uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Вадим Панов. Цикл «Тайный город»


Читаю большой цикл Вадима Панова «Тайный город». Это городское фэнтези в жанре боевиков-детективов. На сегодня существуют уже 17 романов, написанных Пановым с 2001 года, и три сборника, где приняли участие разные авторы, развивающие темы «Тайного города».
Каждый роман самостоятелен, но иногда есть отсылка к предыдущей книге. В сюжете участвуют как временные, так и сквозные персонажи.
Представьте себе, что история земли была совсем не такой, как мы привыкли думать. Прежде чем появился Homo sapiens (челы), Землю населяли пришельцы из других миров. Все они были могучими магами, но не отличались плодовитостью. Возможно потому, что жили очень долго. Маги для колдовства используют магический источник. Он не безграничен. Поэтому много магов не может быть по определению, и заселить Землю им не удалось.
Первыми были асуры, их смели навы, потом навы сражались с родственным себе народом татов и победили их, но навов победили люды, а людов - чуды. Но потом всех разогнали челы. У челов были самые сильные маги, например, гиперборейцы. Но после победы над чудами, челы пошли другим путем. Они забросили магию и сделали ставку на технический прогресс. Своих же магов челы преследовали с помощью Инквизиции.
Побежденные маги уходили в Тайный город. Его построили асуры, которых в свое время истребили навы практически полностью. Семья Тать тоже пропала. В итоге в Тайном городе живут навы, люды и чуды – они образуют Великие дома.
У каждого из великих домов, управляемого одноимённой семьёй, есть семьи-вассалы.

К великому дому Навь принадлежат торговцы Шась, сильно похожие одновременно на ассоров и на евреев; врачи из семьи Эрли; Масан (вампиры); Ось (обитатели канализации, выведшие громадных крыс).

Вассалы дома Людь — шоумены Концы, против которых не может устоять ни одна женщина, несмотря на то, что они – лысые полные коротышки; оборотни Моряны и воинственные Красные Шапки — сброд с окраин, и Челы (люди) - ведьмы, экстрасенсы, колдуньи, ворожеи пользующиеся источником энергии Дома Людь.
Моряны - не пришельцы. Их вывели только в 19 веке.
Красные Шапки действуют во всех романах. Это комические персонажи.

Вассалы Великого Дома Чудь — четырехрукие воины-убийцы Хваны. Они выращивают золотой корень – растение, способное повышать магические способности. Еще их нанимают в киллеры.


Источник энергии у Дома Людь – Колодец Дождей; у чудов – Карфагенский амулет, навы свой источник скрывают. У челов тоже были источники – Большой и Малый Трон Посейдона, но они утеряны.

Навы (Темный Двор) – это кто-то вроде ситхов из «Звездных войн». Их князь – один в один Император – тоже лицо всегда закрыто капюшоном. Но у него есть отдельное воплощение – интересный мужчина, которого зовут Сантьяго. Сантьяго очень деятелен, носит белые одежды и отчитывается князю о своих делах. В общем, князь навов такой шизик, что не только сам с собой разговаривает, но еще и сумел раздвоиться физически.
Убить нава очень сложно. Их кровь – черная, пули их не берут. Живут дольше всех. Сантьяге уже десятки тысяч лет. Навы сильны своей аналитической службой. Их аналитики умеют составлять точные прогнозы.
Отдельного романа про навов нет, но Сантьяго действует во всех книгах. Два романа - о вассалах навов вампирах- масанах («Королевский крест» и «Царь горы»).

У людов (Зеленый Дом, Дом Журавля) маги – женщины, но мужчины-бороны управляют доменами. Правит королева – могущественная ведьма. Ее выбирают все люды.
Судя по именам (Нежа, Всеслава, Мирослав и пр.), это кто-то вроде славян. Внешне похожи на челов.
Людам посвящены романы «Войны начинают неудачники», «Ребус Галла».

Чуды (Орден) – это рыцарский орден. Имена немецкие. Правит Великий магистр. У них даже есть дракон. Внешне они тоже похожи на челов.
О чудах больше всего сведений в романах «Командор войны», «День дракона».

Вот отрывок из романа, из которого можно понять, как все это выглядит: описывается прием в Доме людов:
«Королевские приемы — это всегда праздник. Дамы состязаются в пышности туалетов, бароны с важным видом потягивают винцо и косятся на юных фей, которым строгие правила волшебниц Зеленого Дома еще дозволяют откровенные наряды. Феи на приемах — в центре внимания. Вокруг них непременно ошивается дворянская молодежь — виконты, воеводы и даже шумные рыцари Великого Дома Чудь. Из их компаний доносится громкий смех, в запасе всегда достаточно зубастых эпиграмм и двусмысленных шуток, а под занавес молодые лейтенанты-чуды обязательно договариваются о дуэлях с молодыми виконтами-людами. Справа, у малахитовых колонн, обычно группируются выходцы из Темного Двора: степенные шасы в длинных темно-синих одеяниях — смуглые и носатые любители хороших коньяков; острые на язык эрлийцы — прирожденные врачи и большие обжоры; наконец, навы — высокие, худые, изучающие непроницаемо-черными глазами чуждую им пышность. Никто не знал, получают ли навы удовольствие от королевских приемов, но являются они всегда вовремя».

В настоящее время дорога, по которой пришельцы приходили на Землю, закрыта. Уйти они не могут. Все вместе Великие дома боятся челов и имеют с ними соглашение, которое со стороны челов подписали деятели церкви, а именно, монахи из Забытой Пустыни. Чего маги боятся? Что ни говори, а челов – 8 млрд. К тому же среди них может появиться Инквизитор. Он не маг, но способен аккумулировать энергию верящих в него людей и творить чудеса, неподвластными магам. Еще только челам доступна магия, для которой не нужен источник – магия гармонии мира. Такие маги рождаются крайне редко, но справиться с ними нелюди не могут. Так челы с помощью такого мага могут путешествовать по другим мирам, куда нелюдям путь закрыт («Кафедра странников»).
Если челы узнают о существовании Тайного города, Великим Домам конец. Но, конечно, они могут сильно навредить перед концом. Поэтому соблюдается пакт. На всякий случай у челов есть Черная Книга, которую охраняет Хранитель. В книге содержатся все самые сильные заклинания и арканы. Хранителем может быть только чел. Дома хотели бы заполучить книгу, но не могут.
Нелюдям запрещено применять магию среди челов. Если что-то вдруг выплеснется наружу, то спасет Служба утилизации.
У магов есть свои банки, свои больницы, свои магазины и казино. У них даже есть свое телевидение и интернет-компания «Тиградком». Технические новинки они заимствуют у челов. Так аналитики-навы используют компьютеры.
Все нелюди активно занимаются генетическими исследованиями.
Челы, проявляющие магические способности, разыскиваются людами, которые определяют их в магическую школу, а потом разрешают заниматься магией типа гадания, лечения среди челов. Некоторые из них добиваются больших успехов. Например оборотней-морян вывела человская ведьма Моргана.
Еще на нелюдей работают наемники. Они не маги, но знают о Тайном городе.
Наемники Кортес, Артем, Яна, Инга - персонажи многих романов.

В чем изюминка цикла? Что мне нравится в романах Панова? То, что Тайный город находится в Москве. Навы поселились на том месте, где сегодня стоит Москва. То, что вокруг их Тайного города вырос город челов, их не смущает.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0//47/576/47576405_nav.jpg
Это тайная база Дома Навь или Темный Двор.
http://www.mirf.ru/Articles/3/668/chud.jpg
Замок чудов на проспекте Вернадского состоит из трех высоток.
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0//47/576/47576700_erli.jpg
Здесь лечат самые лучшие в мире врачи из семьи Эрли. Называется Обитель. Если подойти близко, то увидишь дверцу. Эрли лечат почти все и хорошо, но очень-очень дорого.
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/0//47/576/47576807_krashapki.jpg
У самой тупой семьи нелюдей Красных Шапок тоже есть свой офис в Южном Бутове. Удивительно, но в Юбутове Красные Шапки ведут себя очень тихо.
http://www.mirf.ru/Articles/3/668/yasher.jpg
Любимый клуб нелюдей и наемников «Ящеррица» в Измайловском парке.

Моряны охотятся в Лосином Острове. Там же находится резиденция королевы. Люды поделили Москву на домены. Самый богатый из них – домен Сокольники и им управляет любовник королевы Мирослав.
Чуды поделили Москву на свои административные единицы.
http://cft2.mirf.ru/Articles/21/4268/kartas.jpg

Чтобы вы поняли атмосферу этих романов, я приведу два отрывка из романа «Куколка последней надежды». Кратко скажу, что куколок делали Целители – это человские маги, умеющие лечить. Куколка может вылечить любую болезнь, но прежде она должна убить и выпить кровь у нескольких представителей того вида, который ей предстоит лечить. Потом она приникает к больному, отдает ему все свои силы и исчезает. Куколки – запрещенный артефакт. Много веков их не производили. В результате сложной интриги, затеянной одной женщиной-Целителем с целью отомстить бывшему мужу, куколки появились у японского тайного клана Китано, который имел цель бороться с нелюдьми. Одну из куколок украли. Японец Тори, член клана, едет в Москву.
«Аптека брата Вербиуса
Москва, Малый Казенный переулок,
8 сентября, воскресенье, 10.52
Тори не знал, куда ему нужно идти, он совершенно не ориентировался в Тайном Городе, но был уверен, что легко отыщет требуемый магазин. Ведь главное знать, что ищешь, и уметь это делать. И с тем, и с другим проблем у вакагасиры не было. Японец оставил «Лексус» у Курского вокзала и углубился в узкие московские улочки, змеящиеся с противоположной стороны Садового кольца. Он не сомневался, что здесь, в самом центре древнего города, нужное заведение встретится обязательно.
Легко опирающийся на простенькую бамбуковую трость, Тори неспешно двигался по переулкам, с любопытством читая вывески лавок и магазинчиков. «Продукты и спиртные напитки», «Мебель на заказ», «Подарки и сувениры»… Вакагасира задержался у этой вывески, улыбнулся и прочитал настоящий текст, крупно написанный прямо на витрине: «Любые артефакты, кроме боевых. Продажа и подзарядка. Действует гарантийная мастерская». За прозрачным стеклом скучал в окружении причудливых статуэток носатый продавец. Вот так, легко и просто.
Японец покачал головой. Он знал, что увидит нечто подобное, ждал этого, но, тем не менее, слегка растерялся. Магические артефакты (кроме боевых) можно купить, просто войдя в эту дверь. Интересно, на сколько они дают гарантию? Тори медленно пошел дальше. Учитель прав — нелюди плотно захватили этот город, вот только… вот только ненависти к носатому продавцу вакагасира не почувствовал. Уж слишком обыденной была его поза.
«Кафе», «Игрушки», «Аптека Вербиуса»… Тори остановился возле маленькой частной аптеки и прочитал настоящую вывеску: «Классические настойки. Снадобья и травы от всех болезней. Эрлийские препараты». Кажется, то, что нужно. Японец решительно открыл дверь.
— Так сколько, вы говорите, малышу лет? — Хозяин, седенький старичок с быстрыми черными глазами, пытливо посмотрел на посетительницу.
— Четыре года, — ответила женщина. — Не знаю, как его угораздило простудиться в такую жару.
— Обычное дело, мадам, самое обычное, — рассмеялся аптекарь. — Четыре года… — Он покопался в ящиках и выложил на прилавок два бумажных пакетика. — Разведите содержимое горячим коровьим молоком, дайте ребенку выпить и положите его спать. Утром будет как новенький.
— Не знаю, — смущенно протянула женщина. — Я думала купить что-нибудь вроде «Фервекса».
Она огляделась, но на многочисленных полках аптеки не было ни одной упаковки современных лекарств, только порошки в бумажных пакетах, мази в баночках да склянки с разноцветными жидкостями. На стенах, позади аптекаря, были развешаны травы, которые наполняли помещение пряным и очень приятным запахом.
— «Фервексов» не держим, — развел руками старик. — Я продаю только собственноручно сделанные лекарства.
— Вот то-то и оно.
— Послушайте, что он говорит, — вступила в разговор старушка, до того молча стоящая у витрины. — Господин Вербиус держит здесь аптеку уже много лет, и мы ни разу не разочаровались в его рецептах.
— Все мои порошки основаны на натуральных травах, — улыбнулся аптекарь. — Никакой химии.
Женщина нерешительно посмотрела на лежащие на прилавке пакетики.
— Не знаю…
— Договоримся так, — Вербиус дружелюбно посмотрел на покупательницу. — Вы живете неподалеку?
— Да, мы с мужем только переехали на Лялин переулок.
— Вот и замечательно. Возьмите мои порошки и дайте их ребенку. Если они помогут — зайдете как-нибудь и заплатите.
— Берите, милочка, и не сомневайтесь, — кивнула старушка. — Поверьте, вы больше никогда не пойдете в обычные аптеки. Господин Вербиус, моя мазь…
— Давно готова, — старик выставил на прилавок маленькую баночку.
Аптекарь тепло распрощался с женщинами и перевел взгляд на Тори:
— Чем могу помочь?
— Не все верят, что старые рецепты могут быть лучше современных антибиотиков, — усмехнулся японец.
— Мне трудно конкурировать с телевизионной рекламой, — рассмеялся Вербиус. — К тому же мои рецепты не годятся для промышленного производства.
— Слишком сложные?
— Слишком хорошо помогают.
Вакагасира был на сто один процент уверен, что говорит с нелюдем, скорее всего с эрлийцем, но снова поймал себя на мысли, что смотрит на старика, как на человека. Как на обычного человека. «Нелюди хитры! — одернул он себя. — Скажи это старушке, которая приходит в эту аптеку всю жизнь».
— Так чем я могу вам помочь?
— Мне нужна кровь снежной обезьяны, умерщвленной в третье полнолуние путем отсечения головы, — негромко ответил Тори. — Толченый зуб единорога и две унции праха белой совы, сожженной на рассвете с соблюдением обряда «Последняя стрела».
Вербиус крякнул и потер переносицу.
— Странный комплект. Готовите бальзам «Синее небо»?
— Витаминный коктейль по дедушкиному рецепту. Помогает при радикулите.
— Да вы шутник, уважаемый. — Аптекарь постучал по клавиатуре компьютера. — Вы наемник?
— Да.
— Давно в Тайном Городе?
— Не очень. — Тори подумал и протянул правую руку. — Исмаил.
— Брат Вербиус.
— Очень приятно.
«Проклятье! Я ведь не соврал!» Седой аптекарь действительно вызывал приязнь. Такую же, как старый торговец рыбой на рынке в Токио, куда маленький Тори бегал в свое время…
— Вам повезло, Исмаил, у меня есть все, что нужно. — Вербиус направился в подсобку. — Сейчас принесу
».
Кроме японцев, в интригу с Куколкой последней надежды были втянуты американцы. В Москву приезжают и ФБРовцы Сана Галли и Вольф Балдер. Галли – толстая негритянка, считающая всех расистами.
В это время в Тайном городе проходил бойцовкий турнир, где выступали как нелюди, так и големы – что-то вроде бироботов. Самая отстойная семья Тайного города Красные Шапки потеряли своего голема. Им велели его немедленно найти, чтобы не нарушить режим секретности. Все, что умеют Красные Шапки – это наводить морок и грабить. Но они все время попадают впросак. Правит ими фюрер, а подчиняются они Дому Людь.
«Сытный обед в ресторане русской кухни, увенчанный блинами с икрой и запотевшим графинчиком водки. Шапка-ушанка с кокардой имперского пехотинца, купленная у словоохотливого арбатского торгаша. Там же приобретены оренбургский платок, четыре матрешки и поделки из Хохломы. После этого Сана сочла экскурсионную программу законченной, но Вольф предложил немного прогуляться по городу, кривые улочки которого произвели на привыкшего к прямолинейным стритам американца неизгладимое впечатление. И увешанные пакетами фэбээровцы медленно побрели по осенним переулкам, вдыхая неповторимый, чуть горьковатый аромат уходящего лета.
— Не понимаю, на что здесь можно смотреть, — пробубнила Галли, сворачивая в очередной закоулок. — Не дома, а домики. И все такие маленькие, как будто не настоящие.
— Это душа города, — негромко ответил Балдер. — Кремль, магазины, проспекты — лицо. Туристическая открытка. Дух Москвы скрыт здесь.
— И зачем он тебе?
— Интересно.
«Псих!» Сана пожала могучими плечами и достала из пакета очередной гамбургер. Несмотря на плотный обед, она не смогла пройти мимо знакомой с детства вывески «Макдоналдса» и теперь шагала по Москве, довольно чавкая стандартными бутербродами.
— Вольф, не пора ли нам возвращаться?
— Не пора.
— Мне скучно.
— Наслаждайся, пока мы здесь.
— Чем?!
— Незнакомой жизнью.
— Вольф, ты серьезно? — Галли даже забыла жевать и, морщась, проглотила кусок бутерброда целиком.
— Я абсолютно серьезен, — подтвердил Балдер. — Задумайся, Сана, только задумайся: ведь этот город древнее, чем наша страна. Он был столицей за сотни лет до «Мэйфлауэра»! Сколько тайн, сколько загадок могут хранить его камни!
— Какие еще загадки! — хмыкнула Галли, разворачивая «биг-мак». — Провинция! Европейская помойка, а все жители наверняка расисты. Ты видел здесь хотя бы одного афроевропейского полицейского? Дикое место!!
— Я уверен, что мы так и не узнали ни одной московской тайны. — Вольф не услышал презрительных высказываний напарницы. — У меня ощущение, что мы ткнулись лбом в ворота, нам дали конфетку, и мы, обрадованные, убежали восвояси. А на самом деле это была не конфетка, а пинок под зад.
Пару секунд перемазанная соусом Галли обдумывала слова напарника, а затем махнула рукой:
— Какие здесь могут быть тайны, Вольф? Это же не Америка!
— Это действительно не Америка.
Голос Балдера остался ровным и спокойным. Он совершенно не удивился, словно увидел то, что ожидал. Но проследившая его взгляд Сана не смогла удержаться от изумленного вскрика.
— О боже!
Из-за ветвей густого кустарника на специального агента Галли боязливо таращился грязный зеленый монстр.
— Что это? — выдохнула Сана.
— Чье-то домашнее животное, — безразличным голосом отозвался Балдер. — Видишь ошейник?
Монстр наполовину высунулся из кустов, жалобно посмотрел на оторопевшую афроамериканку и неуверенно дернул ее за объемистый пакет.
— Он голоден!
Галли отдала зеленому недоеденный «биг-мак» и не сводила глаз с активно заработавших челюстей монстра.
Балдер погладил создание по лысой голове, оно вздрогнуло, но не двинулось с места — в пакете Саны было еще много бутербродов.
— Что мы будем делать?
— А что мы можем сделать?
— Мы должны его захватить!
Ответить Балдер не успел.
— Я его нашел!
— Не ты, а я!
— Мля! Наконец-то!
— Ща башку снесу!
— Типа, повезло!
— Кто-нибудь, позвоните фюреру и скажите, что мы нашли голема. Пусть нас не вешают!
Зеленый уродец отбросил бутерброд и с визгом бросился к Контейнеру.
— Грэмми!
Из-за угла нарисовался черный квадрат «Мерседеса», а Сану и Вольфа окружил десяток малорослых, но очень возбужденных коротышек в кожаных штанах и красных банданах.
— Эй, челы, если не хотите прослыть придурками, помалкивайте о том, что видели. Договорились, мля?
— Мы американские граждане, — неуверенно начала Галли. — Вы не имеете права задерживать нас и причинять нам…
К сожалению, речь храброй афроамериканки звучала на английском языке, и ее смысл ускользнул от понимания дикарей. Но главное до них дошло.
— Иностранцы.
— Варяги, мля!
— Бундесы, — определил образованный Иголка. — Они там все негры.
— Второй, типа, на негра не похож, — усомнился обнимающий голема Контейнер.
— Перековался, сука.
— Хорошо, что эти олухи оказались поляками, — решил Копыто. — Вряд ли они вообще поняли, что видели. Эй, макаронники, мир — дружба! Ферштейн?
— Ла бамба бамба, эль ниньо! — щегольнул сложной фразой Иголка.
— Си ю туморров! — подвел итог Копыто. — Мерри кристмас, уроды!
Красные Шапки погрузились в джип и резко сорвались с места, окутав фэбээровцев густым облаком выхлопных газов.
— О чем они говорили? — прошептала Сана. — До Рождества еще четыре месяца.
Вольф покачал головой:
— Буду учить русский язык. Обязательно
».
Когда читаешь «Тайный город», то начинает казаться, будто все это – правда, и в одном доме засели чуды, а в другом – Красные Шапки. Тем более, что все время где-то грабят, а где-то происходят загадочные убийства. И что примечательно: никто ничего не видел! Вспомните хоть смерть Березовского.
Романы имеют крепкую интригу. Читать их интересно, но не все мне нравится. Во-первых, во всех интригах выигрывает Сантьяго. Считаю, что Панов ему подсуживает. Почему он так любит этих покойников («навь» - живые мертвецы в русском фольклоре)? Почему не челы лидируют?
Также раздражает антисоветизм автора. Угадайте, кто был самым жутким колдуном-гиперборейцем, основоположником философии ненависти Кадаф, которого звали Азаг-Тот (роман «Наложницы ненависти»)? Это был Ленин! Он дожил до 1924 года и только тогда умер. А не похоронили в земле его нарочно, чтобы он не возродился. Вход в Преисподнюю находится в Кремле.
На большевиков влияли навы с целью ослабить челов. Это они добились сноса Сухаревской башни, где жил Хранитель Черной книги. С тех пор Хранитель прячется то там, то здесь (Атака по правилам»).
Хорошо, что хоть история не слишком интересует Панова.
Не нравится мне и кровожадность автора. Кровь льется рекой. Совершаются жуткие убийства, к которым автор совершенно толерантен. Например, оборотень Анна, проводящая кровавые оргии в романе «Все оттенки черного», в других романах (например, «Королевском кресте») уже белая и пушистая.
Но вообще, очень занимательно. Пока автор не выдохся. Пока ему интересно жить и писать.Пока есть кураж. Настроение передается читателю.

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments