uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Рецензия на книгу А. Козловой «Люди с чистой совестью»

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Некоторое время тому назад мне попадались в прессе отзывы на роман А.Козловой «Люди с чистой совестью». Они были противоречивы. Так М. Арбатова считает А. Козлову очень талантливым автором, почему и выдвинула ее роман на премию «Нацбест». А Г. Нехорошев, который входит в жюри этой премии, написал разгромную рецензию на данное произведение. Другие отзывы также разделились, но многие признают А.Козлову многообещающей молодой писательницей. Пришлось прочесть, чтобы понять, кто же прав.

Вначале о хорошем. Книга выпушена в твердой обложке, имеет карманный формат, невелика по объему (222 страницы), напечатана крупным шрифтом на хорошей бумаге (издательства «Амфора»). На обложке – изображение рентгеновского снимка грудной клетки с нарисованным сердечком, что будет полезно изучающим анатомию.
Цена книжки в 234 рубля несколько высока, но такие у нас теперь цены: по ним мы уже переплюнули Европу.

Романом данное произведение названо по недоразумению, это скорее растянутый анекдот с лирическими отступлениями и философскими обобщениями. Большинство критиков хвалили Козлову за хороший русский язык, отмечая, что в отличие от ее прежних книг в «Людях с чистой совестью» нет мата. Видимо, это и означает в наше время «хороший русский язык». Кроме того, известно, что она происходит из семьи потомственных писателей. Кто-нибудь слышал о писателях Козловых? Я, увы, нет. Сама Козлова рассуждает о писательстве как-то без энтузиазма: «Чтобы прославиться, писателю достаточно пары талантливых книг, не больше, ведь тот факт, что у человека находится пара мыслей, которые он в состоянии выразить, сам по себе поразителен, а дальше остается лишь управлять собственным угасанием».

Еще она была замужем за молодым писателем и политиком Шаргуновым, и в книге содержится описание жизни этого круга.

Итак, главный герой, Валера, вначале был нацистом и фашистом, но потом женился по большой любви на дочери депутата и стал по наводке тестя лидером молодежной Партии любви, главной задачей которой были публичные проявления любви к политике государства. Видимо, имеется ввиду движение «Идущие вместе» или «Наши». Политика, как и писательство, представляются мало интересным делом.

«Но политика — это наименее существенная и наименее ценная сторона жизни. Политика — это грязная пена течения, тогда как настоящая жизнь реки разыгрывается гораздо глубже. …И если наука и искусство есть подлинная арена истории, то политика — нечто вроде закрытой лаборатории, в которой веками производятся унизительные эксперименты над человеком, из-за плотных дверей которой доносятся визг и стоны. Подопытных людишек сбрасывают там в тюрьмы, затем снова извлекают на свет божий, прельщают аплодисментами и устрашают петлей, предавая и понуждая к предательству.»

Руководство партией Валера осуществляет вместе с Федором Рыбенко – крайне мало приятным человеком. Он пьяница, вор, циник и и развратник, кроме того, имеет большое брюхо и неопрятный внешний вид.

Валера любит свою жену Дашу, которая хотя и глупая, но очень красивая. Однако у Даши есть психологические проблемы, вызванные гинекологическим заболеванием, в результате которого она лишилась одного яичника и фаллопиевой трубы. Это несчастье так повлияло на бедную девушку, что она начала пить и пустилась во все тяжкие, в частности стала любовницей нечистоплотного Рыбенко. В итоге герои стали жить втроем. Валера пошел на этот союз из-за любви к Даше, а также потому, что сам рос в похожей ситуации. Его отец стал инвалидом, а мать привела в дом своего любовника. Они жили одной семьей, пока все не умерли. Даша же росла без матери, что также сказалось на ее воспитании. Рыбенко не знал своего отца, а его мать всю свою любовь отдала домашнему животному – кабану, которого она держала на балконе. Таким образом, все герои имели предпосылки для несколько неформального союза. Герои много пьют, нюхают кокс, занимаются сексом, потом Рыбенко спьяну погибает, а Валера становится инвалидом –спинальником. Вот, собственно, и весь сюжет.

Но некоторая пунктирность сюжета зато подкрепляется обширными философскими отступлениями о жизни вообще и о семейной жизни в частности. Так Рыбенко рассуждает: «Вот, говорят, ты, парень, родился, метафизически ты стоишь по колено в говне, то есть живешь. Но есть, парень, такая штука, любовь называется, она тебе поможет. Ты оглядываешься по сторонам и по говну, черпая говно ботинками, подходишь к какой-нибудь девчонке, которая тоже, естественно, по колено в говне. И у вас начинается любовь. Тоже в говне. В каком-то смысле с любовью даже хуже, чем без любви, она заставляет поверить, что все в этом мире по-настоящему. Если до девчонки ты был в говне только по колено, то с ней — ее ведь надо трахнуть, язычком пощекотать, поспать с ней, — с ней ты вываливаешься в говне полностью. поспали, девчонка уже с пузиком. Говорит, какое же говно этот мир, в котором мы живем, ах, как жалко нашего маленького ребеночка! Вот бы нам с тобой обустроить для него такое тихое местечко, где хотя бы говна поменьше будет. Это и есть любовь, старик. От этого и стреляются. Объективную мерзость можно пережить, потому что в ней твоей прямой вины нет, и ее неистребимая мощь от тебя не зависит. А вот собственное твое создание, когда по прошествии лет ты на него взглянешь, оно и заставит о пуле задуматься. То, что ты сам сделал. Когда вдруг проснешься в вашем с бывшей девчонкой тихом местечке, ножки с кровати спустишь, чтобы в ванную идти, и увидишь, что ты уже не по колено, а по пояс. Это еще хорошо, если по пояс, некоторые под конец жизни уже по грудь».

А вот рассуждения Валеры: «…такие частенько, если верить Рыбенко, расстреливают свои семейства, а затем и себя — в азарте. Трудно ответить, почему это происходит: от распущенности юных или чрезвычайной добродетели пожилых, и почему хотя бы один подобный случай не заставляет молодоженов поражение замереть над книгой брачных записей в загсе, как они наверняка бы замерли перед щенятами на птичьем рынке, узнав из передачи «ЧП», что в зрелом возрасте эти щенята откусывают детям руки, а с одной старушки так и вовсе скальп сняли?»

Жизнь, вообще, коварна: «А потом случилось то, что всегда происходит с людьми, которые хотят быть счастливы. Увы, людям свойственно забываться, подставлять жизни мягкое брюхо, валяться у нее в ногах и тихо наслаждаться тем, пускай извращенным, пускай порочным покоем, который она время от времени нам дает в качестве передышки».

«Внутренне Валера отдавал себе отчет в свойствах жизни. Обычно они таковы,
что, как бы плохо ни было, на следующий день будет еще хуже».



А виноват во всем вот кто: «Бог Сам постоянно менял Свои решения и Свои законы. Сначала Он создал человека, вложив, как в сосуд, запечатав в него слабость и сомнения. Потом, убедившись в том, что человек и впрямь неприлично слаб, выгнал его с женой из рая. Человек мучительно жил, борясь со стихиями, возводя свои жалкие хижины, оставленный и одинокий. В дальнейшем Бог решил и вовсе уничтожить людей, что опять-таки было крайне нелогично, по-ельцински. Это было сравнимо с тем, чтобы выпросить в зоопарке или у охотников медвежонка, поселить его в квартире, а потом гневно пристрелить из-за того, что медвежонок съел собачку. Чего же Господь от человека ждал, вышвыривая его вон? По непонятной прихоти Он следующим этапом наделяет по сути случайного человека полномочиями нового прародителя, благословляет того строить корабль для животных и для своей семьи. И все вроде бы успокаивается на какое-то время, пока Богу не взбрела на ум новая блажь —-отправить на землю Своего сына, чтобы тот еще раз сломал человеческий порядок и установил новый закон. И снова Бог недоволен людьми, убившими Его сына из лучших, в общем-то, побуждений. Люди стремились всего лишь сохранить Им же данный порядок, консервативная жажда двигала ими всего-то навсего.» Ну, вот и славненько, С Богом разобрались.

Кроме того, имеются и весьма странные рассуждения: «Ибо жажда порядка — стремление превратить человеческий мир в мир неорганический, где все действует бесперебойно, подчиняясь некоему безличному закону. Жажда порядка, понял Валера, есть одновременно и жажда смерти, ведь сама по себе жизнь — извечное его нарушение. Или можно сказать иначе: жажда порядка являет собой добродетельный предлог, с помощью которого ненависть к людям прощает себе свои бесчинства.» Как все завернуто!
«Мелодии, извергаемые Антоновым из бутафорской электрогитары, да и сам его на удивление неизменный внешний вид выражают некое общечеловеческое томление несбывшейся надежды, и в этом смысле фигура музыканта ничем не отличается от фигуры, скажем, генерала Власова. Ведь если сдуть с Власова, как пыль с графина, книжный налет зловещего предательства, получается, что перед нами обычный импотент, чьи мечты жизнь опрокинула и разбила, и вот они агонизируют перед ним, словно гигантский перевернутый на спину жук. Пожалуй, еще более чем их взаимное, вполне возможно, неосознанное стремление выражать затертые истины, Юрия Антонова и Андрея Власова объединяет их храбрость. Не всякий отважится бросить вызов интеллектуализму во всех его проявлениях и всю жизнь исходить из интересов не просто кретинов, но еще и состарившихся кретинов». В общем, что общего между ботинком и карандашом?

«Мужской мир — это ведь что-то вроде автобана, где о тебе судят по твоей машине, каждый норовит уязвить другого каким-нибудь особенно заковыристым обгоном, это жесткий и грустный мир, где из печатной продукции можно купить только порно и журналы об автомобилях. Об этом универсуме почти не говорят, правда, и сказать о нем особо нечего. Здесь не складывается каких-либо новых, неизвестных типов поведения, не рождается тем и сюжетов для романов, короче, мир этот мало известен и не заслуживает известности. Женщина нужна и даже становится поводом для стычек только в том случае, если красива. Во всех прочих случаях она просто благодарит Бога, если кто-то берет ее в свое путешествие, потому что в дороге она может оказаться полезной — заштопает носок и сбегает в магазин за продуктами». Спрашивается, зачем же писать о мужском мире, если имеешь о нем такие смутные представления? Впрочем, представления о самых обычных вещах тоже необычные.

«Другая половина ровесников томилась в менее презентабельных, как правило, имеющих статус районных, школах. Такие здания были подревнее, из мелкого красного кирпича, четырехэтажные, кубической формы, на некоторых между третьим и четвертым этажом белели овальные камеи — Горький, Толстой, безусловно, Ленин. В красных школах не изучали иностранные языки, в них не преподавали машинопись, в классах изнемогали дети алкашей со слабыми в силу образа жизни родителей способностями и отпрыски татарских дворников, которые вообще не понимали, зачем ходить в школу.» То есть девушка так и не заметила, что на этих «камеях» нет Ленина: там всегда были Толстой, Горький, Пушкин и Маяковский. Похоже также, что девушка перепутала камеи с каменюками.

Итак, ни речевые характеристики героев, ни их поведение не отличают их друг друга. Характеров нет, сюжета – практически нет, так сказать, философия, - это уже за гранью. То ли родные писательницы тоже воспитывали дома хряка, отчего у нее такой мрачный взгляд на жизнь, то ли – стремление эпатировать, но в любом случае, это очень глупо.

По-видимому, в книгу вошли также анекдоты из жизни известных автору, но неизвестных читателю людей, и куски из постов на абстрактные темы. Вот и готов роман. Боюсь, что сетевая литература погубит просто литературу. Невозможно представить, чтобы тексты такого уровня ранее выдвигались бы на премии. Чем объяснить благожелательные отзывы критиков, я не знаю. Догадки имеются, но они не делают мне чести. Есть многое на свете, как говорится…"
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Recent Posts from This Journal