uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Взгляд биолога на политику

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Чужое)


Продолжаю публиковать очень любопытные куски из малотиражной книги Лабаса. На этот раз – взгляд на политику с точки зрения биолога.


Ни одно доброе дело не должно оставаться безнаказанным, или почему неблагодарность — профзаболевание начальников?

У обезьян распределение пищи между членами стаи контролирует вожак. Если, например, в вольер с павианами поставить ящик, полный фруктов, первым к нему подскочит именно он. Затем, с его молчаливого согласия, приблизятся симпатичные ему самки и те самцы, к которым он относится наиболее терпимо. Подпускать к пище «по очереди» или даже изредка давать ее находящимся ниже по рангу особям — неотъемлемая привилегия вожака. Те, которые осмелились бы самостоятельно контролировать распределение пищи и даже предлагать бананы вожаку, подверглись бы незамедлительной атаке, как нарушители иерархии.
Конечно, иерархия вовсе не означает, что обезьяны едят строго по очереди, причем первые наедаются вдоволь, а последним даже перекусить нечем. Полного и четкого порядка нет и в помине, но тенденция прослеживается. Одни животные подойдут раньше, другие — позже, и если какой-нибудь самец, кроме вожака, вдруг начнет самоуправствовать, кого-то отгоняя, а других, напротив, подпуская, то он, конечно же, получит взбучку.
У обезьян и в отношениях «вожак — подчиненная особь», и при контактах «детеныши — взрослые» выпрашивание неизменно связано с позой подчинения. Выпрашивает всегда низший, а дает высший. Так уж заведено в животном мире. Часто, если самка выпрашивает что-то у самца, она демонстрирует ему свою готовность к соитию. Вожаку выпрашивать незачем. Он просто берет по праву сильнейшего.
Учитывая поразительное сходство поведения, связанного с иерархическими взаимоотношениями, у человека и у прочих приматов, вполне можно допустить, что и механизм оценок иерархического ранга в связи с отношениями «дающий — принимающий в дар» гнездится где-то в глубинах подсознания. «Обезьяний архетип» (никуда не денешься от собственного бессознательного ощущения!) постоянно заставляет нас в глубине души смотреть снизу вверх на любого, кто оказывает нам крупную бескорыстную услугу. Такого человека мы невольно воспринимаем как индивида более высокого социального ранга — подчас весьма неприятное чувство, граничащее с унижением. То ли дело те, кому аналогичные услуги оказываем мы сами! Где-то в подсознании такие люди представляются нам существами, несколько более обделенными, стоящими ниже нас.
У многих диких племен Африки, Южной Америки и Океании распределение пищи и других жизненных благ — исключительная прерогатива племенного вождя или старейшин племени, и никто не смеет покушаться на это их право. Убил охотник дичь, принес вождю со всяческими выражениями покорности. Это — не дар! Вождь созывает соплеменников и распределяет добычу, при этом он волен и самого охотника одарить. Все охотники племени обязаны приносить всю добычу ему, и ничего общего с даром их приношения не имеют.
Приблизительно таковой же была и судьба военных трофеев во многих армиях. Солдаты все сносили в кучу, а командир потом одаривал тех, кого считал нужным.
Нечто поразительно сходное с распределением пищи в обезьяньей стае очень часто можно наблюдать в тюремных камерах и лагерных бараках, где содержатся уголовники. Вот как описывает такое распределение А.И. Солженицын:
«Политических грабят малолетки-шестерки и сносят все награбленное на нары пахану. Попытка что-то утаить может стоить жизни. Политзек вправе как бы в обмен на отнятое исходатайствовать место получше. И я возмущенно говорю пахану, что, отняв продукты, он мог бы нам хоть дать место на нарах... и что ж? Пахан согласен. Ведь этим я и отдаю сало, и признаю его высшую власть, и обнаруживаю сходство воззрений с ним — он бы тоже согнал слабейших. Он велит двум серым нейтралам уйти с нижних нар у окна, дать место нам. Они покорно уходят...»
Вожак и здесь тот, кто распределяет несправедливо приобретенные материальные блага. Тюрьма — общество и государство в миниатюре. Дань, которую платят пахан и все прочие зеки, не имеет ничего общего с добровольным даром. Право «дарить», как и многие другие права, узурпировано вожаком.
Еще пример на ту же тему. По сообщениям «Немецкой волны», один кореец, проживающий в Китае, в 1992 году посетил своих родственников в КНДР и в их семье подарил сладости маленькой девочке. Она его не поблагодарила, а, восхищенная, встали на колени перед портретами Ким Ир Сена и его тучного сына (тогда еще — наследника престола) и произнесла такую речь:
— Дорогие обожаемые вожди, спасибо вам за подаренные мне вкусные сладости.
В «Песни о нибелунгах» бросается в глаза следующий эпизод. Три брата — бургундские короли с дружинами пришли из Вормса на Дунай в гости к сестре Крумгилы и ее супругу, гуннскому королю Этцелю. Вместе с королями прибыл их вассал Хаген, который когда-то убил первого мужа Крумгильды Зигфрида. Королева, возмущенная его появлением, встречает гостей весьма нелюбезно. Хаген осмеливается упрекнуть ее за это. Цитируем дальнейший диалог:
Ответила Крумгильда:
— Учтив с гостями тот,
Кому доставить радость
Способен их приход.
А с чем таким из Бориса
Явились вы ко мне,
Чтоб рада вас принять была
Я у себя в стране?
С усмешкой молвил Хаген:
— Когда б я знал заране,
Что за гостеприимство
Вы требуете дани,
Поверьте, согласился б
Я по миру пойти,
Чтоб только вам, владычица,
Подарок привезти.
Вассал таким ответом грубо оскорбил королеву. Ведь в те времена (напомним, поэма написана в начале XIII столетия), в полном соответствии с иерархической структурой в группах приматов, было жестко заведено: подарки могут дарить только властители вассалам, но отнюдь не наоборот!
Во многих скандинавских сагах (Х-ХП века) командир дружины звался «кольцедарителем». Он дарил дружинникам за боевые заслуги большие золотые кольца, которые надевались на рукава. Только он во всей дружине вправе был раздавать такие награды. Да и в современной армии присвоение званий и боевых отличий — привилегия командиров.
Вот в чем вероятная причина «профзаболевания» властителей и начальников всех времен и народов, от древнеегипетских фараонов до современных президентов, генералов и генеральных директоров — их черной, прямо-таки свинской неблагодарности. Человек, оказывающий значительную услугу, инстинктивно воспринимается как опасный конкурент, личность, пытающаяся поставить себя выше или, по крайней мере, вровень с доминантой. Такого нарушения субординации не терпит никто из приматов, и мы в этом отношении — не исключение.
Вспомним, как недостойно вел себя ветхозаветный царь Саул по отношению к Давиду. Не лучше поступил в дальнейшем и сам Давид со своими военачальниками Урией н Ахавом.
Вся мировая история изобилует примерами такого свинства. Александр Македонский убил своего лучшего друга Клита, а ведь тот спас ему жизнь! Чингисхан безжалостно расправился со своим названым братом, ближайшим другом, спасителем, а потом вдруг «врагом» Джамухой-сэчэном. А как «отблагодарил» Людовик VII Орлеанскую деву за спасение Франции? Он даже не попытался выкупить ее из плена и спасти от костра.
Вообще конец карьеры многих великих полководцев печален. В этой связи можно упомянуть Фемистокла, Алкивиада, Ганнибала, Велизария, Суворова, Кутузова, Гарибальди, Жукова, Макартура и так далее, вплоть до недавнего героя «Бури в пустыне» — генерала Шварцкопфа. Даже капитан Евдокимов, приведший свои танки на защиту Белого дома в августе 1991-го, вскоре после того был с позором изгнан из армии уже новыми властями.
Все это явно свидетельствует о существовании некой общей закономерности. В отношении к таким военачальникам и монархи, и тираны, и демократические правительства извечно руководствовались принципом: «Мавр сделал свое дело — мавр может уйти».
Не слишком-то благосклонна была и Екатерина II по отношению к так много сделавшей для ее воцарения княгине Е.Р. Дашковой.
Люди любого звания не любят ощущать себя должниками. Любые правители, придя к власти, спешат отдалить от себя или даже ликвидировать всех, кто делил с ними риск и невзгоды предшествующей борьбы.
Мотивы бескорыстной дружеской услуги начальнику почти всегда непонятны, загадочны, чужды и подозрительны. Иное дело — лесть. О ней этого не скажешь. Лесть — словесный аналог позы подчинения — вызывает приятное ощущение превосходства. Так уж устроен этот «безумный мир»!..
Нам могут возразить: а как же в таком случае истолковывать коррупцию, мздоимство и взятки, охотно принимаемые многими власть имущими?
Взятка — не добровольный дар, точнее, не бескорыстное подношение. Она тоже — аналог позы подчинения. Конечно, эффект взятки немало зависит от поведения взяткодателя. Наши рекомендации последним: если уж «суешь в лапу», то делай это с самым скромным видом и почтительными поклонами. Не помешают в таких ситуациях и ключевые слова типа:
— Только на вас вся надежда! Пропал бы я без вас! Не обижайтесь, Бога ради, я ведь от чистого сердца! Это — просто символический подарочек на память вашим супруге и дочери!.. — Увидите, клюнет!
Власть оказывается в руках у нового правителя. Сперва он обходителен и мил с подчиненными, а главное, опирается на плечи верных соратников по борьбе и держится с ними, как с равными, внимательно прислушиваясь к их советам. Однако проходит год-другой, и на смену преданным друзьям-сподвижникам приходят новые любимцы — льстецы и проныры.
Результат этой смены нередко не заставляет себя ждать. Приближенные организуют заговор, устраивают дворцовый переворот. И вот уже новый правитель как ни в чем не бывало повторяет ошибки предыдущего. Иной раз таким образом начинается настоящая чехарда свергающих друг друга все более ничтожных царьков. Арабы, заметившие эту чехарду в Багдадском халифате в первые века его существования, придумали поговорку: «Династия состоит из основателя, продолжателя, подражателя и разрушителя». Общество, в котором к высшей власти прорываются путем лести, интриг и заговоров, обречено на деградацию и загнивание.
Вероятно, читатель заметил, что и сейчас в нашей стране происходит нечто подобное. Однако, откровенно говоря, все это больше похоже на проблему для истории политиков, но не этологов. Почему же она заинтересовала и нас? Дело в том, что, судя по всему, психологический механизм неблагодарности правителей прямо относится к иерархическому доминированию и связанным с ним поведенческим стереотип которое мы, естественно, унаследовали от ближайших эволюционных сородичей.
Восприятие дающего как вышестоящего, вероятно, было причиной той край резкости, с которой Сталин отверг американский план Маршалла — предложенная нам помощь США после окончания Второй мировой войны. Сейчас та же побудительная причина заставляет очень многих наших соотечественников с раздражением, а не благодарностью реагировать на гуманитарную помощь Европейского Сообщества и на Фонд Сороса. Поведенческие и нравственные мотивы такого отношения вполне можно понять.
С другой стороны, наши люди, приезжающие на Запад, часто от всей души преподносят подарки своим тамошним друзьям. А те вдруг почему-то нервничают и вроде не рады, сразу же ищут, чем бы отдариться. Тут уж обижаются наши... Особенно легко запутаться в нюансах подобного рода дарений в Японии с ее установившимися традициями иерархических отношений.
Итак, коротко говоря, хотите на время повысить свою популярность среди незнакомых и знакомых? Не жалейте средств на благотворительность, на рекламу своих благодеяний и больше рассказывайте о своих успехах на этом поприще.
Хотите, чтобы вас любили? Принимайте помощь и не уставайте прилюдно благодарить за нее благодетелей. Дали на копейку — благодарите на рубль. Как говорил шут в шекспировском «Короле Лире»:
«Где можешь проехать, плетися пешком,
Чем деньги одалживать, будь должником...»
Tags: Чужое
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments