uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Диана Чемберлен «Любовник моей матери, или что я знала о своем детстве» или стоит ли помнить ужасное

Прочла роман Дианы Чемберлен «Любовник моей матери, или что я знала о своем детстве». Сам роман - ничего особенного. Но он заставил меня кое о чем задуматься.
Сюжет там такой: есть две сестры, Ванесса и Клер. Когда одной было 10 лет, а другой – 8 лет, они обе подверглись насилию со стороны работника на ферме их деда. Девочки боялись кому-нибудь об этом рассказать.
Работник был молодой, обаятельный, помогал деду делать деревянных лошадок для каруселей. Кроме того, что он оказался педофилом, он еще и был любовником матери девочек.
Их отец узнал, что жена ему изменяет, и ушел от нее с большим скандалом, взяв с собой младшую дочь Ванессу. А мать осталась с Клер.
Через пару месяцев дед вместе с матерью зашел в амбар, где стояла карусель (он не продавал одну, самую лучшую), и увидел, что его помощник проделывает с его внучкой. Они начали драться. В процессе драки деда хватил инсульт, а Клер умудрилась пырнуть парня в живот ножом. Дед умер в больнице, насильник поправился. Мать решила не раздувать эту историю, и никто так и не понял, что там случилось. Как молодой человек скрыл рану, или что он придумал на это счет, в романе не говорится.

Мать Клер имела редкий дар приукрашивать действительность. Не было ситуации, в которой она не могла бы найти плюсы, а ложь во спасение вообще была ее жизненным кредо. Например, она скрывала ото всех, что муж ее бил; когда умерла их собака, она наврала детям, что пес перебрался жить в гораздо лучшие условия, и там он нужнее, чем здесь; на вопрос дочери, когда они увидят сестру и отца, много лет отвечала, что вот-вот; когда она заболела раком легких, то до последнего уверяла всех, что просто простыла.
Матери удалось сделать так, чтобы Клер забыла о случившемся – никаких намеков, коррекция воспоминаний в лучшую сторону.
Клер выросла в убеждении, что у нее было лучшее детство на свете. Особенно она любила вспоминать дедушку и карусель. Ее любимая белая лошадка Титан с золотой гривой. Она обожала ее.
Про насильника и про подробности смерти деда она начисто забыла.

Клер вышла замуж, родила дочь, у нее была работа в благотворительном фонде помощи инвалидам, который основал ее муж-инвалид. Да, она вышла замуж за одноклассника-колясочника, но это был брак по любви. Так она дожила до 40 лет.
Мужу нравился ее позитивный настрой, хотя он знал, что с ней случилось в детстве – ему рассказала теща перед смертью, но они оба решили ничего не говорить Клер.
Дочь же сердилась на Клер за то, что та никогда не хотела признавать серьезность проблем и пыталась во всем найти хорошее. Например, она не хотела верить, что дочь сломала руку, а уверяла ее, что это – растяжение, из-за чего кость неправильно срослась, и ее пришлось ломать еще раз.
Но в 40 лет после сильного стресса Клер начала что-то вспоминать. Собственно, роман об этом – как к ней приходили странные образы, как она их интерпретировала.

А вот ее сестра Ванесса, оставшаяся с отцом, ничего не забыла. Воспоминания мучили ее, особенно страшно было вспоминать карусель. Зверские скалящиеся морды деревянных лошадей преследовали по ночам.
Она подростком пила, принимала наркотики, занималась проституцией. В 17 лет она неизвестно от кого родила дочь, которую забрали в приют (за несовершеннолетнюю такие вопросы решают родители). Но потом она сумела взять себя в руки, окончила колледж, выучилась на врача. Она занимается с больными детьми, в том числе, и с теми, кто подвергся насилию.
С личной жизнью у нее долго не ладилось, но, наконец, она вышла замуж и забеременела. Ей было 38 лет.
Но тут Ванесса узнала своего насильника в одном сенаторе. Она решилась его обвинить и впервые за эти годы встретилась с сестрой. Встреча ускорила процесс воспоминания у Клер, и она тоже все вспомнила.
Сенатору пришлось уйти в отставку: нашлись и другие пострадавшие. Посадили его, или нет, в романе не сказано.

Но вот что я хотела бы обсудить: что лучше – забыть травмирующую ситуацию, или помнить о ней?
В романе явно осуждается позиция матери Клер и Ванессы, и вообще, считается, что вытеснение – это самая грубая и деструктивная защита личности. Надо все помнить, но работать с травмирующей ситуацией и извлекать из нее полезные уроки.
Но если взять роман, то так не скажешь. Клер, которая все вытесняла, была счастлива до 40 лет, доверяла людям, имела семью, а все помнящая Ванесса страдала от ночных кошмаров, боялась к кому-нибудь привязаться, никому не верила и обрела счастье только в 38 лет.
Да, Клер пережила кризис, когда вспомнила о насилии, но жизнь ее после этого не изменилась. Напротив, она подружилась с сестрой, ее отношения с дочерью стали лучше.
А сенатор-оборотень получил по заслугам, т.е. справедливость восторжествовала.

Так что же лучше: помнить или не помнить? Сейчас вот и таблетки пытаются сделать от страшных воспоминаний. А вы бы что предпочли, если бы не дай бог, с вами случилось бы что-то ужасное?

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments