uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Дело не в мигрантах

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)

Меня удивляют эти стоны по поводу нетолерантности по отношению к мигрантам в Бирюлево.
Дело тут не в мигрантах. Я уверена, что большинство из них совершенно нормальные люди. Вопрос только в том, что они живут не в нормальных условиях. Посмотрите на обвиняемого в убийстве. Ему 30 с лишним лет, он 10 лет живет в Москве, но плохо говорит по-русски. Сейчас он вообще отказался давать показания не на родном языке, но вначале все же говорил – это было в эфире. Я с трудом его понимала. Как такое может быть? Ведь азербайджанцы очень способны к чужим языкам, как и турки. Я не раз удивлялась этой их способности.
По-видимому, он все 10 лет общался только со своими, поэтому ему и не было надобности учить русский язык. А у них там свои порядки, и, думаю, они совсем не такие, как в их родной республике. Здесь мигранты живут в особых условиях. Например, они носят ножи. Хотя, не знаю, как в Азербайджане, а на Северном Кавказе ребята с детства при ножах, и к армии у каждого из них уже множество порезов.
Но у нас-то не принято носить с собой нож ни взрослым, ни, тем более, детям. И когда те же азербайджанцы или чеченцы в советское время приезжали в Москву, им и в голову не приходило захватить с собой любимый ножичек.
А теперь они живут в Москве годами, но как бы сами по себе, отдельно от русских жителей. И никакие законы на них не действуют. У них свои законы. Например, допустим, у вас на работе один сотрудник вдруг возьмет, да и убьет другого сотрудника. Что вы сделаете? Наверное, вызовите милицию, наверное, это будет событие, которое будут долго обсуждать, это будет огромный стресс. А я один раз пошла на рынок и увидела там труп с ножом в животе. Около трупа стояли несколько человек. Я стала спрашивать торговок, что случилось. Они мне рассказали, что убитый постоянно ходил к убийце и просил денег – типа помоги земляку -, надоел, тот его и пырнул ножом. Говорили об этом они совершенно спокойно. Пока я их расспрашивала, труп исчез. «А где труп?» - «Какой труп?» - «Да вы же говорили!» - «Ничего я не говорила». И полная тишина.
Что было делать? На рынке никогда не было милиции, на улице тоже. Милиция обретается где-то в отделении, которое далеко.
Понимаете? В Москве полно таких зон, где свои нравы и законы. Мы ничего не знаем об их жизни и их обычаях. Что они потом сделали с трупом? Увезли к его родным? Закопали? Что сделали с убийцей? Получил ли он какое-то наказание?
А представляете, что творилось вот на такой огромной базе, как в Бирюлево? Как они платят налоги? Как там с трудовым законодательством? Как с санитарным контролем? Как с наркотиками? Оружием? Хотелось бы узнать это.
База эта существует с советских времен. Но разве тогда там не соблюдался закон?
Дело не в мигрантах, а в том, что даже в Москве существуют зоны, где наши законы не действуют, а жизнь идет по своим внутренним правилам, а правила эти больше соответствуют преступным сообществам, чем нормальному социуму.
Вот Кущевка. Произошло там очень громкое убийство, и только тогда узнали, что целая станица живет, как будто не существует никакого государства. Сейчас это в художественной форме показано в сериале «Станица». Станицей управляет банда, у которой своя армия, подкупленная милиция, свой прокурор в райцентре.
Я думаю, что не одна Кущевская так существовала. Полно таких станиц, деревень, поселков и даже микрорайонов в Москве.
Зачем это нужно власти? А не хватает власти на всех. Бандиты платят дань кому надо – этого достаточно.
У нас прежде был Черкизон. Как-то и там я видела разборку, по-моему, с нехорошим исходом. И тоже очень быстро спрятали концы в воду. Кто-то там, как потом оказалось, даже жил под землей и шил одежду, и бог знает, что там еще было.
Но Черкизон был полезен, как место, где можно было купить дешевую одежду. Наконец, его разогнали. Причиной послужил не криминал, а то, что Путину не понравилась наглость его владельца. Нет Черкизона, но, ничего, голыми не ходим.
Точно так же ничего не случиться, если разогнать все эти рынки и оптовые базы, провести санацию. Сделать это можно, только кое-кому не хочется.
Что касается мигрантов, то и у меня на работе есть азербайджанцы, чеченцы и другие. Они приехали в Москву после 1991 года. Но они все прекрасно говорят по-русски, ножей не носят и являются хорошими специалистами. Когда к нам переселяются такие люди, это не вызывает никакого межнационального напряжения.
Надо бороться не с мигрантами, а с анклавами типа рынков и таких баз, как в Бирюлево. Нельзя допустить, чтобы в столице существовали зоны, где нет места русским, и где не действуют законы. Пусть на базе работают мигранты, но работают и русские. И милиции там надо быть, и проверки регулярно устраивать по всем фронтам.
Казалось бы, такое даже обсуждать глупо, а приходится.
Tags: Текущая политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 96 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal