uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Сергей Лукьяненко. «Шестой Дозор»


Сергей Лукьяненко выпустил «Шестой Дозор». В принципе, он должен бы быть последним, но «Последний Дозор» уже был. Я уже писала о книгах из этой серии http://uborshizzza.livejournal.com/1939549.html

Я помню, что первые книги из мира «Дозоров» мне нравились. Лукьяненко пишет в любимой мною манере доброй старой советской фантастики, ориентированной даже не на взрослого, а на подростка – приятно вспомнить молодость. И таких персонажей, как Иные у нас раньше не было. Но с тех пор прошло 15 лет. Я за это время прочла, например, эпохальную эпопею «Колесо времени», книги из серии «Песнь льда и пламени» и многое другое. На этом фоне «Дозоры» смотрятся слабенько, тем более, что на том же поле сейчас работает Вадим Панов с его «Тайным Городом». Не скажу, что он пишет лучше Лукьяненко, но современнее.
Кроме того, на мой взгляд, Лукьяненко стал халтурить. Например, из «Дозоров» исчезли хоть какие-то психологические характеристики героев – персонажи стали абсолютно плоскими. Сам он с гордостью говорил в одном интервью, что может писать «Дозоры» даже стоя на голове – оно и чувствуется.

Единственное, что осталось, это все-таки довольно бойкий язык и интрига.
Но с интригой есть проблема: то, что происходит в «Шестом Дозоре» противоречит тому, что было в первых «Дозорах». Например, появление на свет Абсолютной Волшебницы Нади было победой Ночного Дозора. Как помните, для этого был использован Мел Судьбы, чтобы переписать страницу в Книге Судьбы. Это сделали в рамках борьбы с силами Тьмы. В противовес Дневной Дозор провел свою операцию, в которой вывел из игры единственного Светлого, который мог бы правильно воспитать Абсолютную Волшебницу. Но в дальнейших книгах отсутствие правильного воспитания ничуть не мешает Наде. Более того, оказывается ее рождение было организованно обоими Дозорами! Абсолютная Волшебница нужна была Иным, чтобы противостоять Сумраку. Вклад Дневного Дозора заключался в том, что Антон Городецкий, отец Нади, является родным внуком Завулона! В Абсолютной Волшебнице должна была смешаться кровь Темного и Светлого Иного. А Антон стал Светлым случайно: Гессер подловил подходящий момент для инициации, потому что предполагал, что Темный не уживется со Светлой. Завулон ему этого не смог простить, хотя и понимал, что Гессер прав.
Ну куда это все годится?

Раздражает и то, что без конца муссируется словосочетание «Шестой Дозор», чтобы не забывали порядковый номер данного романа в серии.

Очень бледно описана личная жизнь героев. Антон беспокоится о дочери, Светлана заботится о дочери, а вот друг с другом они практически не общаются. Но ведь раньше у них были какие-то отношения. Так Светлана любила Антона больше, чем он ее, а он ревновал к ее способностям. Теперь их способности уравнялись, но любви не видно. Светлана знает, что ее всю жизнь вели к одному – она должна была родить Абсолютную Волшебницу. И каково ей жить с этим знанием? Обо всем этом нет ни строчки.

Зато чувствуется, что самому автору живется хорошо. Он скромных ресторанов в Праге в первых Дозорах, через пафосные рестораны в Нью-Йорке его герои перебрались в эксклюзивные рестораны Парижа для узкого круга особо понимающих.

Роман начинается с того, что все Пророки разом выдали пророчество о загадочном «Шестом Дозоре», которое все знатные Иные долго и упорно пытались расшифровать. В конечном итоге они пришли к следующей концепции.
Сумрак – это совокупность сознаний всех людей, живущих на Земле. Память Сумрака – это память этих людей. Сумрак дает большую силу и, в принципе, каждый человек мог бы к нему подключиться и совершать магические действия. Но это привело бы к гибели человечества, потому что, по мнению автора, в первую очередь люди, безусловно, стали бы вредить друг другу. Так бы все друг друга и переубивали.
Но, к счастью, среди людей существуют экземпляры, способные усваивать энергию Сумрака больше, чем другие. Это и есть Иные. Они забирают из Сумрака всю лишнюю энергию и тем спасают обычных людей от вредного им могущества.
Первыми Иными стали вампиры. Это случилось еще во времена неандертальцев. Потом от них отделились оборотни.
Именно Иные были первыми вождями и царями. Затем появились все остальные Иные: ведьмы, волшебники.

Сумрак следит за тем, чтобы соблюдался паритет добра и зла. Непонятно почему он чувствует себя комфортно только при равновесии. Для этого он может образовывать из себя разные сущности. Например, Зеркало – неинициированного Иного, который становится на сторону проигрывающей стороны и отражает все удары противника. Еще одной такой сущностью является Двуединый – это существо образованное из Темного и Светлого Иного.
Сумрак направляет его к Иным, чтобы они заключили между собой договор. Если все же окажется, что все равно равновесие нарушено (а оно нарушается всегда в сторону преобладания зла), то Двуединый приходит, чтобы уничтожить Иных. Тогда уже к Сумраку подключаются простые люди, а потом они убивают друг друга до тех пор, пока популяция людей не уменьшается до 1% от прежней. Тогда цикл начинается сначала, а равновесие добра и зла восстанавливается.

Но можно остановить Двуединого, если собрать Шестой Дозор, и разорвать договор. Вот этого я не пойму: какая связь между нарушением равновесия и уничтожением Договора?

«Шестой Дозор» - это Дозор Шестерых. Т.е., должны собраться вместе представители от Светлых, от Темных, от вампиров, от ведьм, от пророков и потенциальное Зеркало. При этом они должны быть связанными какими-либо кровными узами. Каждый из них должен сказать о том, что он разрывает договор и предложить Двуединому искупительную жертву.

Весь роман несчастный Городецкий пытался до этого дотумкаться. Очень похоже на потуги Мальволио расшифровать письмо Оливии.
В этом ему помогала загадочная вампирша. Никто не знал, откуда она взялась, и вначале думали, что это дикий незарегистрированный вампир, так как кто-то пил кровь у разных людей, но никого не убивал. Одна из жертв рассказала, что это была женщина. Наконец, додумались сопоставить имена, фамилии и отчества жертв и из первых букв сложили фразу. Оказалось, что вампирша не просто питалась, а передавала таким образом сообщения, причем персонально Городецкому. Опять–таки напомнило мне «Неуловимых мстителей», где Буба Касторский предлагал передавать шифровки с помощью чечетки. Кстати, вампир мог бы еще варьировать число укусов – тогда больше бы передал. Остается только узнать, откуда он узнавал паспортные данные покусанных, и почему ему было по-простому не написать на электронную почту или не подбросить записку.

Городецкому обязательно нужно было разобраться с Шестым Дозором, потому что иначе Двуединый собирался убить его любимую дочь, как самую сильную из Иных. Несколько раз покушения срывались, но нужно было торопиться.

Отчего же никто толком не знал о Двуедином и о Шестом Дозоре? Уже в 1914 году Иным стало ясно, что силы зла перевешивают. Они решили провести мощную операцию по выправлению баланса – это и была Октябрьская революция. Операцию проводили Темные и Светлые Иные совместно. Для того, чтобы ничто не мешало эксперименту, Высшие Иные заблокировали у себя все знания о Двуедином и о Шестом Дозоре. Россия стала полем эксперимента потому, что ее не было жалко: вначале предлагали Францию или Германию. Но добра от эксперимента не прибавилось.

В последней главе романа вместе собрались: Надя от Светлых, Завулон от Темных – как мы теперь узнали они состоят в кровном родстве.

От Пророков был мальчик Кеша, которого Надя спасла в «Новом Дозоре». Они вместе учатся в школе, собираются когда-нибудь пожениться и даже дали друг другу клятву на крови.

С остальными членами Шестого Дозора сложнее. От ведьм в нем была Арина, которую в «Последнем Дозоре» Городецкий навеки запер в Саркофаге Времени. Он же ее оттуда и извлек. Именно Арина и сообщила Иным большую часть информации о Двуедином. Арина была влюблена в Городецкого. Особой кровной связи тут не видно, но сошло.

От Зеркал был выросший мальчик Егор. Ему уже 30 лет, он работает фокусником, живет в Лондоне, разведен. Сразу согласился участвовать в опасном мероприятии, так как вырос сознательным человеком. Можно сказать, что он связан кровью с Городецким, потому что тот его когда-то не уберег от встречи с Темными.

Наконец, от вампиров выступила та вампирша, которая подавала сигналы с помощью укусов обычных людей. Для этого ей вначале пришлось стать главной у вампиров, и это право она выиграла в честном бою, убив уйму своих сородичей – такой уж у них обычай. Но когда вампирша пришла, чтобы участвовать в Шестом Дозоре она превратилась в Константина Саушкина – бывшего соседа Городецкого, которого Антон убивал уже 2 раза. (Как-то не любит Лукьяненко соседей – нехорошо так). Сумрак, несмотря на то, что Городецкий умертвил всех упокоенных на шестом слое Иных навсегда, взял, да и воскресил Саушкина обратно.
Так как Городецкий убивал Костю, то они тоже были связаны кровью, хотя убивали Саушкина на большом расстоянии (Один раз Городецкий просто позволил вампиру улететь в космос, а тот там умер, потому что остался без подпитки Сумрака. В другой раз Саушкин был уничтожен вместе с другими Иными на шестом слое Сумрака, где они обитают после смерти на земле).

Итак, все они по очереди разорвали Договор, а в качестве искупительной жертвы назвали Городецкого, потому что только он подходил по всем параметрам для этого случая. Правда, обвинения ему предъявляли странные и явно притянутые за уши.
Завулон сказал, что обиделся на внука за то, что он стал Светлым, хотя это подстроил Гессер.

Надя поставила в упрек то, что отец вместо нее выбрал себе роль жертвы, а она хотела пожертвовать собой.

Пророк Кеша знал, что Городецкому не нравятся его ухаживания за Надей, и ему это было неприятно.

Егор вспомнил, что Городецкий пусть невольно, но чуть его не убил.

Арина якобы мстила за неразделенную любовь, ну а Саушкин – понятно за что.

Но Двуединый принял жертву, пустил в Антона луч, а сам немедленно скончался. Бывшего Светлого и бывшего Темного, которые составляли тело Двуединого, с почетом похоронили, как павших в борьбе с Сумраком.

Разумеется, Антон остался жив. Он только потерял способности Иного. Но именно это состояние он счел худшим, чем смерть. Ему осталось жить не больше 30-ти лет! Он не хочет болеть и стариться, его страшит уязвимость, хрупкость человеческого существа и неспособность к магии, которая делает жизнь такой удобной. Жена и дочь убеждают, что все люди так и живут, Завулон и Гессер обещают беречь его здоровье, но от этого ему не легче.
Вот, всего-то 25 лет побыл Иным, а как привык!

Теперь нет больше никакого Договора, и все живут так, как считают нужным. Интересно, будут ли другие романы на эту тему? Ведь Дозоров больше не будет: никто никому не будет давать разрешения ни на моральные, ни на аморальные действия.

А, в самом деле, разве это было хорошо, когда, чтобы сделать доброе дело, нужно было просить разрешение, да еще в ответ необходимо было допустить какую-нибудь гадость? Разве добро должно сотрудничать со злом? Например, в этом романе есть эпизод, где Городецкий просит у одной знакомой вампирши провести его на конклав вампиров. Она соглашается в обмен на три лицензии: хочет выпить гламурного блондина, знойного южанина и юного девственника. И ей эти лицензии выписывают, а Городецкий не возмущается – устал возмущаться за эти годы. Кстати, с этой вампиршей связана одна из немногих удачных находок в романе: у нее был артефакт, позволяющий раз в день чувствовать вкус обычной пищи. С чувством написано, что иногда все можно отдать за манную кашу с вареньем. Так и вижу за этими словами Лукьяненко.

Очень своевременная книга, я бы сказала. Лукьяненко надоело соблюдать нейтралитет и выбирать меньшее из 2-х зол - он выбирает борьбу за победу добра.

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments