uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Том Роб Смит. «Дитя 44» - 4


окончание. начало
http://uborshizzza.livejournal.com/3455051.html
http://uborshizzza.livejournal.com/3456947.html
http://uborshizzza.livejournal.com/3457906.html

А вот так выглядит процесс правосудия:
«Раису подтолкнули к линии столов, за каждым из которых сидели по два офицера. Один разбирался в документах, а второй обыскивал заключенного. Для женщин не делали никаких исключений: всех обыскивали грубо и бесцеремонно, как и мужчин, на глазах друг у друга. Узнать, на каком именно столе лежат твои документы, было невозможно. Раису подтолкнули сначала к одному столу, затем поманили к другому. Ее обработали так быстро, что бумажная писанина не поспевала. В пропавших бумагах содержалось описание совершенного ею преступления и приговор. Вокруг стояли заключенные, тупо выслушивая, в чем их признали виновными: АСА, КРРД, ШП, КРП, СОЭ или СВЭ — непонятные аббревиатуры, определявшие остаток их жизней. Приговоры оглашались с профессиональным равнодушием:
— Пять лет! Десять лет! Двадцать пять лет!
Но она должна простить тюремщикам их бессердечие и грубость: они работали сверхурочно, наплыв людей был сумасшедшим, и им приходилось пропускать через себя огромное количество заключенных. Когда оглашался приговор, Раиса наблюдала одну и ту же реакцию почти у каждого заключенного: они не верили своим ушам. Неужели все это на самом деле?
Выйдя из распределительной комнаты на вокзальный перрон в сопровождении охранника, крепко державшего ее под руку, Раиса не пошла к поезду. Вместо этого ее отвели в сторонку, приказав ждать, и она стала смотреть, как грузят в теплушки — переделанные вагоны для перевозки крупного рогатого скота — остальных заключенных. Платформа, хотя и принадлежавшая Казанскому вокзалу, была построена так, что происходящее на ней было скрыто от глаз обычных пассажиров. Раису перевезли из подвалов Лубянки на вокзал в черном глухом грузовике с надписью «Овощи-фрукты» на боку.
На первый взгляд на перроне собралось несколько тысяч заключенных. Их сажали в вагоны так, словно охранники вознамерились побить некий рекорд, втискивая по несколько сотен человек туда, где, по всем расчетам, не могло поместиться больше тридцати или сорока
».

А вот это уже вовсе запредельная подлость:

«В самом начале войны ей только-только исполнилось семнадцать, и однажды она пошла в лес собирать грибы и ягоды, когда вдали начали рваться снаряды. Взобравшись на самое высокое дерево и чувствуя, как содрогается ствол, к которому она прижалась всем телом, Раиса увидела, как в нескольких километрах поодаль превращается в кирпичную пыль ее родной город…Выкашливая горькие сгустки — все, что осталось от ее дома и родных, — она вдруг поняла, что огонь велся не со стороны немецких позиций. Снаряды, свистевшие у нее над головой, летели из русского тыла. Позже, уже став беженкой, она узнала, что Красная Армия получила приказ уничтожать все города и деревни, которые могли попасть в руки немцев. Тотальное уничтожение ее родного дома стало мерой предосторожности.
Этими словами можно было оправдать любую смерть. Лучше уничтожить собственный народ, чем допустить, чтобы немецкий солдат принес людям буханку хлеба».

Поняли, зачем приходили немцы? Хотели дать людям буханку хлеба, но подлая Красная Армия убила этих голодных людей и хороших немцев.

Раиса стала беженкой. Ее постоянно насиловали хором советские солдаты, у которых были свои потребности, а также они считали, что им все обязаны. Из-за этих изнасилований Раиса впоследствии не могла иметь детей. Она стала носить с собой цианистый калий, чтобы принять его в следующий раз, но как-то не получилось. Лев прекрасно знал о подобных изнасилованиях: многие женщины покончили с собой приняв цианистый калий.
Этот придурок хотя бы понимает, что цианид не растет на деревьях и достать его всегда было исключительно сложно? На тех производствах, где он применялся, учитывался каждый миллиграмм.

Да, наверное, нужно сказать об основном - детективном - сюжете, который занимает последнюю треть романа.
Итак, Лев Демидов погорел на том, что не сдал жену. Это было последнее испытание: если бы он его прошел, то сделал бы хорошую карьеру. За отказ его (с женой) отправили служить участковым милиционером в город Вольск, где построили огромный завод по производству автомобилей «ГАЗ». По мнению автора, ниже упасть было некуда. Вообще-то его должны были расстрелять, но тут как раз умер Сталин, и стало не до таких мелочей.
Родителей Демидова выселили из хорошей квартиры и подселили в комнату в 7 кв. метров, где жили еще 7 человек, 4 их которых были дети. Причем детей подучили дразнить стариков, оплачивая их услуги шоколадками.
Лишившись должности, Лев узнал, что жена вышла за него замуж из страха - боялась, что из-за отказа он ее посадит. Она его ненавидела и нарочно плевала ему в суп в качестве мести. Но так как бежать ей было некуда, осталась с ним. Постепенно их отношения улучшились - она его простила, а он ее зауважал.

Что-то странное у автора с географией: "ГАЗ" выпускали в Горьком, т.е. в Нижнем Новгороде. Вот как его описывает Смит: "Изначально состоявший лишь из парочки древних лесопилок и россыпи не менее ветхих деревянных домишек, городишко с населением в двадцать тысяч человек привлек внимание Сталина".
Однако в городе была отличная больница, в которую все мечтали попасть. Некоторые отрубали себя для этого фаланги пальцев - лишь бы полежать на чистых простынях.

Между тем, в Вольске нашли труп убитой девочки. На него наткнулся партийный начальник по фамилии Микоян. Он гнался за проституткой - хотел ее задушить. Проститутку он снял в ресторане на вокзале. Заплатить ей обещал золотым зубом (!), который держал в кармане. Но почему-то передумал и набросился на несчастную. Она ударила его стамеской, - куда же у нас без стамески пойдешь? Чуть-чуть не случилось обоюдное убийство, но ужасный вид растерзанного трупа отрезвил Микояна и проститутку Илону. Они вызвали милицию.

Лев заинтересовался этим случаем. Выяснилось, что был убит еще один мальчик: обоих жертв находили голых, одежда лежала рядом, аккуратно сложенная. На ноге у детей была петля, рот был забит толченной корой, а желудок вырезан. Тут Лев вспомнил про убийство в Москве сына своего подчиненного.
Демидов доказал своему начальнику генералу Нестерову (в провинциальных отделениях милиции начальники исключительно генералы), что орудует маньяк. Вначале они решили, что это - гомосексуалист. Переловили всех геев, которых в Вольске оказалось около 200. Геям дали сроки от 5-ти до 25 лет, а кое-кто покончил с собой, но Лев понял, что ошибся. Нестерову стало стыдно за историю с геями, он захотел оправдать себя, поймав настоящего убийцу. Для этого генерал Нестеров стал ездить по стране и спрашивать, не было ли подобных убийств. Нашел 44 случая с таким же почерком. Составили карту, на которой убийство в Москве было обозначено номером 44 (отсюда название романа).
Но тут тайными поисками заинтересовалось МГБ. Дело в том, что генерал устроил истерику на пляже, когда его ребенок ушел куда-то играть. Он так за него беспокоился, что специально присутствующая на пляже сотрудница МГБ (!) сообщила куда следует. Нестерова немедленно застрелили, а Льва отправили в ГУЛАГ вместе с женой.
Но в вагоне с заключенными Лев и Раиса рассказали, что ищут маньяка и попросили помочь им сбежать – и им помогли. Прекрасен эпизод, где они пропиливают дыру в полу теплушки зубом (!!!), вырванным у одного нехорошего уголовника, которого Лев убил за приставание к его жене.
Далее они скрывались в деревне, где прямо на площади рассказали свою историю колхозникам, а те их спрятали. Потом им помогала одна еврейская семья. Так Лев добрался до Ростова (автор путает Ростов с Ростовом-на Дону), который был конечным пунктом его маршрута – он додумался, что маньяк жил в Ростове, а работал на железной дороге. Добыв документы из управления железной дороги, Лев нашел дом маньяка. Пришел туда, а там живет приятный мужчина в очках, семейный, с детьми. И Лев узнал в нем своего брата!

В 1933 году Лев и Андрей умирали от голода в украинской деревне. Андрей от голода глодал кору. Льва тогда звали Павлом. Он взял младшего братишку в лес на охоту за последним оставшимся в живых котом. Ловили его петлей, потом задушили. Но они пошли домой разными дорогами, и Павла украл незнакомый мужчина. Мать братьев сказала, что Павла украли, чтобы съесть, но Андрей никогда не верил, что брат погиб.
А Павла, действительно, украли, чтобы скормить сыну похитителя, но пока шла охота, этот сын умер. Тогда его отец сварил суп из трупа своего сына и накормил им Павла. В бульоне плавали фаланги пальцев. А Павлу пришлось заменить этим людям сына – так он стал Львом Демидовым. Впоследствии он полюбил новую семью (они уехали в Москву) и не искал своих родных. А Андрей по нему очень скучал.

Андрей вырос, воевал, попал в плен, потом в ГУЛАГ, потом его выпустили. Однажды он увидел фото брата в газете. Тот был снят около горящего танка. Андрей загадочным образом понял, что брат будет служить в органах. Он захотел найти Павла. Для этого он стал убивать детей тем самым способом – с петлей, как ловили кота, с такой же корой во рту, которую они тогда жевали. Это были подсказки брату. А вырезанными желудками он кормил своих котов.
В общем, Павел-Лев нашел Андрея, убил его и заслужил прощение властей, тем более, что никто не узнал, кем ему приходился маньяк. Бывшего начальника Демидова в свете борьбы с Берией расстреляли, а дело Льва и его жены пересмотрели.
Ему предложили остаться в МГБ, но он попросился возглавить уголовный розыск в Москве – до него такого подразделения не было, потому что считалось, что в СССР нет уголовной преступности. Но у власти уже был Хрущев – пришли новые времена.

Как все это совмещается в одной голове? С виду ведь - нормальный человек.
http://www.bookclub.ua/images/db/picl_8530.jpg

С одной стороны простому работнику МГБ дают квартиры для него и его родителей; с другой стороны – как только он перешел из МГБ в милицию, родителей переселили в какое-то странное место: то ли общежитие, то ли к чужой семье. Не могло быть ни того, ни другого.
Далее, работники МГБ спокойно стреляют по людям – застрелить милицейского генерала – плевое дело, даже на пляже сидит осведомитель, но при этом целая деревня на слово верит беглецам и прячет их.
Никто не погиб на войне от рук немцев – всех убили свои. А немцы хотели только накормить голодных.
Этот роман вовсе не такой бред, каким он кажется на первый взгляд. Это – оружие, с помощью которого борются с нашей страной. Я 16 лет наблюдаю, как демонизируют тех же сербов. В скольких фильмах и книгах они – главные террористы? А с нами будет еще хуже.
Никогда они с нами не примирятся. Я не могу себе представить, чтобы еще о какой-нибудь стране писали подобное.
Разумеется, я не удивилась, узнав, что Том Роб Смит является открытым геем – это отсюда глава, посвященная аресту гомосексуалистов. Именно западные представители ЛГБТ особенно непримиримы к России – вспомните кампанию 2013 года, когда они предлагали бойкотировать олимпиаду в Сочи и др.
«Дитя 44» написан в 2008 году, с тех пор вышли еще два романа про Льва Демидова. Все они являются частью крестового похода, затеянного против нашей страны
.


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments