uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Октябрь 1993. Конец эпохи

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Сегодня годовщина расстрела Белого дома. Как всегда в этот день, мне не по себе. Наверное, это оттого, что мне все время кажется, что если бы мы тогда вели себя более решительно, то такого поворота событий удалось бы избежать, и все пошло бы по-другому. До сих пор толком не понятно, что же тогда произошло, но у меня, как и у многих, есть своя версия случившегося, и я ее изложу.

В начале горбачевской перестройки и речи не могло идти о том, что социализм хуже капитализма, и его надо послать к черту. Напротив, говорилось, что «надо больше социализма». Критике подвергался именно отход от первоначальных принципов советской власти, а конкретно, то, что вместо власти советов народных депутатов у нас была власть одной партии – КПСС. Разумеется, никто не отрицал важность этой структуры и ее право руководить, но вместе с тем хотели вернуть настоящие, а не фиктивные властные функции и советам. Это уже потом появились как бы возрожденные лозунги революции 17 года «Вся власть советам!» и требование отменить 6 статью Конституции, в которой была закреплена ее руководящая роль в обществе.

Советы были в свое время продуктом стихийной организации революционных масс и совмещали в себе законодательные и властные функции. Теоретиками коммунизма они были признаны за зачатки нового общества, в котором уже не будет государства, а будет только свободное и добровольное объединение граждан для решения важных вопросов по обустройству своей счастливой жизни. Партия когда-нибудь собиралась передать власть советам, но не в этой жизни. В этой жизни граждане были еще недостаточно сознательны и нуждались в профессиональных руководителях, кроме того, страна имела могущественных врагов. В такой ситуации истинное народовластие откладывалось, но переход к нему в будущем само собой разумелся. Чем советы были бы лучше профессиональных управленцев, никто не говорил. Возможно, имелось в виду, что не будет соблазна для узурпации власти одним человеком или группой людей, или даже отдельной прослойкой, возможно, считалось, что только так можно будет удовлетворить все интересы и все амбиции, но ни разу никто не сказал: «Сборище непрофессионалов, собирающихся решать важные вопросы общественной жизни лучше, чем государственные чиновники, находящиеся под контролем общества? Совмещение в одном органе законодательной и исполнительной власти лучше разделения властей? Да вы с ума сошли!» Более того, идея эта до конца и сейчас не оставлена, просто ее подают под соусом «гражданского общества». Правда, у новых теоретиков замах пожиже – они все же хотят оставить государство на роли «ночного сторожа».

И советы народных депутатов, и гражданское общество, в общем-то, химера, но один раз, нам все же удалось ее почти осуществить. В 1989 впервые состоялись настоящие, а не фиктивные выборы в советы всех уровней. Народ выбирал тех, кого считал нужным, а не тех, кого рекомендовала КПСС. Мы думали, что знаем этих людей, что уж они-то и организуют все по уму и справедливости. И вот состоялся первый Съезд советов народных депутатов. Его транслировали по телевизору, было такое ощущение, что началась новая эпоха. Вскоре, однако, эйфория прошла. Депутаты заседали, очень много говорили и спорили, а жизнь лучше не становилась. Становилась хуже: страну стали раздирать межнациональные конфликты, из торговли пропали продукты, вещи. Выяснилось, что вчера еще такие простые и скромные народные избранники на глазах бронзовеют, обзаводятся немалым имуществом, занимаются решением своих вопросов. Люди в них разочаровались. Прошел 1991 год – под дружные овации депутатов СССР был уничтожен. Началась новая жизнь. В свое время, чтобы свалить КПСС, Горбачев придумал пост президента СССР. Но ведь СССР был федерацией, и все должности и ведомства дублировались еще раз на уровне республик. Помимо Верховного Совета, который был главным государственным органом на период между съездами советов, власть оказалась еще и у президента РФ Ельцина. Функции Верховного Совета и Президента пересекались. Для разрешения этого вопроса надо было принять новую конституцию, как и для разрешения вопроса о государственной собственности, для чего была создана конституционная комиссия, которая должна была представить проект Конституции, а утверждать его надо было на референдуме. Верховный Совет заседал целыми днями, вносились и голосовались поправки, конца этому, казалось, не будет. А страна тем временем управлялась по указам Ельцина. Запустили ваучерную приватизацию. Одновременно встали предприятия, началась большая инфляции. Все были раздражены. Самое популярное объяснение всеобщей неразберихе, при которой ловкие люди умудрялись сколачивать состояния, а остальные не знали, как накормить семью, заключалось в том, что нет мира между Верховным Советом и Президентом. Каждая из сторон обвиняла другую в том, что та рвется к единовластию. Так оно, конечно, и было. Часть населения готова была поддержать депутатов, а часть – Ельцина, но большинство хотели, чтобы они договорились. Собственно, именно это и показал апрельский референдум. Тогда ни одна из сторон не сумела набрать столько голосов, чтобы спихнуть другую, но формально победил Ельцин (не абсолютным, а большинством числом голосов), что и развязало ему руки. После ряда провокаций, имеющих целью представить сторонников Верховного Совета маргиналами и опасными людьми, Ельцин издал знаменитый указ о роспуске Верховного Совета. Но депутаты распускаться отказались. Они остались в Белом доме, где тогда проходили их заседания, и отстранили от власти Ельцина. До новых выборов президентом стал вице-президент Руцкой. Надо сказать, что если действия Ельцина ни на какой закон не опирались, то действия депутатов были в правовом поле. По тогдашней Конституции с ее многочисленными поправками распустить Верховный Совет мог только Съезд Советов, зато за попытку его роспуска президента следовало от власти отстранить. Конституционный суд поддержал решение о лишении Ельцина властных полномочий. Казалось бы, все ясно. Но на стороне Ельцина были почти все СМИ, а главное, телевидение, армия хранила нейтралитет, но отдельные части оставались верны бывшему президенту. Далее Белый дом был окружен, а потом и расстрелян. Почему произошло беззаконие? Потому что народ устал от ссор между президентом и Верховным Советом, потому что надоели их заседания, потому что Хасбулатов был чеченец, потому что думали, что пусть уже будет править один Ельцин, может, хоть тогда порядок будет. Но, главное, боялись за свою жизнь. Было ведь очевидно, что Ельцин и его окружение долго готовились к этим событиям: они работали с армией, со СМИ, формировали общественное мнение, договаривались о реакции Запада. Было видно, что они ни перед чем не остановятся, что они не боятся крови и даже большой крови. И они это показали: вначале зверски расстреляв безоружную толпу в Останкине, а потом расстреляв из танков Белый дом. Я не верю всем этим историям о том, что бедняжку Ельцина все покинули, что он валялся пьяным в Кремле, а страной руководил трезвый Коржаков, который и уговорил Грачева ввести танки в Москву. А Грачев, якобы, рассказывал, что шел впереди танков с непокрытой головой, потому что хотел, чтобы его убили (?). Что за бред? Все это было спланировано и разыграно по пунктам, кинематографично, под камеры. Цель была одна – так всех запугать, чтобы надолго запомнили. И запомнили: с тех пор творят, что хотят, а все молчат.

Но вот я думаю, а что было бы, если бы мы преодолели страх, что бы могло быть, если бы депутаты не внушали к этому времени большинству отвращение (Над чем, надо сказать, очень хорошо поработали СМИ и не только под заказ, а и ради красного словца: впервые у нас была власть, которую можно было безнаказанно ругать)? Может быть, у нас сложилось бы реальное разделение властей? Может быть, реформы прошли бы не так, как они прошли, а хотя бы так, как в Центральной Европе? Но все же Россия – не Центральная Европа. Не было у нас периода без единовластия, и сложно сказать, к чему это могло бы привести. Может быть, и не пережила бы Россия этого плюрализма? Есть такие области, в которых не хочется экспериментировать.

Так то все это так, но жаль людей, которые поверили, что от них что-то зависит, которые пришли защищать закон – и погибли. Жаль нас всех, которые тоже верили в справедливость. И нет прощения людям, которые использовали свою победу не на благо России, а на благо своего кармана и доведшие страну до ручки. А героям – вечная память и слава!

Tags: Текущая политика
Subscribe

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments