uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Могла ли быть капитуляция Ленинграда


Сегодня 70-летие освобождения Ленинграда от блокады.
По этому поводу вновь раздаются вопросы, не лучше ли было сдать Ленинград немцам и не мучить жителей города? Гораздо реже задается другой вопрос: почему Гитлер не взял город?
Для ответа на эти вопросы позвольте предложить выписки из статей в январском номере журнала «Дилетант».
«К началу боев на Ленинградском направлении (9 июля) немцы захватили Литву, Латвию, части Эстонии и северо-западных областей РСФСР.
В первых числах июля Гитлер начал торопить командующего группой армий «Север» генерал-фельдмаршала Вильгельма Риттера фон Лееба и отправил к нему своего шеф-адъютанта полковника Рудольфа Шмундта, который сообщил: «Фюрер в высшей степени доволен тем, как развиваются боевые действия. Он придает большое значение скорейшей нейтрализации русского флота с тем, чтобы немецкие транспорты снабжения вновь могли курсировать по Ботническому заливу. Исходя из этого так важен быстрый захват Петербурга и Ревеля».
В эти дни Гитлер постоянно держал Ленинград в поле своего зрения. Его мысли зафиксировал в своем дневнике Франц Гальдер: «Непоколебимо решение фюрера сравнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы. Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация. Для этого не следует использовать танки. Это будет „народное бедствие, которое лишит центров не только большевизм, но и московитов (русских) вообще"».
10 июля группа армий «Север» начала наступление непосредственно на Ленинград. Все возможности для успеха, по крайней мере на бумаге, у нее были: на направлении главного удара немецкие войска превосходили советские в личном составе в соотношении 2,4:1, по орудиям и минометам — 5:1, по танкам — 1,2:1.
Но именно в тот момент, когда все было готово для наступления на Ленинград, Гитлер неожиданно потерял к нему интерес. Теперь все его внимание было приковано к начавшейся 7 июля на юге Киевской битве. 12 июля начальник штаба группы армий «Север» генерал-лейтенант Курт Бреннеке доложил фон Леебу, что «фюрер уже больше не придает особого значения Петербургу». Генерал-фельдмаршал записал в дневнике: «Шмундт... говорил совершенно противоположное. Какая информация является правильной?».
Франц Гальдер, руководивший сухопутными войсками, с самого начала был не в восторге от идей фюрера наступать на всех трех направлениях. В воскресенье, 13 июля, Гальдер зафиксировал в своем военном дневнике изменение намерений: «Фюрер согласился с предложенным планом операции... На фронте группы армий „Север" решающей задачей является выход в район севернее озера Ильмень и Ладожским, блокада Ленинграда с востока». Бреннеке 15 июля добился аудиенции у Гальдера, который ему подтвердил: «Задача группы армий пока состоит не в овладении Ленинградом, а только в его блокировании».
В ставку Гитлер вернулся в полной уверенности, что, как записал в дневнике фон Лееб, «овладение Петербургом (из-за военно-морской базы русских) важнее, чем захват Москвы». Руководство сухопутных войск (Браухич и Гальдер) возражать не стало, но донесло до фюрера мысль, что командование группы армий «Север» «не имеет ударной группировки и все время допускает ошибки» (запись в «Военном дневнике» от 22 июля 1941 года). Вечером того же дня на обстоятельном докладе Гитлеру Гальдер доложил, что «сил будет достаточно (при правильном их использовании!) для того, чтобы отрезать Ленинград, сузить кольцо окружения вокруг города и таким образом лишить русский флот его базы». Гитлер уступил, указав, что «окончательная задача — уничтожение вражеских сил».
Переломным днем в Ленинградской операции стало 25 июля. Именно в этот день Гитлер принял окончательное решение, что Ленинград необходимо взять в кольцо и задушить блокадой. Находившийся в ставке генерал Бреннеке получил от Гальдера соответствующие указания, которые на следующий день доложил фон Леебу. Последний зафиксировал в дневнике: «Ленинград не следует брать, его необходимо лишь окружить».
Гитлер исходил из того, что предыдущий опыт взятия городов приводил к большим потерям среди личного состава. Немцы на боях под Ленинградом уже очень много потеряли, поэтому Гитлер и немецкое командование знали, что крупные города минируются, как это было с Киевом и другими городами, и любое использование пехоты при штурме города приведет к избыточным жертвам.

При этом немцы не собирались принимать капитуляцию, это решение было принято 28 августа 1941 года, еще до того, как началась блокада. Немецкое командование, начиная с верховного командования вплоть до дивизий, издало приказ о необходимости уничтожения ленинградцев, которые будут входить в кольцо блокады, невзирая на то, что это будут женщины, старики и дети.
Для немцев была проблема — что они будут делать с 3-миллионным населением? Еще до нападения на СССР немецкое министерство продовольственного снабжения констатировало: проблема продобеспечения Ленинграда неразрешима.
Немецким командованием рассматривались разные пути: от блокирования города и изнурения голодом до варианта, при котором население из города выпускали (сохраняя лицо перед цивилизованными странами). Был выбран первый вариант.
В архивах обнаружен приказ и по первой немецкой дивизии, которая была под Петергофом в 20 километрах от центра Ленинграда о том, что в случае попыток гражданского населения прорыва из кольца блокады, по ним открывать огонь. Его подписал его командир дивизии.

Все последующие решения Гитлера уже лишь подтверждали принятое. В приказе группе армий «Север» от 28 августа 1941 года (т.н. приказ № 1 об окружении Ленинграда) указывалось:
«1. Блокировать город Ленинград кольцом как можно ближе к самому городу, чтобы сэкономить наши силы. Требований о капитуляции не выдвигать.
2. Для того чтобы город, как последний центр красного сопротивления на Балтике, был как можно быстрее уничтожен без больших жертв с нашей стороны, запрещается штурмовать город силами пехоты. После поражения ПВО и истребительной авиации противника его оборонительные и жизненные способности следует сломить путем разрушения водопроводных станций, складов, источников электроснабжения и силовых установок. Военные сооружения и способность противника к обороне нужно подавить пожарами и артиллерийским огнем. Каждую попытку населения выйти наружу через войска окружения следует предотвращать, при необходимости — с применением оружия...».
4 сентября штаб-квартиру группы армий «Север» посетили фон Браухич и Гальдер, которые на следующий день на совещании в ставке убедили фюрера в том, что цель достигнута: «Отныне район Ленинграда будет „второстепенным театром военных действий"».

Ленинград превратился в огромный концентрационный лагерь, а германской 18-й армии группы «Север» была уготована роль надсмотрщиков.
8 сентября немецкие войска взяли Шлиссельбург, замкнув кольцо блокады вокруг Ленинграда. Ставка была сделана на уничтожение ленинградцев голодом, не допуская боев внутри самого города. Что и зафиксировано 20 сентября в журнале боевых действий группы армий «Север»: «Относительно города Ленинграда принцип остается прежним: мы не занимаем город и не кормим его население».
Потом они признавали, что полной блокады им осуществить не удалось из-за того, что Ладожское озеро осталось под контролем советских войск, зимой, как мы знаем, 20-21 ноября была установлена дорога, и эта коммуникация особенно в ночное время немцам была недосягаема, что признавал впоследствии главнокомандующий группы армий «Север» фон Лееб.

В блокадном Ленинграде с населением 2,5 миллиона погибших было не менее 750 тысяч. Не считая тех, кто умер в эвакуации. Или в дороге: на некоторых станциях снимали с поездов и хоронили тысячами.

Вместе с тем, под Ленинградом осталась значительная немецкая группировка, которая не пошла на Москву, удалось сохранить флот балтийский, который был главной целью немцев после начала блокады, удалось сохранить мурманскую железную дорогу, по которой осуществлялись поставки, ну, и политически чрезвычайно важно, что Ленинград остался советским.



Вот эта директива была включена в перечень доказательств обвинения от СССР на Нюрнбергском процессе за номером СССР- 113 (см.: Нюрнбергский процесс над главными немецкими поенными преступниками. Сборник материалов (в семи томах). М., 1961, т. 7, с. 625)».
Директива ОКХ № 1571/41 о порядке захвата Москвы и обращении с ее населением
12 октября 1941 г.

Группе армий «Центр»

Главное командование сухопутных сил приказало:
«Фюрер вновь решил, что капитуляция Москвы не должна быть принята, даже если она будет предложена противником. Моральное обоснование этого мероприятия совершенно ясно в глазах всего мира. Так же, как и в Киеве, для войск могут возникнуть чрезвычайные опасности от мин замедленного действия. Поэтому необходимо считаться в еще большей степени с аналогичным положением в Москве и Ленинграде. То, что Ленинград заминирован и будет защищаться до последнего бойца, объявлено по русскому радио.

Необходимо иметь в виду серьезную опасность эпидемий. Поэтому ни один немецкий солдат не должен вступать в эти города. Всякий, кто попытается оставить город и пройти через наши позиции, должен быть обстрелян и отогнан обратно. Небольшие незакрытые проходы, предоставляющие возможность для массового ухода населения во внутреннюю Россию, можно лишь приветствовать. И для других городов должно действовать правило, что до захвата их следует громить артиллерийским обстрелом и воздушными налетами, а население обращать в бегство.

Совершенно безответственным было бы рисковать жизнью немецких солдат для спасения русских городов от пожаров или кормить их население за счет Германии.

Чем больше населения советских городов устремится во внутреннюю Россию, тем сильнее увеличится хаос в России и тем легче будет управлять оккупированными восточными районами и использовать их.

Это указание фюрера должно быть доведено до сведения всех командиров».

Дополнение главного командования сухопутных сил:

"Следует как можно скорее отрезать город от коммуникаций, связывающих его с внешним миром. Дальнейшие указания будут отданы позже.

Главное командование сухопутных сил

Генеральный штаб

Оперативный отдел

2.Директива начальника штаба военно-морских сил Германии об уничтожении г. Ленинграда
22 сентября 1941 г.

г. Берлин
Секретно

Будущее города Петербурга

1. Чтобы иметь ясность о мероприятиях военно-морского флота в случае захвата или сдачи Петербурга, начальником штаба военно-морских сил был поднят вопрос перед Верховным главнокомандованием вооруженных сил о дальнейших военных мерах против этого города.

Настоящим доводятся до сведения результаты.

2.Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли. После поражения Советской России дальнейшее существование этого крупнейшего населенного пункта не представляет никакого интереса. Финляндия точно так же заявила о своей незаинтересованности в существовании этого города непосредственно у ее новых границ.

3.Прежние требования военно-морского флота о сохранении судостроительных, портовых и прочих сооружений, важных для военно-морского флота, известны Верховному главнокомандованию вооруженных сил, однако удовлетворение их не представляется возможным ввиду общей линии, принятой в отношении Петербурга.

4.Предполагается окружить город тесным кольцом и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сравнять его с землей.

Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты, так как проблемы, связанные с пребыванием в городе населения и его продовольственным снабжением, не могут и не должны нами решаться. В этой войне, ведущейся за право на существование, мы не заинтересованы в сохранении хотя бы части населения.

5. Главное командование военно-морских сил в ближайшее время разработает и издаст директиву о связанных с предстоящим уничтожением Петербурга изменениях в уже проводимых или подготовленных организационных мероприятиях и мероприятиях по личному составу.

Если командование группы армий имеет по этому поводу какие-либо предложения, их следует как можно скорее направить в штаб военно-морских сил».

Несмотря на то, что все это давно известно, кое-кто расставляет акценты по-другому. Например, вот статья из «Новой газеты». Даниил Гранин, который когда-то написал совместно с Адамовичем книгу о блокаде, решил ее немного дополнить к юбилею. Теперь он представляет фотографию с выпечкой ромовых баб и утверждают, что она была сделана в разгар блокады. Т.е. руководство города не просто питалось гораздо сытнее среднего блокадника, но и потребляло деликатесы.
http://www.novayagazeta.ru/arts/61924.html

Одновременно вспоминают жуткие истории о том, что трупы повсеместно выкапывали, как одна мать питала детей кровью из своей вены, другая кормила одного ребенка телом другого, умершего, а кто-то вообще охотился на живых людей.

Что бы там ни было с нашим руководством, а виновен в блокаде Гитлер. Это было абсолютно циничное решение избавиться от большой части русского населения, не прилагая много сил. Чего бы он достиг штурмом? Погибло бы много его солдат, а ленинградцев бы все равно всех извести не удалось. А тут как хорошо.
А капитуляцию, как видите, принимать бы тоже не стали. Но ленинградцы ее и не просили.

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)
Tags: Текущая политика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments