uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Вице-президент РСПП: технологий хранения продуктов своих нет, есть только чаны


(Интервью на «Эхе Москвы» с Давидом Якобашвили, вице-президентом Российского союза промышленников и предпринимателей, ранее руководивший компанией «Вимм-Билль-Данн».)
Д.ЯКОБАШВИЛИ – Добрый вечер всем! Я хотел сказать, что Россия на самом деле зависима достаточно сильно от чужого продовольствия, вообще, от потребительских товаров. Когда я говорил 60% - это потребительские товары: одежда, всякие предметы ежедневного спроса. А, что касается продуктов питания, страна такая, как Россия должна быть независима. Если мы вернемся в 13-й год прошлого столетия… С которым мы всегда сравнивали советское прошлое, и во всех учебниках даже сравнения даже 65-го, 70-го года происходили именно с 13-м годом, потому что это был пик российского агропромышленного комплекса, когда Россия кормила всю Европы… Зерно мы продаем – это понятно. Зерно мы производим, слава богу, мы пошли вперед от Советского Союза. Советский Союз закупал, а мы его продаем.
Но в зерне есть свои тоже правила. Семена – где мы покупаем семена – об этом тоже надо думать. В Германии мы покупаем, в Европе в основном, так что об этом надо думать.
(Опаньки! И где брать семенной материал, когда своего нет? Пустяковая проблема. Главное, это рассказать о своих успехах по сравнению с СССР. Только СССР еще имел развитое животноводство, а у РФ его нет. Поэтому и продаем зерно. Ну а сравнивать с 1913 годом, когда «кормили всю Европу». Всю, да не всю – сами имели голод каждые 5 лет.)
Д.ЯКОБАШВИЛИ : А дальше можно еще много, чего сделать и много построить, но нужны также определенные шаги не только со стороны бизнеса, но и со стороны государства. Государство должно обеспечить нашего предпринимателя, обезопасить его от административных барьеров, обезопасить его от различных проверок бесконечных, дать ему время для возрождения, дать ему время на становление, снизить ставки обязательно для тех людей, которые стараются заниматься сельским хозяйством и хотят поднять его. Конечно будут злоупотребления, но иначе не поднять экономику.
(Само собой. Злоупотребления – это наше все. Без них никак не возродиться. А проверки – зло: не смейте смотреть, что я кладу в эту колбасу.)
Д.ЯКОБАШВИЛИ – Я считаю, что мы все-таки должны идти вперед. Но ради чего это было сделано? Это же было сделано не ради того, чтобы наказать Европу, я думаю, потому что Европу наказать сейчас 13 миллиардами евро, которые они потеряют ввиду того, что мы ограничиваем ввоз этой продукции – я думаю, это не те деньги, чтобы наказать всю Европу.
Я понимаю здесь ответ государства, он должен быть. Тут идет вал различных санкций со стороны всех. Надо было что-то дать взамен. Ну вот дали в замен то, что было. Сейчас в данной ситуация я просто боюсь, чтобы это не повлекло за собой еще ответных санкций, потому что фантазии, в принципе, нет предела. И если остановятся в один момент, было бы очень классно.
М.КОРОЛЕВА – А тогда зачем, подождите? Потому что это единственное, что как-то объясняет эти санкции.

Д.ЯКОБАШВИЛИ – У России имеется очень мало инструментов в этом плане. Сейчас России сделать шаг такой, чтобы отказать, вообще, в присутствии иностранных компаний, которые работают в России и производят продукты первой необходимости – я думаю, что это было бы не совсем разумно. Основной вопрос: они должны присутствовать, потому что это уже российские компании.
(Вот, пожалуйста. Один из глав РСПП тоже не понимает, зачем нужно отказываться от продуктов ЕС. А меня за такое же непонимание уже во враги Родины записали.)
В.ДЫМАРСКИЙ – Еще один вопрос, который, конечно, всех взволновал в связи с этим, это цены. Я так понимаю, что при сохраняющемся спросе сокращение предложение неизбежно влечет за собой повышение цены, да?

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Это опять-таки… От этого не убежать, этого не избежать.
((Опять-таки: вице-президент РСПП не сомневается, что будет рост цен.)

В.ДЫМАРСКИЙ – Я так понимаю, что, по-моему, или Путин, или Медведев или кто, в общем, говорили, что мы будем что-то… Что, государство начнет контролировать ситуацию?

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Да, может быть, в данной ситуации государство может мониторить эту ситуацию, но, к сожалению, это тоже не метод, это тоже создаст определенные трудности.
Д.ЯКОБАШВИЛИ – Я думаю опять-таки это тоже и военная ситуация, можно считать это военной ситуацией, и она должна стимулировать быстрое какое-то реагирование и решение определенных вопросов. Надо создать условия. Тут вопрос: если суметь правильно балансировать, если суметь…, да, создали ситуацию, которая неудобная, некомфортная, а надо, с другой стороны, просто принять определенные решения, которые дадут возможность бизнесу просто развиваться. Вот, как было в 90-х годах: мы быстро развивались. Может быть, был сумбур, но мы быстро развивались. Ну, должна свобода… На какой-то период времени нам нужен НЭП. Есть НЭП – значит, все будет. Я вам говорю: и на полках все будет, и мы не почувствуем проблемы. Нам нужен НЭП без проверяющих органов. Даже, может быть, будут злоупотребления и очень много будет злоупотреблений, но это хуже, чем мы ограничим и ничего не получим в конечном итоге.

(Ура! Возврат в 90-е! Когда «мы быстро развивались». Главное, чтобы не было проверок и чтобы не обращали внимания на злоупотребления.)
Д.ЯКОБАШВИЛИ – Я вам скажу, что мы потребляли. Основное – это, конечно соковое производство. Соковый концентрат мы завозили…

В.ДЫМАРСКИЙ – А у нас его не производят?

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Практически нет. Мы его брали: Китай – яблоко, Турция – помидоры и яблоко также, Польша, брали из Германии яблоко и, конечно, Бразилия. Бразилия – то цитрусовые. И также Флорида в США.
Д.ЯКОБАШВИЛИ – Еще вопрос, если взять «молочку», то по «молочке» были, в общем, независимы в этом плане. Все ингредиенты можно было делать здесь, на месте. Единственно, это фрукты, замороженные фрукты порой нам приходилось брать большей частью за границей, вот хотя бы клюкву. Клюкву мы все хотели как-то сорганизовать, в России собирать.

Клюкву приходилось возить из Финляндии. Здесь есть проблемы, конечно. Хотя мы брали объемы и в России клюквы и смородины и так далее.

М.КОРОЛЕВА – Скажите, почему? Вот почему? Объясните нам.

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Не могли сорганизовать отряды людей, которые будут собирать, охлаждать, хранить, доставлять – ну, есть проблемы.

С фруктами у нас проблема, да.

В.ДЫМАРСКИЙ – Это, конечно, немножко из другой оперы. Я на севере Норвегии за полярным кругом – там такой есть городишко, там очень много рыболовецких траулеров – и я видел, сколько наших рыболовецких траулеров туда приходят и отдают туда наловленную треску, потому что у нас нет переработки.

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Да, есть проблема. Но проблема в том…

В.ДЫМАРСКИЙ – То есть мы вылавливаем и отдаем туда, и потом из Норвегии покупаем эту же треску переработанную.

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Но рано или поздно надо же это делать, надо и стрессы…, надо делать, надо исправлять. Все это мелочи по сравнению с технологиями, конечно. Технологии все западные, конечно.
Все технологии западные в основном. Есть, конечно, чаны, которыми там делали местные, но все остальное…
Мы надеемся, что этого не будет, потому что это тоже затронет так же обоюдоостро и поставщиков, но с другой стороны, конечно, технологии… Взять любую технологию: авиационную, допустим, ту же самую, ну, все…
В.ДЫМАРСКИЙ – А переработка ваша молочная?

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Вся наша молочная переработка была основана именно на технологии…, все, все совершенно.

В.ДЫМАРСКИЙ – Упаковка?

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Сама бумага производилась здесь, алюминий мы могли здесь порой производить, хотя и в Австрии покупали. Но все равно технология сильно зависима. Те же самые… и военная промышленность сейчас тоже зависит от технологий. Нам бы сюда опять-таки стимулировать создание здесь и научно-производственного комплекса и технологий различных – это все надо делать.

(Итак, все технологии западные. Свои – только чаны. Если Запад перекроет нам свои технологии… Хотя, чего ждать? Давайте сами гордо откажемся. Чан есть – с нас и хватит.)

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Детское питание, основанное на фруктовой основе, конечно, завозилось из-за рубежа, именно фруктовая основа завозилась.


М.КОРОЛЕВА – Да, минуточку, детское питание не входит туда, детское питание – нет. И также с этим вроде бы нормально, и алкоголь – многие наши слушатели задают вопрос: что это за загадка такая, что алкоголь вроде бы исключен.

В.ДЫМАРСКИЙ – А детское питание исключили?

М.КОРОЛЕВА – Да, детского питания нет, оно не затрагивается.

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Не затрагивается, потому что именно очень много привозного составляющего, мясо то же самое и на молочное основе – сухое молоко, а сухое молоко только высшей категории. Сухое молоко высшей категории не все наши заводы производят, очень малое количество. Мы там производили какой-то объем, но приходится закупать из-за границы, так что все эти ингредиенты – они требуют…
Тут все проблемы… И еще проблема, сейчас она, слава богу – новый министр возвращает назад ситуацию с сухим молоком. Сухое молоко – это продукт, валютный продукт, к нему надо относится очень серьезно, потому что весь Советский Союз всю жизнь жил на сухом молоке. Ну, не могли перевозить свежее молоко и хранить свежее молоко. А мы в какой-то момент времени решили, что сухое молоко – это не молоко, это может быть только молочным напитком, и в общем, похоронили полностью весь этот бизнес, хотя в этом бизнесе было задействовано более 3 тысяч заводов, которые были еще построены в советское время, сушильных заводов.

М.КОРОЛЕВА – То есть у нас сейчас нет своего сухого молока?

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Мало, очень мало. Мы похоронили огромнейший объем того сухого молока, который мог бы производиться в последние десять лет.

(Сухое молоко высшего качества, годное для детского питания, завозим. Так я не поняла: оно будет или нет?)

М.КОРОЛЕВА – Здесь довольно важный вопрос, Дмитрий его задает: «Как быть с нашими мясокомбинатами, работающими на импортном сырье? Можно ли его заменить на отечественное?» Потому что мы как-то прочитали про австралийскую говядину и подумали: ну, и бог с ней с австралийской говядиной. Но ведь, как я понимаю, например, для той же колбасы…
Д.ЯКОБАШВИЛИ – На баранину нет ограничений, нет санкций на баранину. Ни козлятина, ни баранина, ни конина, и не обезьянье мясо.

(Вот оно, счастье-то! Обезьянье мясо не запрещено! Вот что есть будем!)

Д.ЯКОБАШВИЛИ. Я еще хотел сказать о том, что вот взять мясное производство – у нас мясное производство – это отходы от молочного производства, потому что у нас не было никогда мясного стада. У нас было одно маленькое стадо в Калмыкии, не знаю сейчас, в каком оно состоянии, а так, в общем, это только отходы молочного производства. Мы много говорили, что надо возрождать, этих коров завозить сюда, развивать это все, но, к сожалению, видимо, не было стимула у тех бизнесменов, которые занимаются мясным производство. Выгодней, видимо, было привезти готовую продукцию, переработать ее здесь и продать.
Д.ЯКОБАШВИЛИ – Опять-таки можно ввозить из Бразилии и Аргентины.

М.КОРОЛЕВА – А мы до сих пор, собственно говоря, ввозили не оттуда в основном?

Д.ЯКОБАШВИЛИ – И оттуда тоже возили, но сейчас быстро переключиться… Очень тяжело быстро переключиться, хотя все возможно сделать. Там подпадает под санкцию огромное количество всяких продуктов, там сотни… И это опять-таки может вызывать определенные проблемы на таможне у проверяющих органов. Подход должен быть такой…, в начале подход должен быть очень либеральный, потому что это будут злоупотребления, могут начаться… это только отразиться на повышении цены.

(И еще раз: не обращать внимания на злоупотребления.)

Д.ЯКОБАШВИЛИ: Ресторанчики найдут выход из положения: заместят это чем-то всегда. Что касается суши, суши, может быть, вначале будут проблемы, потому что основные потребители, рестораны или точки производства суши – это лососина, а на лососину есть запрет.

В.ДЫМАРСКИЙ – А лососина норвежская.

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Норвежская, да. Нам тогда надо будет ее чем-то заменить.

М.КОРОЛЕВА – А чем?

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Я не знаю, может быть, с Дальнего Востока как-то возить.
Я не могу сказать, потому что я лососиной не занимался, но есть проблемы, будут проблемы определенные. Вместо лососины будут моллюски. Моллюски, в общем, не запрещены…

М.КОРОЛЕВА – На самом деле моллюски есть в списке, да?

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Они в списке…, если брать у Франции, Канады, а моллюски из Таиланда не запрещены.
М.КОРОЛЕВА – Но, насколько Таиланд, скажем, является экспортером моллюсков.

(Суши с моллюсками! Божественно!)

М.КОРОЛЕВА – Интересно, а что в такой момент происходит с контрактами? Вы же бизнесмен все-таки, так или иначе, вы представляете себе: санкции объявлены – можно себе представить эти наши фирмы, которые закупали это все. Ведь там, наверное, существует какой-то момент предоплаты, выполнение или невыполнение договоров…

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Могут быть определенные потери, могут быть штрафные санкции… Мы подписывали определенные документы. Если наши санкции идут вразрез с правилами ВТО, под которыми мы подписались, то могут быть определенные судебные процессы в этом плане. Но опять-таки дело вторичное. Мы находимся в патовой ситуации, просто в споре опять-таки с некоторыми странами.

М.КОРОЛЕВА – То есть кто-то может и разориться.

Д.ЯКОБАШВИЛИ – Могут разориться. Это знаете, лес рубят – щепки летят…

(Да, кое-кто и разорится – щепки всякие. Кого-то он мне напоминает...)

Д.ЯКОБАШВИЛИ – То, что мы и делали и можем улучить это и как-то расширить разнообразие поставляемой продукции. Что касается «молочки» – мы можем делать. Что касается мяса, надо опять-таки переориентироваться, потому что огромные объемы все-таки привозятся из-за границы. Что касается воды, мы производим ее здесь на месте. Слава богу, мы еще можем весь остальной мир поить водой.
(Воды у нас много. Может, это отчасти объясняет процветание «молочки»?
Как видите, лицо, отвечающее за нашу предпринимательскую политику, находится в полной растерянности. Запрет импорта продуктов из ЕС явно был для него неожиданностью. Он не может внятно ответить ни на один вопрос.
Из того, что он сказал, я поняла, что с мясом дела обстоят плохо, как и с сухим молоком, с фруктами и рыбой. Пока непонятно на что заменить то, что запретили ввозить. Якобашвили боится, что взаимные санкции коснутся и технологий, и тогда ситуация действительно будет патовая. Но в любом случае предприниматели требуют дать им карт бланш на злоупотребления.
Также ожидается рост цен, разорение части предпринимателей, колбаса из обезьяньего мяса и суши с моллюсками из Таиланда, если их там вдруг выловят. Но главное у нас чаны. А еще воды много. И зерно экспортируем, а не то, что эти лохи в СССР. Семимильными шагами движемся в 90-е годы, а впереди маячит светлый 1913. А за ним был 1914, а потом и 1917.
Если вас такие интервью ободряют, то я за вас рада.)




Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)
Tags: Текущая политика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →