?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дэвид Митчелл написал свой новый, пятый по счету, роман. Его самая известная книга – это «Облачный атлас». Кстати, и в новом романе Митчелл упоминает это словосочетание: "С востока на запад небеса раскрывают свой облачный атлас и начинают переворачивать страницы". Также несколько раз мелькает мотив переселения душ и пара глав посвящена ужасам рабства (хотя они плохо вписаны в контекст романа): по-видимому, эти темы – сквозные у этого писателя.

«Страна тысячи осеней» - это одно из самоназваний Японии. Вероятно, они хотели сказать, что прожили очень долго – у нас «тысяча лет», у них «тысяча осеней», «тысячелетняя история» - «тысячеосенняя история». Казалось бы, какая разница, каким из сезонов мерить века – но «тысяча осеней» звучит гораздо поэтичнее «тысячи лет». Меня давно интересует, почему европейцы (и русские – не исключение) в таком восторге от Японии. Экзотическая страна? Но мало ли таких стран, вот Индия – чем хуже? От Индии люди тоже бывают в восторге, но про Индию еще кто-то может написать, что там грязь и нищета, а про Японию и в 19-ом веке такого не писали. Крайне редко кто-то восхищается Китаем, Кореей, Индонезией. Нет, русские люди всюду находят что-то замечательное, но остальные – нет.
Мне кажется, что одной из причин является то, как японцы относились к иностранцам – они упорно не считали их за людей. Европеец не имел права даже ходить по священной японской грязи, вынужден был куда-то прятать нательный крест Библию.

Такие предосторожности появились с тех пор, как в 1637 году случилось восстание японцев-христиан в Симабаре. Их обратили в католичество иезуиты, проникшие в страну вместе с португальскими торговцами. Восстание началось в ответ на большие притеснения христиан со стороны власти. Бои продолжались около года, причем японским властям помогли голландцы. За это они единственные из всех европейцев получили право торговли с Японией. Для иностранцев построили искусственный остров в бухте Нагасаки. Сейчас там музей. Именно его посещение подвигло Митчелла написать этот роман.

http://miftravel.ru/images/stories/dostoprim/azia/japan/nagasaki/4.jpg

Вначале голландцам разрешали жить на берегу, но они допустили оплошность: на своих домах выложили даты постройки не иероглифами, а арабскими цифрами, что тоже было запрещено. Новые дома снесли, а голландцев отправили навечно на Дэдзиму. Сам остров небольшой — 120 на 75 метров. С островом Кюсю его соединял небольшой мостик, охраняемый с обеих сторон. На голландской его части были ворота. Кроме торговых складов, на острове были построены дома, вмещавшие до 20 человек и несколько залов для официальных визитов японских представителей.

http://images3.wikia.nocookie.net/__cb20130306121845/history/ru/images/c/c2/Hiroshige54_ohtsu.jpg

С японской стороны, кроме стражников, присутствовало довольно многочисленное официальное представительство.

http://saison-group.ru/images/2012/07/09/snyi_6.jpg

Смотритель острова с 50 помощниками, большое количество купцов, около 150 переводчиков — все они получали плату за счёт Ост-Индской компании. Дэдзима, оставаясь территорией Эдо, управлялась губернатором, отвечающим за все контакты между островом и Японией. Он лично должен был досматривать голландские корабли заходящие в порт, изымать любую религиозную литературу (религиозные службы на острове были строго запрещены), снимать с кораблей парусное вооружение до тех пор, пока те не получат официальное разрешение на отплытие. В Эдо иностранцев практически никогда не пускали.

http://world-islands.ucoz.ru/stati4/Dejima.jpg

Ост-Индийская компания существовала с 1602 до 1782 года. Голландская Ост-Индская компания явилась по сути первой акционерной фирмой в мире, так как впервые предложила своим учредителям нести долевую ответственность (и соответственно принимать долевое участие в распределении прибыли) за судьбу парусников, отправляющихся на поиски новых земель, сокровищ и пряностей, ценившихся тогда в Европе на вес золота. Штаб-квартира компании была в Батавии (ныне Джакарта) на острове Ява, ставший столицей голландских колониальных владений в Азии.

Все это я рассказываю, чтобы было понятно действие романа.

http://www.cultline.ru/images/cultline/arhiv/d19.jpg


Чем мне нравится Митчелл – это тем, как он умеет выстроить сюжет: у него все висящие в первом акте ружья стреляют в последнем. Вначале трудно понять, что тут и к чему, так как описаны слишком разные вещи, но потом они сливается воедино.

1799 год. В начале романа мы видим сцену тяжелых родов наложницы магистрата Широямы. Роды принимает акушерка Орито Аибагава. Ей помогает врач-голландец, хотя мужчинам и было запрещено дотрагиваться до наложницы. Вдвоем они спасают мать и ребенка.

В том же году в факторию прибывает молодой клерк Якоб де Зут. Ему 26 лет. Якоб – сын священника, он влюбился в некую Анну, сделал предложение. Но отец девушки сказал, что не может выдать дочь за такого бедняка, однако из-за уважения к чувствам дочери, готов помочь жениху заработать денег – он и пристроил Якоба в вест-индийскую компанию. Предполагалось, что через 6 лет тот вернется с солидным капиталом. Откуда у служащих компании был капитал? Помимо жалованья они имели право проворачивать свои личные сделки. Например, Якоб думал продать японцам ртуть, которой запасся в Батавии.

Жизнь на Дэдзиме своеобразная. Мужчины живут на небольшом пространстве, скучают, пьют, интригуют. Клерков не больше 10-ка, остальные – обслуга, в том числе, и рабы. При этом люди рассказывают свои истории о том, как их поймали, опоили и заставили служить в кампании. С рабами обращаются очень жестоко. Как я уже говорила, тема рабства очень важна для Митчелла, и он не упускает случая лишний раз его разоблачить. Хуже всех обращается со своим рабом немец Фишер.

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/2/73/179/73179347_Gollandskie_kupcuy_s_odnoy_iz_pervuyh_foto_kamer_kotoruyu_razreshili_vvezti_v_YAponiyu_1851_god_YAponskaya_gravyura_na_dereve.jpg

Директор предлагает Якобу поучаствовать в одной афере – на благо процветания компании. Он сочиняет, а Якоб пишет письмо, в котором от имени центрального руководства Ост-Индийской компании японцам угрожают прикрыть факторию, если им не увеличат квоты на медь. Директор вынуждает клерка подделать подпись президента компании. Как и следовало ожидать, японцы дрогнули: ведь уже давным–давно местные чиновники живут в основном гешефтами с иностранцами.
Другим заданием директора является проверка бухгалтерских книг времен предыдущего начальника Сникера – очень хочется подловить своего предшественника и выслужиться за его счет. Якоб, действительно, находит массу свидетельств нечистоплотности предыдущего директора.
А у нового директора украли ценный китайской чайник эпохи династии Мин. И вот воров нашли. Всех голландцев пригласили смотреть на их наказание. Воры ужасно избиты, у директора есть право их простить, но он предпочитает, чтобы их казнили. Он считает, что японцы должны видеть крутость голландцев, и что сострадание они посчитают слабостью.

Единственный интересный в фактории человек – это доктор Маринус. Он не только врач, но и ученый. Целью его пребывания в Японии является создание ботанического атласа. Маринус читает лекции, которые посещают японские студенты. Вообще, голландцы со скуки учили местных жителей многим вещам – от истории до астрономии, и те с удовольствием впитывали новые знания. Так Якоба частенько приглашали переводчики, чтобы он пояснил те или иные непонятные им выражения. Якоб постепенно немного выучился японскому, хотя учить европейцев и запрещалось. Приставленный к нему переводчик Огава стал почти его другом.
А самым странным человеком из японцев Якобу показался настоятель монастыря ордена горы Ширануи Эномото – он на его глазах одним взглядом убил большую ядовитую змею.

Однажды произошел курьезный случай. Якоб сидел на складе, когда туда прибежала обезьяна – ручной японский макак Питт. Питт тащил человеческую ногу, а за ним бежала девушка. Якоб понял, что это та конечность, которую только что ампутировали у одного из матросов с соседнего (у Митчелла - «эстонского») корабля. Вдвоем они с трудом отнимают ногу у обезьяны. Якоб поражен решительностью и смелостью девушки, он в нее влюбляется, хотя половина ее лица обезображена давним ожогом. Он узнает, что она – акушерка Орито Аибагава и является студенткой доктора Маринуса. Якоб забывает свою далекую белокурую Анну и пытается завести отношения с Орито. Дело в том, что хотя европейцам и запрещается ступать без разрешения на японскую землю, но им не возбраняется спать с японскими женщинами. В этом плане японцы очень понимающие люди. Европейцам можно ходить в бордель («чайный дом») и брать себе временную жену. Но когда он уедет домой, то и жена и прижитые от нее дети останутся в Японии, причем эти дети будут сильно понижены в гражданских правах (ограничения на женитьбу, службу, свободное передвижение по стране), как неполноценные.
Своими планами Якоб делится с доктором и с переводчиком. Доктор его высмеивает, а переводчик ведет себя уклончиво. Но один раз Якобу удалось вернуть Орито забытый ею веер, на котором он ее нарисовал, а другой раз он передал ей через переводчика голландский словарь, где тоже нарисовал ее портрет. Тем временем Орито перестала ходить на занятия. Что случилось?
Переводчик сообщил, что отец Орито умер, а мачеха продала ее в монастырь на горе Ширануи: у покойного остались большие долги, настоятель Эномото был другом семьи – вот он выплатил долги, а взамен забрал к себе девушку.

Якоб расстроился, но что поделаешь… А тут еще случились неприятности по работе. Директор уезжал на год в Батавию, чтобы дать ход докладу Якоба о воровстве своего предшественника, вместо себя оставил ВРИО, а де Зута назначил заместителем директора. Казалось бы, чего еще нужно? Но директор просит подписать одну накладную, из которой становится ясно, что всю медь, полученную по выбитой из японцев дополнительной квоте, он попросту положил в карман. Якоб отказывается, угрожает все раскрыть, но директор напоминает ему, что подпись-то на письме к японцам подделал де Зут, а не директор. В итоге Якоб лишается новой должности – ее получает дурак и злодей Фишер.
http://www.voc-kenniscentrum.nl/images/vest-japan.jpg

Якоб полон переживаний и злости на себя за свою доверчивость, и вдруг видит, что Орито пытается проникнуть на Дэдзиму, но ее не пускают. Она мечется, а ее окружают монахи. Якоб мог бы ей помочь, но он думает: «Она меня не любит, а просто не хочет идти в монастырь». Потом он меняет свое мнение: «Зато я ее люблю!», но уже поздно – Орито схватили и увезли.

Продолжение следует.
http://uborshizzza.livejournal.com/2873167.html
Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 1 комментарий — Порадовать комментарием )
(Анонимно)
1 фев, 2014 12:13 (UTC)
Вот как весело жили и живут иностранцы.

А эти русские вечно в беспричинной депрессии...
( 1 комментарий — Порадовать комментарием )

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow