uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Корейское чудо-юдо


Оглавление проекта "Расцветала сакура и груша"

Нахожусь в городе Ульсан. Этот город может служить прекрасной иллюстрацией «корейского экономического чуда».


До начала 60-х годов это был поселок, специализирующийся на китобойном промысле. Они забивали кита и устраивали по этому поводу праздник. Да и китами они занялись не сами по себе, а этот промысел организовал у них в начале 20 века один русский китобой из Владивостока. В России у него дела почему-то не пошли – вот он и перебрался в Корею. А до китов они, наверное, просто рыбу ловили, а, может быть, тут и не жил никто. Но потом на этом месте построили заводы Hyundai – и появился город. Сейчас в нем больше миллиона человек.
Итак, в 1960 году в те времена Корея относилась к числу беднейших стран Азии, и по ВНП на душу населения уступала Папуа-Новой Гвинее и Нигерии. Голод был обычным явлением в деревне, а электричество в городах подавалось с перерывами.
Весной 1961 года произошел военный переворот, организованный генералом Пак Чжон Хи, с именем которого и связано «корейское экономическое чудо». Вот как пишет об этом Википедия: «Новое правительство сделало ставку на развитие экспорта. Корею следовало превратить в страну-фабрику, которая бы импортировала сырье и экспортировала готовую продукцию. Однако большинство карликовых корейских фирм того времени не могло и думать об успешном выходе на международный рынок. Поэтому после прихода к власти генерал целенаправленно «отобрал» несколько десятков фирм, которые казались ему наиболее перспективными. Основным критерием отбора были при этом личные качества руководителей, а не особенности фирм. Таким образом образовался список привилегированных компаний. Этим компаниям власти оказывали всяческую поддержку, предоставляли льготный доступ к кредитам и иностранным инвестициям. Свою благодарность «избранные» должны были выражать не конвертами с валютой — взяток Пак Чжон Хи не брал, а дисциплинированным исполнением правительственных предписаний. Так появились на свет южнокорейские «чеболь» — многопрофильные семейные холдинги».
Одним из таких семейных холдингов стал Hyundai Civil Industries (впоследствии — Hyundai Construction). Его возглавлял Чон Чжу-ён, который родился в семье бедного крестьянина в Северной Корее в 1915 году. Он работал грузчиком в Сеуле, потом организовал свой автосервис и продавал подержанные детали под видом новых японцам. Это было в 1939 году, а в 1946 году эта мастерская и стала первым предприятием, которое носило название Hyundai («Современность»). В 1939 году на фирме работали 11 человек. Подняться ей помогли заказы американцев во время Корейской войны. В этом сыграл роль младший брат Чон Чжу-ёна, который знал английский язык. Тогда это было редкостью. К концу пятидесятых детище Чон Чжу-ёна уже представляло собой крупную по корейским меркам компанию. Но если бы не государственная помощь Пак Чжон Хи, то никакого гигантского концерна бы, конечно, не было. Начинал Hyundai с того, что добился подряда на восстановление взорванного во время Корейской войны моста в Сеуле. Несмотря на то, что этот контракт принес компании заметные убытки, работы на столь заметном объекте в центре столицы были проведены с примечательной эффективностью и завершены досрочно. Этот успех, как и планировалось, привлек к Чон Чжу-ёну внимание самого президента, и вскоре Hyundai была выбрана в качестве одного из главных экспортеров строительных услуг — сначала во Вьетнаме и странах Юго-Восточной Азии, где в годы Вьетнамской войны компания строила американские военные объекты, а потом — и на Ближнем Востоке, который в семидесятые годы стал главной ареной деятельности корейских строительных компаний
В 1973 году начала работать верфь Hyundai, которая к 1984 году сделала Корею второй кораблестроительной державой мира.
В семидесятые годы Hyundai стал активно строить и автомобильные заводы (Hyundai Motor), продукция которых вскоре также пошла на экспорт. В 1983 году была создана дочерняя компания Hyundai Electronics, со временем ставшая одним из крупнейших мировых производителей полупроводников. К концу семидесятых группа Hyundai вошла в состав «большой четверки» корейских концернов. Кроме Hyundai, в эту четверку входили Samsung, LG (Lucky Gold Star), Daewoo. На протяжении четверти века Hyundai занимала в списке чэболь первую или вторую строчку. В 1987 г. в состав холдинга входили 34 дочерние компании, на предприятиях которых работало 159 тысяч человек. Концерн производил корабли, автомобили, электронику, локомотивы, станки, электрооборудование, сталь, занимался нефтехимией, строительством и страхованием.
Но в 1997 году разразился азиатский кризис. После кризиса отношение к чэболь резко изменилось. В общественном мнении суперконцерны в одночасье превратились из символа успеха и процветания в символ коррупции и неэффективности. В новых условиях правительство приступило к программе реструктуризации чэболь. Ее главная цель — сделать корейских гигантов похожими на «нормальные» западные концерны: специализирующиеся в нескольких отраслях и управляемые профессиональными менеджерами, а не членами клана основателя концерна. Правительство дробит чэболь, заставляя их предоставлять самостоятельность своим дочерним компаниям, настаивает на введении в состав руководства менеджеров «со стороны», на увеличении влияния рядовых акционеров, ограничивает размеры задолженности. В отличие от другого гиганта — Daewoo, разорившегося в 1999 г., Hyundai избежал прямого банкротства, но дела у него складывались заметно хуже, чем у двух других супер-чэболь — LG и Samsung.
Что касается основателя компании, то в 2000 года Чон Чжу-ён сообщил о своем отходе от дел и о передаче компании своему сыну Чон Мон Хуну. В 2001 году он скончался.
Любопытно, что Чон Чжу-ён пытался наладить отношения со своей родиной, Северной Кореей. Он встретился с Ким Ир Сеноми подарил стране 500 коров. Кроме того, он создал Кымганскую туристскую зона. В рамках этого проекта южнокорейские туристы прибывают в КНДР на круизном лайнере, любуются там горами Кымгансан, а потом возвращаются домой. Эти горы считаются у корейцев священными, очень красивыми, с ними связано много легенд, и там были знаменитые буддийские монастыри. Во избежание нежелательных контактов, из туристского района было удалено все местное население, а необходимая инфраструктура построена за счет южнокорейской стороны. Но проект не принес Чон Чжу-ёну прибыли, потому что вместо ожидаемых 500 тыс. в год горы посещают 300 тыс., и это число сокращается. Старина не в моде.

Теперь вернемся к нашей поездке. В Ульсане и находится судостроительный и автомобильный завод Hyundai Construction. Нас водили в музей компании, где представлены фотографии Чон Чжу-ёна, есть реконструкции комнат, где он жил, его ботинки, рубашки и множество фотографий. На одной он, кстати, с Горбачевым.
Все, что изложено выше, я узнала из Википедии, т.к. переводчица наша не знает толком ни русского, ни корейского языка – она узбечка из Ташкента, вышедшая замуж за корейца. Зато хорошенькая и улыбается.

Автомобильный завод нам не показали, но показали судостроительный. Он огромный, производит впечатление. Снимать там не разрешили. Видели громадные корабли, уже готовые к спуску на воду. И мы такие строили, но не зря этот самый Чон Чжу-ён с Горбачевым ручкался.

Еще нас водили в музей китов. Что сказать – я бы без этого прекрасно обошлась. Созерцала скелеты китов, ну очень большие, хотя скелета голубого кита там нет. Немного посмотрела шоу дельфинов – они прыгают и тявкают, как собаки.

Также мы посещали университетскую огромную клинику (построена на деньги Hyundai ) и частную, но тоже многоэтажную стоматологическую клинику. Стоматологи, якобы, устанавливают штифтовой зуб за 20 мин. Они не делают слепок, а делают ЗД проекцию. Вроде бы, это убыстряет работу. Но, наверное, 20 мин - это сама установка. С нашей переводчицей ничего не поймешь. Стоит один зуб от 2-х до 2,5 тыс. долл. Вообще, воны легко переводить в доллары - надо отнять три нуля.

В клинике нам подарили пудовый куб с изображением своего здания, а у стоматологов разжились зубной пастой и зубной щеткой – все не зря ездили. Ну и проспекты, конечно. Учитывая, что нас двое, этого всего 2 комплекта. Теперь таскаем. Я прошу Андрея выкинуть - он не хочет.

В центре Ульсана стоят небоскребы, на окраинах – двухэтажные коробки и все эти заводы. Но мы живем в центре. Ночью все горит, а в каждом доме по несколько кафе. Все едят. Одна улица – все едят, вторая – то же самое, третья…как шелкопряды. Люди сидят за столиками и жарят мясо и рыбу на жаровнях. Над городом стоит чад. Чем дальше от центра, тем больше традиционных кафе, где снимают обувь и сидят за низкими столиками. В витринах аквариумы с рыбами, крабами, черепахами - они их вылавливают и готовят. Рыбу едят сырую, поливая только соевым соусом. Понравилось мне рисовое вино - оно мутное, белое, на молоко похоже, но по вкусу - кисло-сладкое и совсем слабенькое. Пьют его из больших пиал.

Школьницы носят форму с пиджаками и короткими юбочками, как у японцев. Выглядят очень сексуально.
Некоторые люди ходят в масках и респираторах - боятся заразы, а женщины защищаются от солнца зонтиками, хотя и солнца-то толком нет, и всего 23 градуса. Они будут жить вечно. И действительно, уже средняя продолжительность жизни у женщин заходит за 80 лет.
У пожилых часто кривые ноги - последствия голодного детства. Молодые выше ростом, холеные. Вечером по улицам ходит в основном молодежь, многие поддатые.

Центр сделан под условный "Запад". Только тут есть надписи на английском и даже без дубляжа на корейском. Сетевые мировые кафе типа "Баскина Робинса". Товары все от известных фирм. При этом они как бы без налога, как в аэропорту, например, но дороже, чем у нас. Даже компы от Самсунга дороже, чем у нас.

Много церквей, есть большие соборы. Я спросила корейца, который ужинал с нами, почему у них много церквей и мало буддистских храмов. Он ответил, что сам христианин, что корейцы привыкли к единобожию, а японцы - к многобожию. Видимо, решили поменять старого Будду на нового Христа в надежде зажить по-европейски. Я думала, что у них, в основном, протестанты, но оказывается, католики. По словам моего собеседника, атеистов у них тоже много.

В центре красивые пешеходные улицы, но уже через 5 минут ходьбы плитка вздыблена волнами.
Рабочие здесь работают 8 часов плюс сверхурочные – так Прохоров предлагал у нас сделать. В итоге реально они сутки работают, сутки отдыхают. Отработал сутки, отоспался, поел в кафе и опять на работу – вот и вся жизнь. Я вот думаю, почему они все никак не справятся с Северной Кореей? В том числе, и не хотят, потому что опасаются, что кормежки на всех не хватит.

Во Владивостоке есть отель Hyundai – его открывал сам Чон Джу-ён. Там почему рядом поставили памятник Чужому (из фильма). Я его искала-искала – не нашла. Куда делся и на что намекали? Может, что-то знают люди про этот Hyundai?

Кликабельно (можно щелкнуть по картинке и рассматривать крупный вариант)

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Прогулки не по Москве)
Tags: Путешествия
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments