uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Сергей Лукьяненко. Аркадий Шушанов «Школьный надзор»


Увидела в ларьке книгу «Школьный надзор» из серии «Дозоров». Вверху на обложке крупными буквами: «Сергей Лукьяненко. Дозоры», и еще слово "проект" напечатано мелко. Купила. Открыла первую страницу – тьфу, ты, это не Лукьяненко писал! Смотрю внимательнее на обложку, а там ниже совсем мелко написано: «Сергей Лукьяненко. Аркадий Шушанов». Вот что значит невнимательность!
Но пришлось прочесть. В принципе, самый удачный, на мой взгляд, «Дневной Дозор» Лукьяненко тоже в соавторстве писал, с Владимиром Васильевым. Но, то ли Васильев пишет лучше Шушанова, то ли Лукьяненко там больше участия принимал, но в этот раз результат соавторства не столь хорош. Кстати, посвященная теме "Дозоров" собственная книга Васильева «Лик Черной Пальмиры» не задалась.

"Школьный надзор" написан в традиционной для «Дозоров» форме: состоит из трех частей, каждую из которых можно рассматривать как самостоятельную историю, но вместе с тем они пересекаются друг с другом и помогают раскрыть основную тему.
Основная тема во всех «Дозорах» одна: автор пытается объяснить феномен особенных людей, Иных.

В первой книге, "Ночном Дозоре" вроде бы была яность: есть некий загадочный Сумрак, некоторые люди могут в него входить и получать от него энергию. При этом эта энергия делится на темную и светлую. Соответственно, есть Светлые и Темные Иные. Свою долю они выбирают в момент инициации, которую проводят, когда обнаруживают людей с особыми способностями. Светлые помогают людям, Темные - вредят. Пикантным моментом является то, что у Иных есть договор не нападать друг на друга и обеспечивающая этот договор мощная бюрократическая система, включающая что-то типа полиции - систему Дозоров и надзорную инстанцию - Инквизицию. Так Светлые Иные дают добро на убийство и поедание людей вампирами и оборотнями, а Темные Иные дают разрешение на улучшение чьего-нибудь морального облика – реморализацию. Сами же Иные уже не люди: например, они практически бессмертны. Это вызывает вопросы этического толка. Постепенно выясняется, что и Светлые и Темные Иные поддерживают свои силы, подпитываясь от эмоций обычных людей. При этом Темные питаются отрицательными эмоциями, и в результате зла в людях становится меньше, а Светлые – положительными, и добра становится меньше. Так кто из них вреднее? Правда, Темные сами провоцируют дурные эмоции, а Светлые стремятся вызывать хорошие эмоции. Но, согласитесь, при такой постановке вопроса, люди ничего бы не потеряли, если бы ни Темных, ни Светлых Иных не было вообще. Далее автор подводит читателей к мысли, что эти Иные, эти Сверхлюди, вообще, паразиты. Они не могут существовать без простых людей. Если их отправить в космос, то без контакта с человеческими эмоциями они умрут.
В «Школьном Надзоре» эти идеи находят дальнейшее развитие. Действие происходит в школе-интернате для малолетних Иных. Там учатся те из них, которые допустили мелкие нарушения великого Договора. При этом в одном классе Темные и Светлые. Из Темных преобладают низшие Иные: вампиры, оборотни.

Один из учителей, Дмитрий Дреер, является главным героем книги. Он преподает литературу. Вначале он Светлый Иной самого низшего 7-го уровня, потом Инквизитор, сумевший искусственно поднять свой уровень до 3-го. Дмитрий несколько раз терял свой статус Иного, получал его вновь, повышал и понижал свой уровень, но почему-то это совершенно неинтересно. Возможно потому, что у этого персонажа нет никакого внятного облика и характера – он только функция сюжета.

Дмитрий Дреер вел кружок любителей поэзии, который он назвал «Общество мертвых поэтов». В него ходили несколько Темных учеников и одна Светлая. Ее звали Анна, и она была джинном, т.е. умела добывать предметы неизвестно откуда, при этом даже не те предметы, которые реально существовали, но и те, которые она придумала.
Подростки бунтовали против своей волшебной участи: вампирам надоело пить кровь и терпеть вечный голод, оборотни устали переживать болезненные и унизительные трансформации, те, кто были магами, страшились пережить своих родителей и друзей детства, опасались в будущем пережить своих детей. Также Темные не хотели быть Темными и считали несправедливым, что нельзя переменить свое первое решение при инициации. Все вместе они склонялись к той ереси, что или все люди должны быть Иными, или Иных быть не должно.
Анна, как настоящая Светлая хотела им помочь. В каждой из трех частей книги она осуществляет какой-то из глупых и опасных замыслов, а Дреер исправляет положение. Учителя в этой ситуации предстают просто идиотами, постоянно наступающими на одни и те же грабли, а вредная девчонка творит, что хочет.

В первой части дети придумали сыворотку, с помощью которой они отделили от себя свою Тень. В результате они лишились магических способностей, а вокруг интерната стали бродить громадные волки, ползать огромные змеи, шататься вампиры. Все они были не совсем материальны, но людей пугали. Когда Дреер сообразил что там и к чему, Тени вновь соединились со своими хозяевами.

Во второй части дети раздобыли загадочную книгу «Фуаран», которая уже была уничтожена в «Дневном Дозоре», когда сосед-вампир Городецкого пытался сделать с помощью нее всех людей Иными (там было для этого особое заклинание). Но ведь девочка-джинн могла получить все, что хотела, и стоило ей узнать о существовании этой книги, как она оказалась у нее в руках.
Правда, здесь есть дополнительная интрига: о книге ей рассказал Инквизитор высокого ранга. Дело в том, что у инквизиторов вроде бы не было главного начальника, но на самом деле он был, и им оказался – сюрприз! сюрприз! – Александр Македонский.

«Школьный надзор» грешит тем, что подобно некоторым семитам и антисемитам, геям и гомофобам, переводит всех известных людей в обожаемую или ненавидимую корпорацию. Вот и Македонский у них Иной.

В данном случае он хотел, чтобы девочка добыла «Фуаран», а он книгу отобрал и спрятал, чтобы у Инквизиции было страшное оружие типа атомной бомбы на всякий случай.
Но Анна перехитрила Инквизитора и прочитала формулу обращения простого человека в Иного задом наперед, отчего Александр лишился своей силы и ничего не смог Анне сделать плохого. Но потом Дреер все же уговорил ее уничтожить вредную книжку.

В третьей части страшное заклинание вновь всплывает, так как Анна опять добыла себе «Фуаран» - Дреер как-то забыл, что для девочки не существовало уничтоженных вещей.
Но в этот раз к заклинанию прицепили еще Царскосельский лицей. Само собой, в свое время этот лицей организовали для детей-Иных 19 века. И Пушкин, и Горчаков и еще кто-то были Иными, причем Пушкин был Темным Иным, но его не инициировали.
Вся территория лицея была при этом могущественным артефактом, который в свое время был испорчен, но дети его починили. Они заперлись в Лицее, а все, кто шел туда к ним, из Иных превращались в обычных людей. Но Дмитрию и в этот раз удалось уговорить детей оставить свои глупости.
Старшие товарищи – Гессер и Завулон – объяснили, наконец, зачем нужны Иные.

Сумрак – это скопление всех эмоций всех живых существ на Земле. Эмоции ведь есть не только у людей, но и у животных. И вот миллионы лет в Сумраке скапливались эмоции страха, ужаса, голода, ярости, похоти. Когда они достигали критического уровня, в мире случался катаклизм типа вымирания трилобитов, динозавров или Всемирного Потопа. Но потом появились люди, а вместе с ними Иные. Иным становится тот человек, у которого есть дефицит эмоций. В этом случае он может получать силу из Сумрака, т.е. он как бы отсасывает оттуда эмоциональную энергию. Чем ниже уровень эмоциональности Иного, тем больше энергии он получает от Сумрака, тем выше его магический уровень. У нулевого Волшебника собственный уровень эмоций нулевой, и поэтому он способен зачерпнуть любое количество силы. Таким образом, существование Иных, которые «доят» Сумрак, спасает мир от глобальных катастроф. Авторы сравнивают Иных с полезными медицинскими пиявками, отсасывающими дурную кровь. Понятно, что поэтому Темных Иных больше (в 16 раз, как вычислили Иные-ученые) - ведь в сумраке по-прежнему преобладают негативные эмоции: боль, страх и агрессию никто не отменял. Когда детям это объяснили, они забросили свои глупости и вернулись к горькой, но почетной роли вампиров и оборотней.

Большая часть книги, видимо, написана Шушановым, но мне кажется, что, по крайне мере, к написанию второй части приложил руку и сам Лукьяненко.
Вообще же эволюция его взглядов на значение Иных в жизни человечества, по-видимому, связана с переменами в его социальном статусе. Ведь Иные – это никто другие, как представители элиты. Вначале Лукьяненко относился к части элиты, как к кровососам. Вспомним: Светлые были бедные, а Темные – богатые. То есть, допустим, творческая элита, в особенности писатели – это Светлые, а власть и банкиры – Темные. Потом он обнаружил, что одни других стоят. А теперь уверился, что элита – это благо: не так просто она кровь сосет, а чтобы не было хаоса, жертвует собой.
Весьма симптоматично. Все же Лукьяненко - бывший советский писатель, и принадлежность к элите для него требует какого-то оправдания. Действительно, разве деньги - не кровь экономики? "Шура, а зачем вам деньги?"; "Дал бы тебе, бабка, денег, да ты же их проешь...". Дай бабкам нормальную пенсию, а работягам хорошую зарплату - так они на нее всякой дряни накупят. Разве они додумаются купить бутылку вина за 10 тыс. долл.? Для того и нужна элита - для вдумчивого, элегантного, творческого потребления. Этим они спасают экономику, придают ей динамичность. Их постоянно растущие потребности - двигатель прогресса. Одна беда: некоторым это до сих пор кажется немного неловким, и сидя за обедом в пару врачебных зарплат они вынуждены придумывать сложные теории, почему им это можно, а другим нельзя.
То ли дело, например, Роулинг. Там мир простых людей - это мир полных придурков. Но хорошая и талантливая девочка может стать "волшебницей" и приобщиться к элите, если она, например, напишет популярную книгу и станет миллиардершей.

Сам Лукьяненко обещает докончить книгу «Шестой Дозор», который будет последним, а вот в проект «Дозоры» он надеется вовлечь различных писателей, чтобы под этой маркой выходило не меньше 2-х книг в год.
Не помню случая, чтобы из подобных проектов выходил какой-нибудь толк. На каком-то этапе многие популярные фантасты делают нечто похожее. Был проект "Миры братьев Стругацких", были аналогичные "Миры" у Аспина, еще у кого-то. Суть их в том, что известный фантаст позволяет использовать своих героев, свои темы другим писателям, а сам только ставит имя на обложке. Вероятно, это приносит ему какие-то деньги, но путает читателей.
Хотя можно ожидать чего-то интересное. Мне кажется, что Дмитрий Емец мог бы придумать по теме "Дозоров" что-нибудь путное. В свое время у него отлично получились романы-пародии на Гарри Поттера.


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments