uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

1993 год. Рассказы победителей

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)


Прошел юбилей событий 93-го года. Эх, глаза бы мои не видели таких юбилеев!
Я каждый год про это пишу. В этом году были и фильмы по телевизору, и статьи в прессе. По всему видно, что ожесточение у сторон конфликта не прошло, и взглядов своих никто не поменял.
И я тоже не поменяла. Как считала, так и считаю, что правда и закон были на стороне Верховного Совета. А вот сила, увы, была у Ельцина. Пришлось за эти дни наслушаться всяких глупостей о том, что Руцкой, например, был узурпатором – сместил законно избранного президента.
Слова «законно избранный» достали уже. Да, мы его избрали. Но, между прочим, вместе с вице-президентом Руцким. Так что и он был законно избранный. И еще, мы избирали президента субъекта конфедерации, каковой по факту являлся СССР, а не как президента суверенной страны. Так что Ельцин и Верховный Совет должны были пойти на перевыборы.
Но в рамках действующей на момент событий 1993 года Конституции всю полноту власти имел именно Верховный Совет, и Ельцин не имел права его распускать. А когда распустил, то нарушил Конституцию, и должен был быть отстранен, а на его место должен был заступить вице-президент – для этого и существовала такая должность.
Даже спорить об этом странно.
Я думаю, что проиграл в 1993 году не Верховный Совет, а Россия. На заседаниях Верховного Совета вырабатывали новую Конституцию, пытаясь принять те формулировки, которые устраивали самые разнонаправленные силы. Быстрой такая работа быть не может. Но Ельцину и тем, кто за ним стоял, ждать было невтерпеж. Они же делить готовились. Вот и распустили мешающий им ВС.
Уже через год все лакомые куски, вся «нефтянка» была отдана, кому положено.
Приходится слышать, что Руцкой и Хасбулатов бы всех расстреляли. Не думаю – нет этому доказательств.
Говорят, что они бы все забрали себе. Опять же, мы этого не знаем. Но мы знаем, что взяла себе другая сторона.
В эти дни рассказывали много интересного. И то, что Ельцин приказывал расстрелять Руцкого и Хасбулатова, и другое. Много споров о количестве убитых. Нашлись люди, которые вообще отрицают, что были убитые! И все либералы, как один, утверждают, что это какие-то подлые враги демократии приучили тупое население к словосочетанию «расстрел парламента». Мол, и парламента там не было, потому что не все депутаты собрались в Белом доме, и ВС – это не парламент, и расстрел – это не расстрел.
«Литературная газета» напечатала кусок из интервью, которое бывший министр обороны России Павел Грачёв дал Петру Авену и Альфреду Коху

«Альфред Кох (далее – А.К.): Как принималось решение начать стрельбу по Белому дому?
Павел Грачёв (далее – П.Г.): Элементарно. В ночь со 2-го на 3-е, где-то часа в три ночи, ко мне приехал в Министерство обороны Борис Николаевич с Коржаковым, там ещё несколько человек. Ну, так, чуть-чуть поддали...
А.К.: Накануне был штурм «Останкино», там солдаты внутренних войск погибли...
П.Г.: Да.
Пётр Авен (далее – П.А.): Вы чуть поддали, ты говоришь...
П.Г.: Чуть-чуть поддатые, такие возбуждённые. Борис Николаевич говорит: «Павел Сергеевич, вот тут мэрию и «Останкино» захватывают. Чтобы успокоить и не допустить дальнейшее развитие, надо взять этих ребят в Белом доме». Ну, я, как обычно, говорю: «Борис Николаевич, письменный указ, и я – готов на всё». Тут Коржаков выступил: «Какой письменный указ? Борис Николаевич, я знал, что они начнут тоже трусить!» Я говорю: «Слушай, ты, заткнись». Ну, Ельцин тут рассвирепел: «Будет вам письменный указ». Наврал, кстати: его так и не было. Он мне потом, немножко протрезвев (я уже был готов, конечно, к штурму), часов в пять утра позвонил и говорит: «Понимаешь, Павел Сергеевич... Ты видишь, обстановка какая...» Бе... ме... В том духе, что вроде надо устный выполнять...
А.К.: Я, кстати, до сих пор не понимаю, чего они все так ссали письменный приказ дать?
П.Г.: Вот именно. Ну, я говорю: «Борис Николаевич, конечно, выполню. Что надо сделать-то?» – «Захватить всех этих ребят». Ну, я ему говорю: «Борис Николаевич, у меня 119-й полк стоит парашютно-десантный у Белого дома. Проблем нет». Хотя снайперов много там и справа, и слева. Там дома кругом, а крыши все были заняты этими снайперами...
П.А.: Их снайперы?
П.Г.: Да, их. Я говорю: «Проблем нет, но понесём потери». – «Что ты предлагаешь?» Я говорю: «Я предлагаю пугнуть их». – «А как?» Я говорю: «Да я выведу танк на прямую наводку и инертными пиз...ану несколько раз. Они сами разбегутся кто куда. По крайней мере, они опустятся вниз в подвалы, снайперы тоже убегут после этих снарядов, а там, в подвалах, мы их разыщем». – «Добро». Ну, я вывожу танк на этот мост около «Украины», сам подхожу к танку, сажаю как наводчика-оператора капитана, за механика-водителя старшего лейтенанта, подхожу к танку, пули так цокают – цок, цок, цок, цок. «На излёте, – думаю, – не достанут». Я говорю: «Ребята, крыши видите? Отсчитывайте. Один, два, три, четыре, пять, шесть, седьмое окно. Это предположительно кабинет Хасбулатова, они там. Надо попасть туда в окно. Попадёте?» – «Товарищ министр, только со стрельб танк, нормальный». – «А есть снаряды?» – «Боевые или такие?» – «Какие боевые? Ты чё, сдурел? Болванки давайте». – «Хорошо. Как раз есть: мы только со стрельбища, нас сняли прямо с боевых стрельб». Я говорю: «Ну, давай, прицелься в это окно». А внизу-то народу полно уже. У нас же зеваки-то любят такое, как в театр пришли. Я говорю: «Мужики, смотрите, не попадёте, народ погибнет. Тогда всё, разорвут». Капитану говорю: «Попадёшь?» – «Попаду! Подумаешь, меньше километра». – «А там видел сзади американское посольство? Смотри, бахнешь по посольству, будет скандал». – «Товарищ министр, всё будет нормально». Ну, я и говорю: «Огонь, одним». Смотрю, первый – бах, точно в окошко залетел. Говорю: «Ещё есть?» – «Есть». – «Вот пять беглыми ещё, огонь!» Он дюм, дюм, дюм. Смотрю, всё загорелось. Красиво. Все сразу снайперы с крыш мгновенно разбежались, как рукой смахнули. Ну и когда снайперов смахнули, танки стрельбы свои закончили, дал команду 119-му полку штурмовать. Они открыли двери, там постреляли. Ну, конечно, девять убитых у меня было, внутри-то стрельба была, но этих положили много...
П.А.: Сколько?
П.Г.: Много.
П.А.: Человек двести, говорят, в общей сложности.
П.Г.: Ну, может быть, так. Никто их не считал просто. Много.
П.А.: От двухсот до четырёхсот называют цифру.
П.Г.: Много, короче говоря.
П.А.: Защитников Белого дома.
П.Г.: Защитников, да. Много.
П.А.: А они кто были? Солдаты срочной службы или кто? Ополчение просто?
П.Г.: Какие солдаты? Всё это наёмники, бандиты и всё прочее.
А.К.: А откуда у них оружие?
П.Г.: И в правительстве, и в Верховном Совете, и в любом здании подобного рода есть оружейные комнаты, где находятся автоматы и боеприпасы для руководства, и в случае чего они разбирают их и идут защищаться. Поэтому там было разобрано оружие.
П.А.: И снайперы тоже были из них? Такая же шпана?
П.Г.: Ну, как? Может быть, и не шпана.
А.К.: Среди них были кадровые офицеры. Там же засел Союз офицеров тереховский.
П.Г.: Кадровые офицеры были, которые продавались или которые уволены были из Вооружённых сил. Они ж стрелять-то все могли. Ну, наваляли их много там
».

Грачев хвалится, что убил «многих». По косвенным данным – по числу сожженных в крематориях неопознанных трупов, которое в те месяцы было рекордным, погибло около 1500.
Все, что случилось со страной в дальнейшем – это результат отсутствия полноценного парламента, т.е. органа, где разные группы населения имеют свое представительство, и где идет диалог между ними, вырабатываются совместные решения. Именно для этого мы выбирали своих депутатов.
Российский парламент сегодня представляет только крупную буржуазию и чиновничество, да и не может сделать вообще ничего при всем желании, которого у него еще и нет.
Деградация страны, невероятное обогащение одних и ничтожное существование других, баснословное воровство – все оттуда, из 93-го. Вот в те же дни, что вспоминали про 93-й год, любовнице бывшего министра обороны предъявлено обвинение в растратах. У Евгении Васильевой, возглавляющей одно из ведомств минобороны, нашли более 51 000 драгоценных камней и 19 кг золота и платины. И ничего, нормально. А Сердюков тут вообще ни при чем.
Tags: Текущая политика
Subscribe

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments