uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Паринуш Сание. «Книга судьбы»

За претензионным названием не скрывается ничего особенного: скорее всего, «Книга судьбы» Паринуш Сание – это что-то вроде беллетризованной автобиографии. Тем не менее, книга представляет определенный интерес, так как мы очень мало знаем о жизни современного Ирана, да и несовременного тоже.
Вообще, судьба Ирана удивительна. Древнейшая цивилизация: уже в самом названии есть арии – прародители всех европейских народов. Нет, настоящие прародители у нас греки, а иранцы навеки остались варварами – какие-то там персы. Мы знаем об их жизни со слов греков, которые были людьми, безусловно, талантливыми, но, в данном случае, крайне пристрастными.
И сегодняшний Иран – изгой среди народов. Много лет они находятся под санкциями, и им прочему-то нельзя даже создать свою атомную энергетику, а то они на ее основе создадут атомную бомбу и начнут войну. Иран одновременно является злейшим врагом таких разных стран, как Израиль и Саудовская Аравия, и, соответственно, они враги прогрессивного человечества в лице лучших друзей израильтян и саудовцев – США.
Врагами Израиля Иран стал сразу после создания этой страны, хотя все предыдущие тысячелетия евреи жили в Иране совсем неплохо, без дискриминации и конфликтов. Саудовцы не любят иранцев из-за религиозных различий: они сунниты, а иранцы – шииты. Нам этого не понять. Но свежеиспеченная монархия, которой нет и 100 лет ненавидит и преследует вечную Персию.
Надо же уметь так влипать историю!
Иранцы живут тихо, как бы за стеной, и тем более ценны хоть какие-то вести, доносящиеся оттуда.
В центре «Книги судьбы» - жизнь Масумэ и ее семьи. Скорее всего, она родилась в 1950 году. Это было время, когда страной правил шах, и считалось, что Иран развивается по европейскому пути. Из 60-х годов любят показывать подборки фотографий с девушками в мини-юбках, из чего делают вывод, что там все было, как в Европе. Но это не так. Действительно, в Тегеране кто-то и одевался подобным образом, но деревня жила по-прежнему.
Масумэ родилась и выросла в деревне. Она ходила в школу, но родные и соседи считали это излишеством. Девочкам было положено учиться не больше 4-х классов, а в 13 лет их уже нужно было выдавать замуж. С 13 лет, а, может быть, и раньше девочки носили хиджаб. Но семья переехала в Тегеран. Один из братьев отца предложил ему купить на двоих маленький магазинчик в столице, и тот не смог устоять. У Масумэ была младшая сестра и трое братьев – Ахмад, Махмуд и Али. Махмуд был очень религиозным, а Ахмад любил выпить, но оба они были против того, чтобы их младшая сестра ехала с ними в город греха – они хотели выдать 13-летнюю девочку замуж в деревне. В дом ходили сваты, но брак так и не заключили. Пришлось брать сестру в город.
Наверное, люди представляют иранцев жгучими брюнетами, но среди них много людей со светлыми глазами. Так Масумэ была рыжая, зеленоглазая и худенькая. Ей удалось уговорить отца, что она пойдет учиться в 8-ой класс. В школе никто не носил хиджаб, и Масумэ тоже пришлось ограничиться платком. Какое-то время братья провожали ее до школы, блюдя честь сестры, но потом отвлеклись.
Ахмад связался с нехорошей компанией и завел себе любовницу – замужнюю соседку госпожу Парвин. У той был старый муж, которым она вертела, как хотела.
А у Масумэ появилась подруга Парванэ. Эта девочка была из богатой городской семьи, она одевалась более свободно, не носила платок, но Масумэ с ней было весело. Один раз девчонки углядели, что в соседней аптеке работает красивый молодой помощник аптекаря Саид. Они стали заглядывать в аптеку, спрашивать про лекарства, хихикать и строить глазки. Саид влюбился в Масумэ и даже осмелился передать ей стихи. Она написала ответ. Переписка шла через бойкую Парванэ.
Поэзия вообще играет большую роль в жизни иранцев. У них считается приличным не только читать поэтические сборники, но и сочинять стихи самим.
Но про первую любовь проведали братья Масумэ. Дома был ужасный скандал. Братья вместе с матерью так били 15-летнюю девочку, что сломали ей несколько ребер и едва не убили. Отец чувствовал себя очень виноватым за то, что не оградил дочь от разврата. Он плакал, рвал на себе волосы. И все это из-за нескольких очень почтительных рифмованных строчек! Саида братья тоже сильно избили, он уехал из города. Напрасно Масумэ ждала, что он явится и попросит ее руки – он не пришел. Маленький ученик аптекаря совсем растерялся, испугался, ему самому-то было лет 16. Он потом рассказывал, что ходил смотреть на окна, думал, как подступиться, но опоздал...
Это у нас примерно 1965 год – вот вам и европейский Иран.
Масумэ собрались немедленно выдать замуж и жениха подобрали - мясника, о котором говорили, что он пьет, гуляет и не расстается с ножом. Но в дело вмешалась соседка госпожа Парвин. Неожиданно эта женщина, которую Масумэ осуждала за связь с братом, взялась помогать. Впоследствии она очень много сделала для главной героини. Ее саму выдали замуж за нехорошего человека, и она много натерпелась, прежде, чем стала себе хозяйкой - вот она и пожалела девчонку.
Она нашла жениха молодого, интеллигентного и состоятельного Хамида Солтани. Все переговоры о свадьбе вели его мать и сестры, а самого жениха представили по фотографии. Это странно, потому что по обычаю жених должен сам посетить дом невесты. Масумэ очень просила не выдавать ее замуж, но ее не послушали.
На свадьбу невест утащили силой, она пыталась спрятаться под кровать, мать выдрала ей клок волос. Сама церемония прошла, как в тумане, жениха Масумэ так и не разглядела. Утром она проснулась в чужом доме одна.
Потом объявился муж. Выяснилось, что он хотел этого брака не больше, чем невеста. Конечно, его не тащили силой, но он женился только из-за уговоров матери и сестер. Предоставил им самим выбрать невесту, устроить свадьбу. Почему же Хамид был так равнодушен к семье? Он посвятил свою жизнь политической борьбе. Хамид состоял в запрещенной коммунистической партии и занимался исключительно подпольной работой. Он не работал, так как отец давал ему деньги, жил он в большом доме своей бабушки.
Хамид договорился с юной женой, что они будут жить каждый сам по себе. Он разрешил ей продолжить учебу в школе. Дома бывал редко, ел, что давали. Вероятно, можно было бы и спать раздельно, но Масумэ настояла на супружеских отношениях.
Масумэ никогда не была влюблена в своего мужа, но считала, что у нее должна быть своя семья. Кстати, после того, как она вышла замуж, ее отношения с родными не прекратились. Мать с сестрой часто к ней ходили, И, хотя дочь ей высказала все, что о ней думала, но потом они помирились. Так мать объяснила свое участие в экзекуции над дочерью тем, что иначе братья ее и вовсе бы убили – она потихоньку их отталкивала. Соседка Парвин тоже навещала молодую. А вот подружка Парвинэ уехала жить в Германию.
Иногда Хамид разговаривал с женой. Она просила у него его книги, пыталась их с ним обсуждать. Она настояла на том, чтобы он привел в дом своих друзей, которыми он не уставал восхищаться. Особенно он чтил одну супружескую пару - Шахрзад и ее мужа Мехди.
Масумэ устроила шикарный стол, но хорошего общения с соратниками мужа не получилось. Они пеняли ей за то, что она много сил отдала приготовлению ненужных деликатесов, они подкалывали ее по поводу ее веры в Бога, а Масумэ всегда оставалась настоящей мусульманкой. Они довели ее до того, что у нее произошел выкидыш – она и сама не знала, что беременна.
Но зато следующая беременность прошла, как положено. Мать, соседка Парвин, тетки, специально приехавшие из деревни по этому случаю окружили Масумэ необыкновенным вниманием. Беременность замужней дочери – забота всей ее материнской семьи. Все готовили ей особые блюда и соревновались, кто лучше угодит будущей матери.
На роды тоже собралась вся семья. По правилам муж обязательно должен был присутствовать на родах, но Хамид был в одной из своих таинственных отлучек. Зато отец на родах был.
Надо же! То, что в Европе только недавно вошло в моду, у иранцев было всегда!

Ребенка назвали Сиамак. Дед находился в полном восторге и каждый день приходил играть с ребенком, который был сложным мальчиком и успокаивался только на руках у деда.
Зато второй сын Масуд рос настоящим ангелом. Но Хамид был очень возмущен появлением в семье второго ребенка – он этого совсем не хотел. На родах он опять не был, но для себя сделал вывод, что спать с женой больше не станет, потому что иначе опять появятся какие-нибудь дети. Масумэ отказывалась принимать таблетки, утверждая, что ей от них становится плохо, так что супружеские отношения пришлось прекратить - дети отвлекают от революции.
Вот так Масумэ и жила. Муж ей нисколько не помогал. Деньги она выпрашивала у своих родителей, хозяйство вела сама, да еще поступила в университет. В Иране можно учиться в вузе очень долго – оставлять учебу, потом возобновлять. В конечном итоге Масумэ окончила университет лет в 45.
Потом начались трудные времена. На коммунистическую партию усилились гонения. Хамид прятал дома типографский станок, одно время у него скрывалась Шахрзад с мужем. Она подружилась с Масумэ, играла с детьми. Масумэ поняла, как сильно этой героической коммунистке не хватало простых женских радостей. Шахрзад даже написала трогательное стихотворение о Масумэ: в нем прославлять женщина-мать. Однажды ночью подпольщики потихоньку ушли.
Потом стало известно, что их поймали во время какой-то операции. Всех соратников Хамида вначале посадили, а потом казнили. Его самого тоже посадили в тюрьму, но несколько позже.
К этому времени пьющий брат Масумэ и ее отец умерли, а два других брата разбогатели и стали важными людьми. Младшая сестра вышла замуж.
Масумэ просила братьев помочь, но они отказались. Мать уже была стара, влияния на братьев не имела, ее очень подкосила смерть любимого старшего сына и мужа. Помогала семье арестанта только соседка госпожа Парвин. Она умела шить, брала заказы, и то, что зарабатывала, отдавала сестре бывшего любовника. Из-за границы приехала школьная подруга Парванэ. Тоже помогала, чем могла.
Масумэ удалось устроиться кем-то типа редактора в правительственное учреждение. Начальник взял ее на работу, узнав, что ее муж сидит. Впоследствии он ей не раз помогал.
Хамид просидел в тюрьме 4 года. Все это время он был под угрозой казни. В этот период власть шаха стала совершенно непопулярной. Братья Масумэ вступили в какую-то религиозную организацию и вдруг начали проявлять интерес к жизни сестры. Они передали ей деньги, еду, взялись хлопотать за мужа. И в 1977 году Хамида выпустили по прошению одного религиозного деятеля - их дальнего родственника. Какое-то время братья Масумэ водили к ней в дом людей, чтобы показать освобожденного узника совести, и тут она догадалась, что они использовали ее мужа, чтобы поднять свой вес в исламской организации.
Муж первое время был очень слабым, казался сломленным, но постепенно ожил. Его очень волновало, почему погибшие друзья не взяли его на их последнее дело, где их всех арестовали. Масумэ сказала ему, что это было, скорее всего, решение Шахрзад, которая пожалела его детей. После ее слов Хамид приободрился.
Их семейная жизнь наладилась. Они даже вместе съездили отдохнуть к Каспийскому морю, а Масумэ забеременела и родила девочку Ширин. В этот раз Хамид присутствовал на родах. Но их счастье длилось недолго. В стране произошла исламская революция, Хамида опять посадили. Новая власть его казнила.
Братья совсем перестали общаться с сестрой, Масумэ выгнали с работы. В семье мужа тоже произошли изменения – умер отец Хамида: он не пережил смерти единственного сына. Получилось, что детям Хамида ничего не могло перейти от наследства деда – наследовать мог только сын, а он умер раньше отца. Их выселили из дома, где они жили все эти годы, но потом муж сестры Хамида все же построил им двухкомнатный домик. Масумэ не была на них в претензии – закон есть закон.
Парванэ вернулась в Германию, так как ее семья была на стороне шаха, но Парвин продолжала помогать семье, а бывший начальник потихоньку давал Масумэ надомную работу. Кстати, то, что вновь пришлось носить хиджаб, Масумэ мало заботило – она его особо и не снимала.
Масумэ прстоянно беспокоилась о старшем сыне Сиамаке. Он очень любил отца, считал его героем и тоже пытался стать подпольщиком. А тут еще началась война с Ираком. Масумэ удалось найти способ переправить сына через границу, и он нашел себе приют в Германии, у Парванэ. Только тогда у матери отлегло от сердца.
Масумэ рассчитывала, что война кончится раньше, чем повзрослеет ее младший сын, но она просчиталась - Масуда призвали на фронт. Он ушел и пропал без вести. Несколько лет она ничего о нем о не знала, но надеялась, что он жив. А вот сын ее старшего брата погиб и стал считаться исламским мучеником – это была большая гордость для семьи.
Когда война окончилась и произошел обмен пленными, Масуд вернулся – это был лучший день в жизни матери. Его приняли в университет, он устроился на хорошую работу, взял на себя заботу о матери и сестре. Масумэ мечтала, чтобы Масуд женился на ее племяннице, но он увлекся другой девушкой. Племянница спешно вышла замуж, а Масуд потом очень жалел об этом. Но он все же нашел себе жену в лице дочери своего начальника. Во всяком случае, это помогло его карьере.
Дочь росла обычным порядком, поступила в университет, собралась замуж за канадца(скорее всего, за иранца, живущего в Канаде).
Но тут в страну приехала Парванэ. А где Парванэ – там всегда что-нибудь особенное. Представьте, она нашла Саида – того самого бывшего ученика аптекаря. Он жил в США, теперь развелся с женой, захотел вернуться на родину.
Масумэ стала встречаться с Саидом. Оказалось, что их чувства друг к другу не угасли. И вот они решили пожениться. Но тут Масумэ столкнулась с сильным противодействием своих взрослых детей.
Ширин сказала ей, что свадьба двух стариков будет просто смешной. Что она не хочет вести за руку свою древнюю мать и подводить ее к старику с палочкой. И это при том, что Масумэ и Саиду было не больше 52 лет!
Масуд поведал, что его мать – святая в глазах его жены и тестя, а такое замужество может повредить его карьере.
Сиамак по телефону из Берлина сообщил, что он не видит ничего неприличного в женитьбе 50-летних людей, но его мать – вдова героя и обязана хранить верность его памяти. Тут Масумэ не выдержала и сказала все, что она думает о героизме своего покойного мужа. «За что он умер? – возмущалась она, - Где теперь этот СССР? К нам приезжают беженцы оттуда – это несчастные, неграмотные нищие и забитые люди!».
Вот какого о нас мнения даже иранцы! Дожили.
Но тем не менее, Масумэ не стала огорчать своих детей. Она отказала Саиду, и тот вернулся в США мириться с женой. Ширин уехала в Канаду.
Масумэ живет одна и ждет старости.
Вот так и вся жизнь прошла. Масумэ посвятила ее детям. Любовь была в молодости, и могла бы быть в старости, но не судьба. Обычная женская жизнь, хоть и в Иране.

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments