uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Русский таджик о политическом моменте

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам



В восьмидесятых годах у нас работал один человек, приехавший из Таджикистана. Его зовут Насим. Он был женат на девушке из ближнего Подмосковья, имел сына, но сильно не ладил с тещей. Теща не могла смириться с тем, что он плохо говорит по-русски, немножко напоминает Чебурашку и отличается большой степенью наивности. Однако, Насим – очень добрый и миролюбивый человек, более того, он человек с ярко выраженной общественной позицией. В то время он многим был недоволен и постоянно возмущался то тем, то другим. Однажды мы были с ним в колхозе «на картошке». Как он тогда возмущался всеобщим пьянством и пофигизмом! Колхоз, действительно, жил своеобразно. Местные жители на полях не работали, там трудились люди с московских заводов, из НИИ, КБ и прочие. А колхозники утром и днем спали. Просыпались они к вечеру и всю ночь гудели в клубе. Огородов не держали. Деньги зарабатывали те, кто были механизаторами, но весной. За посевную они обеспечивали себя на год. Доярки тоже хорошо получали, что не мешало им регулярно уходит в запой, отчего коровы стояли не доенные. Остальные граждане числились полевыми рабочими, а их норму выполняли люди из города. Кроме того, они воровали огурцы из огромных теплиц и продавали их на рынке. Посередине колхоза стояла столовая с бесплатной едой, где мог есть любой желающий, потому что она предназначалась для толп ИТРов, работающих «на картошке» и уследить за тем, кто имеет право там есть, а кто не имеет, было все равно невозможно. И вот одна корова начала телиться. Доярка была пьяна, ветеринар тоже. (Трезвым там вообще был только один агроном, который зато пребывал все время в абсолютно озверелом состоянии. Должно быть, он вскоре умер от инсульта.) Конечно, приезжим из города не было дело до коров, доярок, ветеринаров, а вот Насим переживал. Это он заглянул в коровник, это он искал кого-то, кто мог бы заняться отелом. В конце-концов он сам и принял роды, всю ночь просидел с этой коровой. Спасибо ему, естественно, никто не сказал.

Когда разрешили так называемую индивидуальную трудовую деятельность (ИТД), Насим начал выращивать бычка. Теща была, естественно, в обмороке, так как считала себя интеллигенцией и чуралась крестьянского труда. Потом Насим намучался с продажей этого бычка на мясо. Он рассказывал нам про свои мытарства, из его рассказов стало ясно, что вся эта хваленая ИТД нужна только для видимости, как впоследствии и выяснилось. Но Насим еще верил в демократию, выдвинулся в местные депутаты – и его, действительно, выбрали. На этой должности он помогал людям, чем мог, через 4 года ушел. Ему не пришло в голову лезть выше. «Зачем?» - удивлялся он. С женой пришлось развестись: теща победила. Насим вторично женился, на это раз на женщине из Благовещенска, и уехал на Дальний Восток. Там его, кстати, тоже выбрали местным депутатом, и там он тоже отработал 4 года. Основным своим достижением за этот период он считает то, что не дал перевести их поселок в другой район, что привело бы к закрытию школ и еще к чему-то нехорошему. У него дом, большой огород, который он обрабатывает, двое детей. Иногда он приезжает по делам в Москву, всегда заходит к нам и рассказывает о жизни в Таджикистане и на Дальнем Востоке. Конечно, человек он простоватый, и может быть что-то преувеличивает, но его мнение – это и есть то народное мнение, которое теперь не часто услышишь.

Вот и сегодня заходил. От Таджикистана он в ужасе. Там остались его братья, которых он каждый год навещает. Говорит, что всюду полная антисанитария. Воды нет: раньше вода добывалась из скважин, но теперь трубы проржавели, все сломалось – воды не стало. Арбузы и фрукты есть опасно: в них очень много ядохимикатов. Женщины теперь носят хиджаб, велико влияние Ирана. Дети учатся только в Душанбе. Работы нет, а цены как в Москве. Люди сажают зерно в горах (в его районе - одни горы), потом собирают и мелят на ручных мельницах, как в первобытное время. Граница стоит открытая, свободно идет наркотрафик из Афганистана. Афганцы приносят таджикам героин и велят продавать, если те не приносят им деньги (например, их обманули), то они на первый раз забирают одного ребенка, потом следующего, и так далее. Если долг не возвращается, то забирают корову. Я все ждала, что заберут и жену, а вот и нет: не нужна им чужая жена (наверное, свои достали уже). Жену вместе с мужем просто убивают, а дом сжигают. Все должности покупают. Дорого стоит, например, должность милиционера, образование при этом не нужно. Когда в ГАИ привезли радар, то между милиционерами началась настоящая драка, два радара сломали. Оставшийся радар забрал начальник и дает милиционерам на один день за большие деньги, но те их, видимо, за день отбивают. Таджики говорят, что готовы стоять на коленях, лишь бы Россия взяла их обратно к себе. Но Насим им строго сказал, что они сами во всем виноваты: «Зачем вы выживали русских, зачем забрали их дома? Как вам не стыдно теперь ездить туда на работу? Вы должны вернуть людям деньги». Рассказывают, что у их президента был суровый разговор с Путиным. К Рахмонову приезжала К. Райс и обещала денег за то, что он уберет оттуда наши военные базы, тот был готов согласиться, но Путин потребовал у него вернуть долги, отчего все и осталось по-прежнему. Деньги-то все Рахмонов положил на свой счет в швейцарском банке. Теперь рассказывают, как Рахмонов приезжал уже к Медведеву просить денег, потому что народ у него голодает. Медведев его сразу не принял, а велел подождать 2 часа. Сам же вызвал к себе Жириновского, Зюганова и Грызлова. Спросил у них совета. Те сказали, чтобы не давал. Тогда Медведев так Рахмонову и сказал: «Уходи!», и рукой указал на дверь. Рахмонова все ненавидят. Вот он приезжал в Ленинабадский район («очень хороший район, там все чисто»), ему кинули под ноги гранату, а она, к несчастью, не взорвалась. Тогда Рахмонов вызвал войска и перестрелял всю оппозицию. Таджики же совсем одичали. Когда Насим видел их в аэропорту «Домодедово», он поразился тому, что они даже не умеют пользоваться эскалатором, не знают, как садиться в самолет, а таможню не могут пройти по три дня.
«О чем думает Кремль? Ведь там скоро будет Иран?» - возмущается Насим.

Политикой России в отношении Дальнего Востока Насим тоже недоволен. Он говорит, что там засилье китайцев. Если китаец женат на русской и имеет ребенка, правительство Китая платит ему деньги, оплачивает жилье, учебу ребенка. В школе эти дети учат и русский и китайский. Китайцы начинают выживать русских. Они скупают их дома, если дом не продают, то его поджигают. «Что делать? – разводит руками Насим - Там будут иранцы, а здесь китайцы. Почему Кремль ничего не делает?» Он задавал этот вопрос знакомому ФСБешнику в хороших чинах. Тот ответил: «А тебе какое дело? Вот меня это не*бет».


Tags: Бытовые размышлизмы, Непридуманные истории
Subscribe

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments