?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


http://img2i.spoki.tvnet.lv/upload/articles/17/179702/images/Rondom-bilzas-3.jpg
Плющенко продолжает добивать остатки своей репутации. В интервью CNN он заявил, что выступать он на Олимпиаде по причине хилости здоровья и не собирался, но спортфедерация фигурного катания его заставила. Естественно, ответ не заставил себя ждать – президент федерации Горшков заявил, что ничего подобного не было. Понявший, что сглупил, Плющенко заявил, что федерация ему, напротив, только помогала и всячески его поддерживало, а его заявление – техническая ошибка. Он давал интервью на английском языке, который он, оказывается, плохо знает и катастрофически путает слова.

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Новости)

Метки:

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 12 комментариев — Порадовать комментарием )
korg_oasys
17 фев, 2014 16:47 (UTC)
Врет как дышит...
(Анонимно)
17 фев, 2014 17:00 (UTC)
Лондон Джек
Как вешали Калтуса Джорджа.


Долговязый Билл заявил, что хотя упряжка у Толстого Ольсена отличная, но сам Ольсен -- настоящий слон. Двести сорок фунтов человеколюбия Толстого Ольсена вознегодовали. Слезы гнева выступили у него на глазах, и поток его красноречия прекратился только тогда, когда его зачислили в тяжелый отряд. Игрок в кости воспользовался случаем и перехватил легкую упряжку Ольсена.
Наконец пять упряжек были выбраны, и их начали нагружать. Но пока только четыре погонщика удовлетворяли требованиям комитета.
-- А Калтус Джордж? -- крикнул кто-то. -- Он пожирает пространство, как никто другой, да и силы у него свежие.
Все взоры устремились на индейца. Но тот молчал, и лицо его было по-прежнему бесстрастно.
-- Возьмете упряжку? -- обратился к нему Смок.
Но рослый индеец не отвечал. Словно электрический ток пробежал по толпе; все почувствовали, что готовится нечто непредвиденное. Люди заволновались, и вскоре вокруг Смока и Калтуса Джорджа, смотревших друг другу прямо в лицо, образовалось кольцо встревоженных зрителей. Смок понял, что с общего согласия он выступает в роли представителя своих товарищей в том, что совершалось, и в том, что должно было совершиться. Он был раздражен. Он не понимал, как может найтись хоть одно живое существо, не увлеченное общим порывом и отказывающееся принять участие в задуманном деле. Ему и в голову не приходило, что индеец отказывается по причине, не имеющей ничего общего с корыстолюбием и эгоизмом.
-- Вы, конечно, возьмете упряжку? -- сказал Смок.
-- Сколько? -- спросил Калтус Джордж.
Лица золотоискателей исказились, и страшный рев разнесся по комнате.
-- Постойте, ребята! -- крикнул Смок. -- Может, он не понимает. Дайте-ка я объясню ему. Слушайте, Джордж. Разве вы не видите, что тут никто никого не нанимает? Мы отдаем все, что у нас есть, чтобы спасти двести индейцев от голодной смерти.
-- Сколько? -- сказал Калтус Джордж.
-- Да постойте же, ребята! Слушайте, Джордж. Мы хотим, чтобы вы нас поняли. Голодают ваши же сородичи. Они из другого племени, но они тоже индейцы. Вы видите, что делают белые люди? Они отдают свой песок, своих собак, свои сани, наперебой предлагают свои услуги, просят взять их с собой. С первыми санями могут ехать только лучшие. Посмотрите на Толстого Ольсена. Он готов был полезть в драку, когда ему не позволили ехать. Вы должны гордиться тем, что вас считают первоклассным погонщиком. Тут дело не в "сколько", а в "как скоро".
-- Сколько? -- сказал Калтус Джордж.
"Убить его!", "Прошибить ему череп!", "Дегтю и перьев!" -- слышалось в дикой кутерьме, поднявшейся вслед за его словами. Дух человеколюбия и товарищеской спайки мгновенно превратился в дикое исступление.
(Анонимно)
17 фев, 2014 17:02 (UTC)
А в центре урагана неподвижно стоял Калтус Джордж. Смок отпихнул самого яростного из золотоискателей и крикнул:
-- Стойте! К чему кричать? -- Крики стихли. -- Принесите веревку, -- спокойно закончил он.
Калтус Джордж пожал плечами; мрачная, недоверчивая усмешка исказила его лицо. Он знал белых. Достаточно долго путешествовал он с ними, достаточно много бобов, сала и муки съел с ними, чтобы не знать их. Они поклонялись закону. Он прекрасно знал это. Они наказывали человека, нарушающего закон. Но он не нарушал закона. Он знал их законы. Он жил по ним. Он никого не убил, ничего не украл и не солгал. Закон белых людей не запрещал запрашивать цену и торговаться. Они все запрашивали цену и торговались. А он ничего другого не сделал, и этому они сами научили его. И кроме того, если он не был достоин пить с ними, то он, конечно, не был достоин заниматься вместе с ними и благотворительностью и принимать участие в прочих их нелепых развлечениях.
Принесли веревку. Долговязый Билл Хаскелл, Толстый Ольсен и игрок в кости очень неловко, дрожащими от гнева руками накинули индейцу на шею петлю и перебросили другой конец веревки через перекладину под потолком. Человек двенадцать зашли на другую сторону и стали сзади, готовясь тянуть.
Калтус Джордж не сопротивлялся. Он знал, что это блеф. Насчет блефов белые -- мастера. Не покер ли их излюбленная игра? Не блеф ли все их дела -- купля, продажа, торговля?
-- Стойте! -- скомандовал Смок. -- Свяжите ему руки. А то он будет цепляться.
"Опять блеф", -- решил Калтус Джордж и безропотно позволил связать себе руки за спиной.
-- Ваш последний шанс, Джордж, -- сказал Смок. -- Берете вы запряжку?
-- Сколько? -- сказал Калтус Джордж.
Удивляясь самому себе, своей способности совершить подобную вещь и в то же время возмущенный чудовищным корыстолюбием индейца, Смок подал знак. Не менее изумлен был и Калтус Джордж, когда почувствовал, что петля у него на шее затягивается и отрывает его от пола. В то же мгновение его упорство было сломлено. По его лицу пробежала быстрая смена переживаний -- удивления, испуга и боли.
Смок жадно следил за ним. Сам он никогда не подвергался повешению, а потому чувствовал себя новичком в этом деле. Тело индейца судорожно корчилось, руки силились разорвать путы, из горла вырывались хрипы. Смок поднял руку.
-- Отпустите! -- приказал он.
Те, что тянули веревку, были, по-видимому, недовольны краткостью экзекуции -- они заворчали, но все же опустили Калтуса Джорджа на пол. Глаза у него вылезли из орбит, ноги подкашивались, он шатался из стороны в сторону и все еще судорожно шевелил руками. Смок понял, в чем лело; резким движением просунул он палец между веревкой и шеей индейца и, рванув веревку, ослабил петлю. Калтус Джордж вздохнул полной груью.
-- Возьмете упряжку? -- спросил Смок.
Калтус Джордж ничего не ответил. Он был занят -- он дышал.
-- Да, мы -- белые -- свиньи, -- заговорил Смок, проклиная роль, в которой ему приходилось выступать. -- Мы готовы душу продать за золото и тому подобное. Но вдруг приходит такая минута, когда мы забываем о золоте, от всего отрешаемся и делаем нечто, не помышляя о том, сколько мы заработаем. И когда мы делаем это, берегитесь, Калтус Джордж. Так! А теперь мы желаем знать, возьмете вы упряжку или нет?
Калтус Джордж боролся с собой. Он не был трусом. Быть может, блеф как раз достиг предела и сдаваться глупо. А в то время как он боролся с собой, Смока грыз тайный страх, что этот упрямый индеец во что бы то ни стало захочет быть повешенным.
-- Сколько? -- сказал Калтус Джордж.
Смок поднял было руку.
-- Иду, -- быстро сказал Калтус Джордж, прежде чем петля успела затянуться.
everest8844
17 фев, 2014 18:25 (UTC)
позорище какое-то...
1_na_vetru
17 фев, 2014 18:33 (UTC)
Мишин был моим любимым тренером еще с советских времен; у него были самые артистичные фигуристы. И в такого барыгу превратился!
leonid8
17 фев, 2014 18:39 (UTC)
Интервью есть в сети. Он не говорил, что заставили, сказал, что "Они сказали катайся."
(Анонимно)
17 фев, 2014 18:54 (UTC)
Жил отвязный либерал,
Он на всех вокруг плевал,
И не раз он всех на фак посылал,
Он всю жизнь свою хамил,
Бабки рвал и слез не лил,
Но ни разу человеком непобыл.

В либеральном раю,
Напевал он всюду песенку свою:-
Либерал,либерал, нахамите,
Либерхамство это доля твоя,
Либерал, либерал нахамите,
Только хамам покоряются моря.

Но однажды либерал,
Берег вовсе потерял,
Олимпийскую медаль обосрал,
Раз пятнаднцать он краснел,
Заикался и бледнел,
Но хамить уже по прежнему не смел.

Помнить должен леберал:-
Кто на всех вокруг плевал,
Что харчек его убожен и мал,
Но вот если вдруг харкнет,
Разозлившийся народ,
То расПлющит либерала и сотрет.
serega133
17 фев, 2014 21:03 (UTC)
Как же легко заставить людей оплёвывать достойного человека. Ковтун - 17-й на мире и 5-й на европе обыграл бы действующего чемпиона Чана? А травма есть травма.
hieroglyff
18 фев, 2014 10:31 (UTC)
17 на ЧМ и 5 на ЧЕ не помешало ему обыграть Плющенко на ЧР.
Если считать командные выступления за соревнования, где Плющенко обыграл Чана на целый балл, то ещё бабушка надвое сказала, какие бы результаты были у Ковтуна.
А с учётом остальных выступлений можно было и не особо стараться в принципе.
sigma_s
17 фев, 2014 21:04 (UTC)
Конечно, ни Рудковская, ни Плющенко такой реакции не ожидали. Они настолько привыкли, что "это быдло в этой стране все схавает", что не озаботились подумать, как это скажется на коммерсечском чёсе, так хорошо ими спланированном в марте-апреле. Теперь остается только врать, врать изо всех сил, на неродном английском... Бедняги.
(Анонимно)
18 фев, 2014 11:00 (UTC)
Эта сладкая парочка еще со времен Евровидения, где Плющенко изображает что- то под завывания Билана, стала думать, что они самые хитрые и пипл все схавает. И вдруг такой скандал!!! Что же делать? Так, надо обгладить всех, выставить себя жертвой и гнать с туром по стране, ведь наш народ так любит обиженных и угнетенных. Плющенко - великий спортсмен и мог бы уйти красиво, а не так, как придумала его ненормальная жена, у которой перед глазами только деньги. А Мишина, Тарасову, Писеева и всю их братию давно пора гнать
serj_khan
17 фев, 2014 21:16 (UTC)
А ведь с болью в спине действительно начнёшь путать слова, особенно если журналюги постоянно пристают. По себе знаю.
( 12 комментариев — Порадовать комментарием )

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow