uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

"Орлова и Александров"

Закончился сериал «Орлова и Александров».
Он плох во всех смыслах: затянут, 80% содержания – выдумки сценаристов, 19% - сплетни, 1 % - то, что и все знают. А уж до чего актеры не похожи на своих персонажей! Взять хоть Утесова – если была задача снять кого-то совершенно на него непохожего, то взяли бы хоть красивого.

Но все же Анатолий Белый, играющий Александрова, хорош. Несмотря на дикий сценарий, образ у него получился. Неважно, похож ли его герой на реального Григория Александрова, но мы видим живого человека. Да и Олеся Судзиловская старалась, и временами были даже какие-то знакомые повороты головы и взгляды, но уж очень у нее голос неприятный, да и типаж другой. У Судзиловской бы хорошо вышла какая-нибудь роль из фильма на военную тему: ей идет военная форма. Но вот «секси» и одновременно богиня – это у нее не получилось. Такие женщины уникальны - поэтому Орлова у нас была одна.

Очень глупо выглядит линия с влюбленным Сталиным, особенно, когда он подслушивает, что Гриша и Люба делают в койке. Она говорит: «Я буду любить тебя, как птица-Феникс», а вождь после этих слов начинает звонить Берии и выяснять, что это значит.

Сценаристы мечутся между эксцентрикой, патетикой и документалистикой. В фильме было много комических Сталина и Берии, но в последних сериях они испарились без следа. Куда делись? Неужели появились какие-то новые задачи, кроме попыток соблазнить неприступную Орлову? Или Сталин ее разлюбил, потому что она постарела?

Особого приза заслуживают гримеры: они наклеили актеру Князеву такой бутафорский нос, будто он играл не Сталина, а Сирано де Бержерака. А волосы и усы Сталина были то рыжими, то черными. Он красился? То же самое относится к последним сериям, где Белого старят: в одних кадрах он появляется с заметной сединой, а в следующих уже опять, как огурчик.
Аналогично было и с Судзиловской: в сценах на фронте она совсем другая – не узнать, а потом такая же, как в 30-ом году. Такое впечатление, что гримеры были все время разные, да еще соревновались друг с другом.

Но главное все не в этом, а в антисоветском пафосе картины. Время, в которое снимались комедии Александрова, показано беспросветно жутким. Жуткий Сталин пусть даже и с наклеенным шнобелем издевается над людьми: как бы в шутку он все время намекает, что может их посадить, расстрелять. Собеседники, в том числе и Берия, чувствуют себя, как в клетке с тигром.

Красивый грузин, который принимает съемочную группу «Веселых ребят» в Абхазии, страстно их ненавидит, пишет на них доносы, желая выслужиться, а на людях изображает щедрого хозяина, готового на все ради дорогих гостей.
И репрессии, репрессии, репрессии. И разговоры о репрессиях. А уж как ведут себя сотрудники НКВД! Это хамы высшей пробы, чувствующие себя всесильными.

Впрочем, творческие люди тоже хороши. Бедняжку Александрова так никто ни разу и не похвалил – все только и говорили, какие фуфловые картины он снял. Если бы не Сталин, то и съемки бы ему не разрешили, или бы уж точно не выпустили фильмы на экран. А Сталин к его картинам благоволил только потому, что влюбился в Орлову. Ларчик просто открывался.
Пырьев весь фильм прямо умирает от зависти и злобы. Эйзеннштейн тоже не может перенести успеха своего ученика.

Конечно, было всякое. И репрессии были. Но неужели не было в той эпохе ни граммулечки положительного?
Откуда тогда взялся оптимизм картин Александрова?

В результате Орлова и Александров показаны жуткими лицемерами и приспособленцами. Они считали, что живут в аду, но снимали про рай.
Вот Орлова бодро читает по радио указ о запрете абортов, говоря, что нельзя убивать деток, что стране нужны люди, что материнство – предназначение женщины, а сама сразу после этой записи едет делать аборт, а после аборта отправляется примерять платье. Но аборт она делает не потому, что боится испортить фигуру, или затянуть съемки «Волги-Волги» - нет, она это делает, чтобы ее будущий ребенок не пострадал от возможных репрессий.

Постоянно звучат песни Дунаевского из комедий Александрова (Я только сейчас заметила, насколько они все похожи). Тем не менее, мы на этих мелодиях выросли, и они всегда ассоциировались с чем-то светлым, хорошим. Эти песни входят в положительный образ СССР, а в фильме сделано все, чтобы этот образ разрушить.
«Нам нет преград», «Человек проходит, как хозяин», «Легко на сердце от песни веселой», а кругом ложь и кровь. Страной руководит чуть ли не дьявол, вокруг него зверствуют НКВДшники, все боятся хоть слово сказать, каждого могут в момент схватить, обвинить в любой нелепице и расстрелять, а также убить всех его родных.
И все. Больше ничего нет.
Так откуда песни, откуда комедии? Их придумали приспособленцы и трусы ради получения огромных квартир, сберкнижек с неограниченным счетом и возможностью выезжать за границу для свиданий с другом Чаплиным и другими.
Но если это так, то зачем показывать Орлову и Александрову приличными людьми, которые необыкновенно любят друг друга?
Все это не просто авторская трактовка, а прямая ложь.

Авторы хотели уничтожить картины Александрова и Орловой и одновременно воспеть их любовь друг к другу. Мол, пускай вокруг творится запредельный ужас, но если есть любовь, то еще не все потеряно. Личное побеждает общественное и предвещает приход светлого завтра, когда на основе частной собственности можно будет снимать не лживые комедии для оболванивания народа, а делать такие замечательные сериалы, как «Орлова и Александров».

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Tags: Критика и критиканство
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →