uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Ужасы советского быта


Прочла статью очередного знатока советского быта. Изюминка тут в том, что автор описываетне только проклятое прошлое, но и проклятое будущее.

«Мы с вами катимся в совок… Я советский быт застала в его последние годы и вот что могу сказать молодежи, которая младше меня всего на 5-10 лет и которую от меня, тем не менее, отделяет поколенческая пропасть.
За пределами Москвы и Петербурга не останется ничего, потому что новый режим будет бояться только Москву и Петербург. Туда он будет завозить последнюю колбасу, полуфабрикаты и порошковую молочную сметану. Вся страна станет тянуть жилы, чтобы хоть чем-то набить столичным жителям утробу. Чтобы они ели, наедались и на улицы не шли.
Недавно видела документальные съемки из московского гастронома 1986 года. Дефицит, голые прилавки, люди со следами недоедания на лицах. В пустых витринах — пластиковые поддоны с несвежей мясной обрезью, бережно обернутой в полиэтиленовую пленку. Замороженные готовые обеды — гречка и котлета в контейнере. Говяжьи и мясные биточки в яркой шуршащей упаковке. Сушки фасованные по 300 гр.: прозрачный запаянный пакет с этикеткой. Чипсы в пакетах, почти таких же, в каких продают современные снэки.
Я такой упаковки в своей провинции не видела даже в начале 90-х. Сушки продавались на вес, в мятых мешках. Чипсы были только в картонной коробке, длинные и плоские, назывались «Для тучных».
Сметану придется с боем покупать порошковую, из бразильского, видимо, сухого молока. И к тому же неоднократно разбавленную: на заводе, на базе, под прилавком. Молоко — тоже разбавленное, с известью. Молоко трех видов: свежее с местного завода (вероятно, одного или двух, которые выживут в вашем городе), концентрированное в банках и сгущенку. Баночное будут пересылать из регионов с наименьшей социальной напряженностью: например, притихнет Владимирская область — молоко и другое продовольствие оттуда отправят в зашумевшую Удмуртию.
Ах, да, ведь даже за хлебом, кефиром и сахаром будут очереди, потому что магазинов останется в городах мало, да и те — либо государственные, либо при неформальной господдержке (торговые сети сына Сечина или внука Якунина). Магазинов мало, еды мало, а народу — много. Что из этого следует? Верно, очереди! Ларьков не будет — только пивные и рюмочные. В них вы сможете купить разбавленное пиво и некачественную водку. Продавать хлеб и шоколад в лотках не станут, потому что столько хлеба и шоколада в стране с плановой экономикой производить не смогут.
За искусственными шубами, синтетическими кофточками и смешными пиджаками тоже будут очереди, потому что и их на всех не хватит. Вы, конечно, можете рассчитывать, что всегда оденетесь, обуетесь и наедитесь заодно на черном рынке, вот только денег вам на это вряд ли достать. Рабочих мест останется мало, их будут размазывать на десятки миллионов бывших перекладывателей офисных бумажек, экспедиторов супермаркетов, менеджеров продаж и пр. людей, чьи навыки в стране с загубленным частным бизнесом не пригодятся. Зарплаты на рабочих местах тоже размажут между десятками миллионов. Вот и станете вы, дорогие студенты, в скором времени получать маленькую, но гарантированную зарплату, на которую вам только и останется, что давиться в очереди. В этом прекрасном человеческом объединении замотанных в три платка и два шарфа мужчин и женщин вы будете простаивать свои обеденные перерывы, минуты утреннего кофе и томные вечера. И дети ваши, вместо того чтобы учить уроки и ходить в спортивные секции, будут стоять в очередях. Иначе никак. Иначе придется засыпать без хлеба, без кефира и без сахара.
С детьми вообще выйдет страшная история. Совсем скоро вы родите, а некоторые из вас — уже детные. Это проблема. Скорее всего, дети ваши вырастут без нянек, кружков и студий дополнительного образования, так как содержать такую систему образования наше новое государство корпоративного обогащения не захочет. Дети ваши будут предоставлены сами себе. Уходить в школу им придется самим, коротать вечера в ожидании вас, родителей, тоже самим. Ребенок ваш в три года научится не открывать незнакомцам дверь. В четыре года он будет смело управляться с кухонной плитой, а в пять — ходить за покупками. Расти ребенку придется практически без вас, потому что уходить на работу вы будете засветло, а возвращаться — поздно вечером. Личный транспорт мало кто сохранит: обслуживание и бензин в новой России станут не по карману. Общественный же транспорт будет ходить нерегулярно. Трижды в день автобус до метро и трижды — обратно. Электрички две: утром — в город, вечером — назад. …Придется ютиться на окраинах, делить с алкоголиками и застрявшими в России мигрантами комнаты и малосемейки в бывших общежитиях и бараках. Дети ваши будут жить среди пьяных скандалов, драк и поножовщины.
Пить и резать друг друга россияне будут много, тут уж мне поверьте. Особенно — в крупных городах. Особенно — в Москве и Петербурге, где экономический застой выкинет на улицы миллионы рабочих. Вам придется жить среди необразованных спивающихся безработных. Хорошим будет считаться жилье, которое сегодня неохотно относят к эконом-классу. Люди устремятся в районы, где от сытых нефтяных лет осталась хоть какая-то инфраструктура: школы, детские площадки, катки. Захотят любой ценой жить среди своих, поэтому придется уплотняться. Да и владельцы квартир, потеряв в доходах, станут сдавать комнаты. Хорошие районы превратятся в коммунальные гетто для работающих, которые любой ценой попытаются вырваться с алкоголических окраин. Но мест в комнатах и денег на их аренду хватит не всем.
С другой стороны, оборот жилплощади ускорится. Бедное, спивающееся, замученное население умирает быстро. Ваши родители, еще сегодня резво отплясывающие на корпоративах и наращивающие в салонах ногти, через пять лет советской жизни превратятся в стариков. Вспомните своих бабушек, которые водили вас в садик. Старухи, настоящие старухи, а ведь им вряд ли было больше 50. При тяжелой работе, необустроенном быте и допотопной медицине папы ваши станут умирать еще до пенсии, а матери — после 65. И эта высокая смертность окажется вашим единственным шансом выбраться из общаги на окраине.
Вы будете мечтать отослать детей в самый вшивый летний лагерь, чтобы хоть две недели пожить в комнате вдвоем, а не вчетвером. Сына с радостью отправите в армию, хоть на два года, хоть на три, хоть на войну, потому что невыносимо жить в одной комнате со взрослым сыном и дочкой-школьницей. Мужа, скорей всего, уже не будет: муж ваш уйдет к маме и, вероятно, сопьется, потому что действительно так жить невыносимо. К любовнице не уйдет, не волнуйтесь: кому он, больной, без жилья и с алиментами, будет нужен? Так что, если нынешняя выпускница попадет в столь желанное ею общество патриотического угара, черед 10-15 лет она превратится в толстую мать-одиночку с грыжей, вставными зубами и «химкой» на голове. Грыжа — потому что вечные сумки (а если еще и дача, то все на себе), муж ушел, сын маленький, дом тоже на себе. Зубы вставные — потому что питание плохое, воду очищать перестали, а стоматология разрушена. На голове «химия» — ничего другого в парикмахерских делать не будут. Накладные волосы, колорирование, ламинирование пропадут напрочь, ведь платить за это будет некому.
Мужички ваши, дорогие студентки, через 10 лет, если не уйдут, то будут потихоньку попивать в гаражах, пропадать на рыбалке и волочиться за любой такой же толстой теткой в пергидроле, что и вы. В 35 лет получится толстый, дряблый импотент с одышкой. По вечерам он будет покрикивать на запуганного сына, который от ненависти к дому уже с 12 лет станет пропадать на улице, научится курить и пить из горла бормотуху. Девочка вырастет без музыкальной школы и студии ИЗО — какие к чертям на барачной окраине студии? По вечерам будет дочурка с одноклассницами листать старые модные журналы. В 14 лет за каблуки и миниюбку с толкучки всю душу из вас вытрясет. В 15 научится краситься, вилять попой и стрелять глазами. В 17 на сэкономленные от обедов и тайком вытащенные из вашей сумочки копейки станет ездить к центральным гостиницам и ресторанам, покупать там чашку чая и с томным видом ждать, когда хоть кто-нибудь ее заметит, затащит в постель и заберет из проклятого барачного гетто. Хоть десятой женой, хоть пятой любовницей. И никто, конечно, не заберет. И хорошо, если без насилия. И если в 19 лет влюбится в нее парень из соседнего двора. Женятся, жить будут на две родительские комнаты. В 20 забеременеет, но вы закричите взрослой замужней женщине: «Только через мой труп». И она послушает, и сделает аборт...
Почему? Да потому что иначе жить будет невыносимо
».

Где же это у нас такая ужасная провинция, что сушки заворачивали в бумагу? Можно ли вообще представить больший ужас? В бу-ма-гу! Это дорогие мои, Тюмень. Вот где испытала настоящий ужас от сушек, завернутых в бумагу, и от молочного мороженого Анастасия Миронова (Глухова) , закончившая в 2006 году местный университет и уехала в Англию. В 2010 вернулась – семейная жизнь с иностранцем не сложилась. С тех пор все никак не придет в себя.
Т.е., девушка 1984 года рождения и в 1990 году ей было целых 6 лет. О! Она очень-очень много знает о Советском Союзе.
В СССР все жили в барачном гетто. Женщины носили вставные зубы. На голове у всех была «химия», потому что просто постричь в парикмахерской не могли – ножниц у них не было. А вот на химическую завивку средств хватало. Еще у всех женщин была грыжа, от таскания сумок. В 50 лет женщины были старухами, а в 65 лет умирали.
Действительно, зачем жить без нарощенных волос и ногтей и без мелирования?
А мужчины в 35 лет становились импотентами, умирали до 60 лет, но жили при этом с мамами. Что-то не складывается: мамы-то должны были в 65 лет уже умереть.
Все время, что у них было, эти люди, вместо того, чтобы заниматься мелированием, работали за очень маленькую зарплату, а в остальное время стояли в очередях за сушками в бумажных пакетах.
Но все же, даже при такой жизни, были у них светлые минуты. В 19 лет девушки могли позволить себе купить стакан чая, после чего их насиловали, после чего они делали аборт. Интересно, каким образом появилась на свет Анастасия? Абортный материал плохо утилизовали, и она по весне пробилась через землю? Очень похоже, что писало все это мыслящее растение.
Скажите пожалуйста, как могло произойти такое, чтобы подобное существо работало журналистом на радио «Эхо Санкт-Петербурга»? Они конкурс объявляли? Правда, ее уволили. Сейчас она – внештатник.

Итак, прошлое было ужасно, будущее – надо удавиться прямо сейчас. Так, может быть, с 1991 по 2014 было хорошо?
Вы будете смеяться, но и тогда Анастасии Мироновой было плохо.
Вот как выглядят нынешние дети: «дети смотрятся неважно уже в 13 лет. У девочек к этому возрасту появляются абсолютно женские фигуры, почти у каждой руки слегка оплывшие и дряблые, спина слабая, у поясницы — пояс жира, который свисает над штанами. До половины школьниц в нашем вагоне выглядят хуже меня. Волосы у них, кстати, в основном тонкие, редкие, засаленные.
Мальчики тоже выглядят плохо: в 13 лет самый распространенный среди них типаж — грузный толстозадый подросток, неповоротливый, со слоновьими ногами-столбиками».
«я не могу смотреть на то, как много люди вынуждены работать. Они работают едва ли не с утра, как только просыпаются и заглядывают в экран телефона, компьютера… Работают по 10-12-15 часов. Это становится нормой… Знаете, я боюсь, что большинство моих знакомых, моих бывших коллег для того, чтобы прожить в своем статусе месяц, должны работать ровно месяц. Почти не имея отдыха и свободного времени, они живут от зарплаты до зарплаты. Какой-нибудь медиаменеджер не самого низкого порядка в месяц зарабатывает ровно столько, чтобы заплатить за престижную квартиру, за ланчи, кино, машину, отпуск. Никаких накоплений у него нет. Времени остановиться и подумать нет. Права на отпуск больше двух недель нет… Я не быдло, поэтому я отказываюсь работать в сегодняшней России: страна эта переступила грани допустимой несправедливости. Работать в России почти нигде нельзя — можно лишь сдавать себя в эксплуатацию. Я не хочу, у меня холод разливается в животе, когда я представляю себя нанимающейся к эксплуататору».
«Только российские знакомые спрашивают меня, почему я в 29 лет не замужем, точнее — почему я после двух браков снова не замужем. Иностранцы такие вопросы не задают — они давно все знают. В России до сих пор распространена архаичная модель семьи. В этой семье современному человеку тесно. У членов российской семьи нет права на свое время и личное пространство. В российской семье не принято по вечерам в одиночку почитать. Если человек захотел вечером встретиться с друзьями, заглянуть в кино или просто — пройти по городу своего и только своего ради удовольствия, семья будет смотреть на него вопросительно. Российская семья не оставляет права на раздельный отпуск, личных друзей. В семье даже нет права на дурное настроение
».

Господи, для чего эта женщина живет на свете? Чтобы с утра до вечера всех ненавидеть и проклинать? И какая ей разница, где этим заниматься?

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Блогосфера)
Tags: Блогосфера
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →