские военные (Р.Я.Малиновский, К.К.Рокоссовский, Р.Я.Малиновский, Г.И.Кулик, Д.Г.Павлов, И.С.Конев, Н.Н.Воронов, П.И.Батов, А.И.Родимцев, Г.М.Штерн, Я.К.Берзин, Я.В.Смушкевич и др.) добровольцами отправились воевать в Испании на стороне республиканцев (см. сборник "Мы - интернационалисты", М., 1986). Выдающийся советский флотоводец Н.Г.Кузнецов, отвечавший тогда за доставку военных грузов из СССР в республиканскую Испанию, оставил воспоминания об этой трудной миссии - книгу "На далёком меридиане" (М., 1989) и несколько статей. Лучшие из советских воинов, сражавшихся в Испании, стали Героями Советского Союза, кавалерами советских орденов, а впоследствии отличились как полководцы и храбрые командиры в Великой Отечественной войне. В газетах печатались очерки И.Эренбурга и М.Кольцова, в кинотеатрах показывали киноочерки Р.Кармена, также заслужившие широкое признание. Правда, не всем так повезло, иные были по возвращении в СССР арестованы по подозрению в том, что они завербованы иностранными разведками, и расстреляны как враги народа (в том числе и М.Кольцов).
Всё время, пока шла гражданская война в Испании (а это 1936 - 1939 годы), за её ходом с громадным сочувствием следили советские люди. У нас собирали продовольствие и подарки испанским женщинам и детям. В Испании солдатам республиканской армии показывали воодушевлявшие их советские фильмы - "Чапаев", "Мы из Кронштадта" и др. Испанцы платили нам такой же горячей симпатией.
Корреспондента газеты "Правда" Михаил Кольцов писал, что в августе 1936 года огромный город Барселона переживал "дни высшего подъёма, счастья и безумства". И день за днём он показывал этот громокипящий водоворот народной войны, справедливой, героической и ужасной.
В начале войны объективно лагерь испанских республиканцев был более мощным, чем силы Франко, но его разрывали внутренние распри и противоречия. Вот ещё короткие цитаты из "Испанского дневника" Кольцова:
Коммунистическая партия "собирает десятки тысяч добровольцев - их никто не зачисляет, не вооружает. Партия организует громадные воскресники для рытья окопов, - когда люди с песнями, с энтузиазмом приходят на место работ, им не указывают, где и что копать, держат целый день в ожидании, без лопат, без объяснений, разочаровывают и озлобляют. Партия организовала мобилизацию для военного производства на множество заводов, рабочие согласны бесплатно работать по ночам, они сами находят металл и прочее сырьё - им не дают образцов снарядов, их выпроваживают, когда они вместе с инженером приходят за заказом в военное министерство. Паника, саботаж, вредительство стихийно растут в столице, и правительство растерянно пасует перед ними". А что же Ларго Кабальеро, столь резко критиковавший прежнее правительство?
"Старик окружил себя самыми худшими из старых военных - бывшими колониальными администраторами, крупными помещиками, ничтожествами в военном отношении и реакционерами в политическом ...
Кругом зреют заговоры и провокации, готовятся террористические и диверсионные акты, бродят чудовищные панические слухи. Фашисты водят за нос правительственных чиновников, пролезают во все учреждения, даже не стараясь прикрыться".
Осенью 1936 года мятежники вплотную подошли к Мадриду. Правительство, не веря в возможность отстоять город, в ноябре покидает его. В Мадриде была создана хунта, ответственная за оборону столицы. Во главе её поставлен генерал Хосе Миаха, у которого была стойкая репутация одного из самых незадачливых военачальников. Но республиканская армия, при поддержке трудового люда Мадрида, а затем и подоспевших к тому времени интернациональных бригад, в ожесточённой борьбе остановила продвижение противника, который до самого окончания войны в апреле 1939 года так и не смог захватить столицу.
У Франко беспорядка в тылу не было. Ему, воспитанному в духе верности консервативным монархическим идеалам, идеология фалангистов была чужда, но он широко использовал её фразеологию. Он провозгласил декрет о слиянии всех правых партий в единую "Испанскую традиционалистскую фалангу и Хунту национал-синдикалистского наступления" и сам ее возглавил.
Но Фаланга, созданная в 1933 году, и Фаланга, преобразованная Франко, это две во многом разные партии. Ещё остававшихся в живых лидеров старой Фаланги, придерживавшихся антикапиталистического курса, по приказу Франко расстреляли. Ряды фалангистов пополнили карьеристы, жаждавшие высоких постов.
Ход этой войны 1936-1939 годов хорошо известен. Республиканцы могли бы привлечь на свою сторону большинство трудового народа, если бы быстро провели обещанные реформы, в первую очередь аграрную. Но они осуществляли их робко, конфисковали только землю помещиков, явно выступавших на стороне мятежников, но и то передали её не крестьянам, а государству, объявленному "республикой трудящихся всех классов". А государство когда-то распределит землю между крестьянами. Анархисты же захватывали любую собственность и объявляли её своей. Активно действовали в лагере республиканцев и троцкисты. Во многих местах в деревнях стали создавать коллективные хозяйства. Вот зарисовка с натуры -снова обращаюсь к "Испанскому дневнику":
«В итоге народ мало что получил от республиканской власти, даже напротив, выросла безработица. Не весь трудовой народ поднялся на борьбу. И потому франкисты в кровавой борьбе шаг за шагом отвоевывали у "красных" Испанию.
Некоторые генералы франкистов предлагали разбомбить индустриальные центры в районах, находившихся под властью республиканцев, чтобы лишить их возможности производить вооружение. Но Франко отказался. Промышленность будет нужна стране после его победы».
Но решающую роль в испанской трагедии сыграли события на мировой арене. С подписанием 29 сентября 1938 года Мюнхенского договора растаяла надежда республиканцев на спасение за счёт европейской войны. Ведь если бы Германия и Италия оказались в состоянии войны с Англией и Францией, им было бы не до помощи Франко. Было решено распустить интернациональные бригады, которые служили ударными группами республиканской армии. В итоге наступление республиканцев закончилось крупнейшим поражением. И хотя СССР поставил ещё сотни самолётов, пушек и пулемётов, это оружие, доставленное во французский порт Марсель (привезти его в испанские порты было невозможно из-за морской блокады, установленной мятежниками), застряло во Франции, которая закрыла свою границу с Испанией. Пути помощи республиканцам извне были отрезаны, тогда как армия Франко бесперебойно получала вооружение из Германии и Италии.
Основные лидеры республиканцев либо уже уехали за границу, либо держали наготове самолёты для этой цели. По мере того, как над республиканцами сгущались тучи, в их лагере возник заговор военных, согласных на капитуляцию.
Эта "пятая колонна" сыграла свою предательскую роль на заключительном этапе испанской войны. Республиканцы, почти без оружия, страдавшие от холода и голода в осаждённом городе, оказывали героическое сопротивление противнику. Эренбург писал, что сопротивление республиканцев во вторую половину 1938 года кажется ему ещё большим чудом, чем оборона Мадрида в первую осень войны.
Но командующий армией Центра полковник Сихисмундо Касадо оказался предателем, тайно согласовывавшим свои действия с Франко. Он вовлёк в заговор генерала Миаху и ряд других руководителей обороны Мадрида. Был пущен слух, будто Франко обещал помиловать сдавшихся без боя. В обстановке, казавшейся почти всем республиканцам безнадёжной, в стане защитников Мадрида разгорелся спор между сторонниками борьбы до последнего конца (ведь армия ещё насчитывала полмиллиона бойцов) и теми, кто поверил обещаниям франкистов, якобы жаждущих национального примирения. Спор перешёл в вооружённую борьбу между двумя лагерями республиканцев, когда Касадо организовал переворот, выступив против законного правительства. Это привело к развалу Народной армии и обеспечило лёгкую победу Франко. Последний премьер республиканского правительства Негрин ещё 6 марта вместе со своими министрами покинул Испанию на самолёте. Стойко продержавшийся в осаде всю войну, Мадрид был не завоёван франкистами, а преподнесён им на блюдечке группой предателей.
Касадо, подписав капитуляцию, эмигрировал, как и Миаха.
28 марта 1939 года националисты без единого выстрела вошли в Мадрид. А 1 апреля Франко заявил: "Сегодня национальные войска после разоружения и пленения Красной Армии достигли своей последней военной цели. Война окончена". Франко был объявлен пожизненным "верховным правителем Испании, ответственным только перед Богом и историей". Но его диктатура долгое время вызывала неприятие в различных слоях общества.
Расправа с побеждёнными была задумана Франко как акция устрашения, чтобы и впредь никому не вздумалось сопротивляться установленному им режиму. По разным данным, расстреляно было от 70 до 200 тысяч сторонников республики.

Tags: Идеологические размышлизмы
Subscribe

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments