uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Афанасьев и агрессивно-послушные быдлоколорады


Кто-нибудь помнит одного из архитекторов Перестройки Юрия Афанасьева? Напомню: он был народным депутатом СССР, и на 1-ом Съезде народных депутатов СССР в 1989 году произнес историческую фразу про «агрессивно-послушное большинство". Его последователи выражаются проще: совки, красно-коричневые, быдло, анчоусы, ватники, колорады, генетический мусор.

Юрий Афанасьев родился в 1934 году в селе Майна Ульяновской области в семье рабочего Николая Ивановича Афанасьева, бывшего детдомовца, и сельской учительницы Анны Дмитриевны Фроловой. Отец вернулся с фронта, в 1948 году был осужден, не знаю по какой статье. Во всяком случае его сын по окончании школы благополучно поступил в МГУ.
Афанасьев окончил исторический факультет Московского государственного университета в 1957 году. После института уехал в Дивногорск работать комсомольским секретарем на Красноярской ГЭС. Ю.Афанасьев был инструктором райкома ВЛКСМ, работал в ЦК ВЛКСМ, возглавлял Центральный совет Всесоюзной пионерской организации.
В 1971 году закончил аспирантуру АОН при ЦК КПСС. Дважды (в 1971 и 1976 годах) стажировался в Парижском университете (Сорбонна).
В 1972—1981 годах — доцент кафедры всеобщей истории, проректор по учебной работе ВКШ при ЦК ВЛКСМ. В 1983 году получил назначение редактором по отделу истории и стал членом редколлегии в журнале «Коммунист».
С 1986 по 2006 год был ректором РГГУ (бывший Московский государственный историко-архивный институт).
В 1989 году избран народным депутатом СССР. Член Межрегиональной депутатской группы. В 1991 году стал народным депутатом РСФСР, в 1993 году заявил, что покидает политику.

Прекрасная биография: из далекого села попал в лучший университет страны, сделал отличную карьеру, был обласкан всеми властями. Состоял в КПСС с 1954 по 1990 год. Колебался вместе с линией партии.
Красивый мужчина, наверное, у него хорошая семья, отметил 80-летний юбилей – чего не хватало этому человеку в жизни?
Раньше его часто показывали по телевизору. Никогда он не имел довольного вида и все время кипел негодованием. Такое амплуа рассерженного гражданина и благородного отца.
К его чести надо сказать, что он сумел превратить свой историко-архивный институт в процветающее учебное заведение, хотя МГИАИ и прежде был престижным вузом, куда поступить было сложно. Но Афанасьев добился нового здания, статуса университета, а это много значит.

Давненько я о нем ничего не слышала, но вот нашла его интервью на «Эхе Москвы». Там его спрашивали о том, как он оценивает нынешние события на Украине. Он дал оценку, включив в нее все свои многолетние размышления о России. Очень примечательно.
http://www.echo.msk.ru/programs/year2015/1514266-echo/

«В ходе событий на Украине, вот эти самих по себе и трагических и ужасных, и по результатам проявилось вековечная сущность России. Она формировалась даже не в столетиях, а даже в тысячелетиях.
Начало формирования России уходит в те времена, когда была прото-Россия, то есть, условно говоря, в первое тысячелетие до нашей эры.
Первое тысячелетие. На всей территории будущей еще России. Это, по существу, вся центральная часть Евразии. И, если только мысленно прикинуть, что там происходило. Все миграции, включая индоевропейцев, проходили по этой территории. Великий шелковый путь – он имел четыре как бы этих канала. Один из этих каналов, причем самый популярный, проходил от Китая и до Генуи и до Вены по всей этой Среднерусской возвышенности. Образование двух великий мировых империй, а именно Тюркского каганата и Монгольской империи – та, что с Чингисханом – во-первых, они и образовывались на этой территории, и существовали, и прекратили свое существование. Но все их существование происходило в форме вечного движения этого насилия. Они, когда уже образовывались, они образовывались не на скальной основе безлюдной – кто-то уже там жил. Причем жили там, - если, скажем, когда о Батые речь – жили там те, кто остались еще от первого переселения или движения народов-гуннов во главе с Аттилой. Они оставили несколько таких локальных группирований, с которыми сталкивался уже и Батый и покорял их. То есть вот это вот насилие в еще несформированной политико-государственной структуры, а насилие, как движение. Ведь если они продвигались, то они с кем-то сталкивались. С теми, с кем они сталкивались, они их покоряли, им ничего другого не оставалось – обязательно. Потому что им надо было их покорить для того, чтобы, во-первых, брать дань с них – уже тогда это было, - во-вторых, для того, чтобы какую-то часть из них брать в рабство. А рабство тем, кто двигается, оно необходимо было, прежде всего, для формирования этих передовых линий атакующих. Там всегда были кипчаки, потому что атака – это первое столкновение со смертью. Гибли, прежде всего эти самые рабы, эти самые кипчаки.
Насилие, как вечное движение, оно продолжилось и продолжалось, когда Россия становилась государством. То есть государство, первые признаки государственности России, они были уже связаны с насилием, как тотальным явлением. И на основе насилия формировались первые зачатки государственности.
Можно спросить: «Смотрите, агрессия, как вы говорите, насилие – это вообще составляющая всей человеческой истории, но кто-то это преодолел, а Россия не преодолела. Почему?».
Определение насилия, определения государственности включает в себя не только сам факт насилия, а еще и совокупность определенную характеристик и сущностей, которые повторяются на очень длительной временной перспективе или ретроспективе. А эта совокупность – ее можно перечислить, она не такая огромная, она включает в себе константы, перманентности, которые характеризуют уже Россию, как определенный тип цивилизации. Под цивилизацией я имею в виду не какую-то ужасно замысловатую премудрость, я имею в виду способ жизнеустройства, сущность которого верифицируется этими константами, многовековыми константами, системообразующими элементами.
Пожалуйста, 20-й век: все это как раз и действует. Вот это насилие, как движение; насилие России, как империи, причем не как империи обычной территориальной континентальной империи, каких было несколько, а империи идеократической, когда сущность этого жизнеустройства империи определяет какая-то идея, и ради этой идеи осуществляется все как внутри этой империи, так и вовне. Первая идея, которая была как системообразующее начало Русской империи – это Москва – Третий Рим. Вторая империя была – устремленность к мировому господству – это в имперский период, все после Петра. Третья идея – это победа мировой революции, это уже 17-й года. Следующая идея – это коммунизм во всем мире. Вот, собственно говоря, главные идеи, которые определяли сущность внутренней и внешней политики.
А сегодня на основе как бы идеи «Ваше величество» формируется идеология. Любая идея – она является базой или основанием для формирования идеологии. А идеология – это более широкое уже понятие. Что касается сегодня, то идеология только формируется, а вот такая идеократическая идея, она уже высказана. Она называется: «Русский мир», собирание «Русского мира». И уже довольно много есть наработок и конкретных как бы формулировок и проявлений этой идеи, системообразующей идеи, не только идеологии, а и способа современной жизни, или способа жизнеустройства современной жизни.
Самое главное - Россия предстала в ходе всех событий, которые я назвал, как реальная опасность существованию человечества.
Сегодня Россия предстала как бы сама перед собой в этой сущности, но кроме того она предъявила миру себя как реальную опасность и угрозу существованию человечества.

В ходе горбачевской перестройки проходили некоторые явления, которые определили сущность России тогдашней и России сегодняшней. А именно, если на Маркса ссылаться: кроты истории копали норы свои очень глубоко. Этими кротами истории была совокупная советская бюрократия, которая конвертировала национальное достоянии России – все заводы, фабрики, предприятия, - в наличные; и которые наличные эти в период, когда шла уже приватизация, сначала ваучерная, а потом залоговые аукционы, реализовала это в приобретение так называемое частной собственности. Я говорю «так называемое», потому что собственность олигархов, она никогда не была настоящей собственностью.
В ходе этого вечного насилия, в том числе, и того, которое осуществлялось, между прочим, этими кротами истории, будущими олигархами – это «красные директора», «красные председатели», директора колхозов, совхозов – это как бы база и основа советской бюрократии. И, между прочим, все это расхищение и бандитское, по существу, обогащение – ведь вот, в чем парадокс – осуществлялась на основании постановлений ЦК и Совета Министров. На каждый чих в этом смысле – и частное предпринимательство, и акционерные общества, и коллективы предприятия – на все есть соответствующие постановления ЦК и Совета Министров. То есть как бы уход от так называемого социализма в так называемый капитализм произошел на основе этого конвертирования должности, функции в наличные. Вот, что произошло.
91-й год, он как бы отложился как некий миф в том, что якобы в 91-м году произошла демократическая революция, в ходе которой – это я опять говорю содержание мифа – к власти пришли либералы и демократы во главе с Ельциным, а также в составе команды: Гайдар, Чубайс, Кох, Нечаев, всех даже и не назовешь. А на самом деле ровно никакой революции не было. Произошло перетекание на основе этой инверсионной логики, то есть, когда из одного полюса в случае опасности и наступления хаоса, силы, которые составляют этот социум и эту власть, в том числе, перетекают под сильный полюс.
Сильным полюсом обозначился тогда полюс Ельцина. То есть Россия, а не Советский Союз, то есть, соответственно, не институты союзные, а институты республиканские представляли собой реальную силу, под которую и перетекла эта советская бюрократия. Причем не в наличном только составе, а в составе институциональном. То есть все министерства, ведомства, предприятия, объединения и так далее, армия, КГБ, милиция и все так называемые правоохранительные структуры просто в наличном составе этих институций они уже были, надо сказать, симулякрами, они уже были имитацией. Верховный Совет СССР – ну какой он был законодательный… Это была чистая фикция, но они все-таки реальной были силой, потому что они могли кое-что делать. Например, те же правоохранительные органы и та же милиция, или КГБ – они ой, как могли многое делать и делали. Собственно говоря, они и осуществляли это насилие над социумом до такой степени, что его – социума – раскультуривание произошло в годы советской власти под называнием «построение социализма в СССР». Уже тогда такие институты, как милиция и КГБ превратились, по существу, в организованные преступные группировки, в качестве каковых они и сегодня выступают. Именно министерства, ведомства и вся совокупность этих институтов, на самом деле псевдоинститутов или квазиинститутов, они остаются квазиинституциональным основанием современной России. И это тоже звучит, когда вслух произносишь, что, например, современная полиция и современная ФСБ - но, если бы только это… или, допустим, администрация президента – являются составляющими преступных группировок, организованных преступных группировок. А вся Россия представляет собой некую сложную ассоциацию или конфедерацию мафиозных, клановых преступных группировок. То есть когда говорят, что у нас нет общества – у нас нет, конечно, гражданского общества, но у нас есть ой, какое общество! То есть Россия является структурированным… «организм» тут не очень подходит… машиной структурированной, состоящей из этого множества ассоциаций или конфедераций мафиозных структур, клановых структур. Даже, в том числе, и патронимия…

Вся или почти вся Россия, ну, по крайней мере, те 85%, которые за «Крымнаш», она находятся в состоянии «русского ресентимента». И этот «русский ресентимент», он сопоставим по своему объему, по своей массе, по своему охвату разве что с тем русским ресентиментом, который имел место накануне Первой мировой войны и накануне Русской революции. Ресентимент – он, во-первых, предполагает человека, обремененного заботами, несчастьями, неудачами, то есть база этого ресентимента – это человек, отверженный, это человек, оскорбленный и униженный. И этот человек, он представляет собой не какого-то индивидуума, а он представляет собой человека-массу. И этот человек, обиженный, униженный и оскорбленный, он видит массу своих бед, неудач, невзгод, но о никак не хочет и не может искать причины этих бед, невзгод и неудач в себе самом. Ему обязательно – в этом и суть ресентимента – нужен кто-то, на кого бы эти свои неудачи, невзгоды, переживания и трагедии он мог бы переложить. То есть ему обязательно нужен «другой». В роли этого другого может выступать и сосед по подъезду, и, как обычно в русской трагедии, еврей, который во всем виноват, может выступать и власть.
Состояние ресентимента – это не нагнетание откуда-то извне, а это проявление исходящей из коллективного социума, из коллективного подсознательного иррационального чувства ненависти, желания мстить, желания и готовности убить кого-то другого. То есть состояние социума, если говорить о том, какова его нижняя планка – эта нижняя планка, когда теряется способность различения добра и зла, то есть когда социум оказывается вне морали. Или еще более низкая планка – это когда уже нет способности различить жизнь и смерть, и более того, когда смерть становится большим преимуществом вообще в этом жизнеустройстве по сравнению с волей к жизни.
Путин ли подчиняется большинству или большинство – Путину – содержится антиномия, то есть то и то. И сказать здесь со всей определенностью, что вот Путин является заложником, а не он влияет, как бы не он заказывает музыку – нельзя категорически: только то и другое.
Я не вижу, я не знаю, есть ли выход из этого положения. Но в большей степени я склоняюсь к тому, что нормального выхода как бы безболезненного выхода в этой ситуации нет. Потому что есть как реальные все-таки две возможности, но не одинаково весомые. Одна – это с повышением цен, повышением инфляции возникнет массовое недовольство, и будет нечто вроде русского бунта или «праздника свободной воли», какие справляла Россия с Разиным, с Пугачевым, с Лениным. Но в силу того и по той причине, что Россия является принципиально негомогенным общественным образованием, и грани самые разные, которые раскалывают Россию, их так много и она так глубоки, что чего-то вроде всеохватывающего бунта и даже хаоса быть не может. Более вероятно, что продолжится тихое умирание России.
»

Я бы согласилась с оценкой Афанасьевым Перестройки и последующих событий - в этом он должен разбираться, так как был в гуще событий. Но все остальное...

Часто бывает так, что человек, происходящее с ним, проецирует на окружающую действительность. Афанасьев стар, он понимает, что жить ему осталось недолго, вот ему и кажется, что Россия тихо умирает вместе с ним.
Вот он историк, а что осталось от его многолетних размышлений о России? Россия – это такая территория, на которой всегда происходило насилие, поэтому ее сущность – это насилие.
А где на Земле не происходило насилие? Есть ли такое место? Если брать количество насильственных действий на квадратный километр, то на первом месте должна быть Европа. А как иначе? Здесь самый уникальный на планете климат: благодаря Гольфстриму тепло, но не настолько, чтобы расплодились в количестве, мешающем выживанию населения, насекомые, распространяющие смертельные заболевания. В Европе можно собирать хорошие урожаи и не знать голода, наличие гор, возвышенностей позволяет уберегаться от постоянного нашествия врагов и накопить некоторый жирок. Да за каждый сантиметр этой территории дрались насмерть. А наша будущая Россия? Проходили мимо, а шли в Европу, воевать за место под солнцем.
Но для Афанасьева все зло заключено в России: и русское насилие поэтому самое насильственное. Кипчаки во всем виноваты. Поэтому Россия при всех режимах и во все века представляет собой угрозу миру. Не США, уже применившие однажды атомное оружие, не исламские террористические организации , почти каждый день производящие теракты по всему миру – нет, только Россия. Любопытно, а Украина - это уже не территория насилия? А раньше была, или исправилась, как только захотела вступить в ЕС?

Как же миру спастись? Да уничтожить Россию раз и навсегда. Тогда-то мир и процветет. Залить это место бетоном – вот тогда спокойно будет. Где взять столько бетона? Это очень интересный вопрос.
Афанасьеву уже, пожалуй, некогда об этом подумать, а у других время еще есть.
Вот она, настоящая либеральная идеология – уничтожь Россию и спи спокойно.

Переход по щелчку В верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)
Tags: Текущая политика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 143 comments