uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Захоронения советских солдат в Германии. Почему их было так много?


Когда была в Германии, то сложилось впечатление, что немцы – приятные люди. Не слишком шумные, но достаточно общительные. Аккуратные, толерантные. У них прелесть, что за старинные городки и современные домики очень симпатичные.
Все, с кем мы общались, не проявляли никакой неприязни к русским, как, впрочем, и в других странах. Хотя, в Чехии, например, встречалась неприязнь, а некоторые парижские официанты, похоже, плохо относятся ко всем посетителям.

Но здесь, на Западе Германии, где боестолкновений не было, где военнопленные были далеко от линии фронта и не было проблем с обеспечением их охраны и транспортировки, в 3244 воинских захоронениях захоронено свыше 335 тыс. российских и советских военнопленных. Крупнейшие захоронения: Штукенброк-Зенне – около 65 тыс. советских военнопленных, Берген-Бельзен – около 50 тыс. советских военнопленных.

Снимки с сайта российского посольства в Германии:
http://russische-botschaft.de/wp-content/uploads/2014/07/Slajjd06-1024x768.jpg

http://russische-botschaft.de/wp-content/uploads/2014/07/Slajjd11-1024x768.jpg
На Востоке Германии тоже похоронено около 300 тысяч советских солдат, но ведь там шли бои. Хотя захоронения военнопленных там тоже были.
А 300 с лишним тысяч в Западной Германии не сами пришли туда – их туда пригнали для работы.
При этом военнопленные проходили фильтрационные лагеря, где отбирались молодые, здоровые солдаты. Офицеров в Германию не отправляли, евреев тоже. Евреев убивали сразу, комиссаров тоже убивали сразу, остальных офицеров, скорее всего, тоже расстреливали или отправляли в концлагерь. Таким образом, у немцев не было причин как-то особо зверствовать по отношению к попавшим в Германию военнопленным, и, тем не менее, они умудрились уморить столько народу за какие-нибудь максимум полтора года. Немецкое командование стало формировать «рабочие батальоны», рабочие команды, начиная с 1943 года.
Немецкие власти широко использовали рабочие команды на погрузочно-разгрузочных работах в портах и на железнодорожных станциях, на восстановительных работах, на различных тяжёлых работах на предприятиях угольной и горнорудной промышленности, в чёрной и цветной металлургии. Законы, регулирующие труд в рабочие и воскресные дни, праздники, ночное время и т. д. на них не распространялись.
Рабочих кормили очень мало. В одном из распоряжений директора концерна «ИГ Фарбениндустри» написано, что «повышения производительности труда военнопленных можно добиться сокращением нормы выдачи продовольствия, а также наказаниями, осуществляемыми армейскими инстанциями. Если кто-либо из восточных рабочих начнёт снижать производительность труда, то к нему будет применена сила и даже оружие».
Норма советских военнопленных на 28 дней при использовании на тяжелых работах составляла: хлеб – 9кг, мясо – 800 г, жиры – 250 г, сахар – 900 г.
Для восстановления работоспособности каждый военнопленный получал на 6 недель: до 100 грамм искусственного мёда в неделю, до 50 г трески в неделю, до 3,5 кг картофеля в неделю. Затем рабочие переводились на обычный рацион.
Если рабочий заболевал, или в лагере начиналась эпидемия, то их не лечили.
Вот одно из распоряжений:
«Русские должны использоваться в первую очередь на следующих работах (по степени важности в указанном порядке):
- горное дело,
- железнодорожные работы (включая ремонтные мастерские и производство подвижного состава),
- оборонная промышленность (танки, орудия, самолетостроение),
- сельское хозяйство, строительство,
- крупные мастерские (по ремонту обуви!),
- спецкоманды для экстренных и спасательных работ в условиях чрезвычайного и бедственного положения.

Методы использования:

В основном в группах (минимально 20); исключения только по специальному разрешению. В сельском хозяйстве, главным образом, в крупных хозяйствах; наряду с этим могут использоваться отдельные команды в течение дня в малых хозяйствах по очереди. В промышленности, включая горнодобывающую, стремиться к организации «русских предприятий» как идеальной формы (исключая русские рабочие команды с немецкими бригадирами).
6. Размещение: изолированно в лагерях (бараках).
7. Охрана: военнослужащие вермахта во время работ, а также немецкие рабочие, которые должны взять на себя дополнительные полицейские функции. Для мер по безопасности решающим является фактор сильнейшего и быстрейшего реагирования. Шкала наказаний предусматривает лишь две меры: лишение питания и экзекуцию на месте.
8. Одежда: считается целесообразной единая рабочая одежда. Первой новой одеждой обеспечивает верховное командование вермахта. Обувь, как правило, деревянная. Нижнее белье русским едва ли известно и привычно.
9. Питание: русские довольствуются малым, и поэтому их легко прокормить, не нарушая наш продовольственный баланс. Их не следует баловать или приучать к немецкой пище, но они должны быть сыты, чтобы поддерживать производительность труда на соответствующем уровне
».

Всего 1941-1945 пленными были около 5 миллионов военнослужащих. И две трети этих людей погибло в немецком плену, в СССР вернулось всего чуть более 1,8 миллионов бывших военнопленных.

Из немецких сводок на начало 1945 года:
Статус Количество (тыс. чел.) %
Находятся в лагерях 1053 20,4%
Выпущено на свободу или
принято на военную службу 818 15,9%
Умерло в лагерях 1981 38,4%
Остальные: 1308 25,3%
• бежало 67 1,3%
• казнено 473 9,1%
• умерло в транзитных лагерях
или не зарегистрировано 768 14,9%
Общее количество 5160 100,0%

Смертность советских военнопленных по самым щадящим оценкам составила 55%. Для осени 1941 года смертность пленных советских военнослужащих составляла 0,3% в день, то есть около 10% в месяц. В октябре-ноябре 1941 года смертность наших соотечественников в немецком плену достигла 2% в день, а в отдельных лагерях до 4,3% в день. Смертность попавших в плен советских военнослужащих в этот же период в лагерях генерал-губернаторства (Польша) составляла 4000-4600 человек за сутки. К 15 апреля 1942 года из 361 612 пленных, переброшенных в Польшу осенью 1941 года, осталось в живых всего 44 235 человек. 7559 пленных сбежало, 292 560 умерло, а еще 17 256 были расстреляны. Таким образом, смертность советских военнопленных всего за 6-7 месяцев достигла 85,7%.
Для сравнения: из 1 547 000 французских военнопленных в немецком плену умерло всего около 40 000 человек (2,6%).
Формальная основой такого отношения к нашим пленным считалось то, что Советский Союз не признал Гаагскую конвенцию 1907 года и отказался присоединиться к Женевской конвенции о военнопленных, которая завершала и собирала воедино положения Гаагских правил, что, по мнению фюрера, позволяло Германии, ранее подписавшей оба соглашения, не регламентировать условия содержания советских военнопленных этими документами. На самом деле, Гаагскую конвенцию Советская Россия признала ещё в 1918 году (как соглашения о Красном Кресте), а Женевская конвенция, так и не подписанная СССР, регламентировала отношение к военнопленным вне зависимости от того, подписали ли её страны-противники или нет.
Еще на совещании 30.03.1941 Гитлер заявил: "Мы должны отказаться от понятия солдатского товарищества. Коммунист никогда не был и не будет товарищем. Речь идет о борьбе на уничтожение. Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьём врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность... Политические комиссары являются основой большевизма в Красной Армии, носителями идеологии, враждебной национал-социализму, и не могут быть признаны солдатами. Поэтому, после пленения, их надо расстреливать".
Он также говорил:
"Мы обязаны истребить население - это входит в нашу миссию охраны германской нации. Я имею право уничтожить миллионы людей низшей расы, которые размножаются, как черви".
Правила обращения с советскими военнопленными предписывали:
"...большевистский солдат потерял всякое право претендовать на обращение с ним, как с честным солдатом в соответствии с Женевским соглашением. Поэтому вполне соответствует точке зрения и достоинству германских вооруженных сил, чтобы каждый немецкий солдат проводил бы резкую грань между собою и советскими военнопленными. Обращение должно быть холодным, хотя и корректным. Самым строгим образом следует избегать всякого сочувствия, а тем более поддержки. Чувство гордости и превосходства немецкого солдата, назначенного для окарауливания советских военнопленных, должно во всякое время быть заметным для окружающих".
Более того, немцы отправляли в лагеря не только военнопленных, но и всех мужчин, способных оказать им сопротивление. Например, в минском лагере для военнопленных содержалось около 100 000 собственно пленных военнослужащих РККА и около 40 000 гражданских лиц, а это практически всё мужское население Минска. Вот выдержка из приказа командования 2-й танковой армии от 11 мая 1943 года:

"При занятии отдельных населённых пунктов нужно немедленно и внезапно захватывать имеющихся мужчин в возрасте от 15 до 65 лет, если они могут быть причислены к способным носить оружие, под охраной отправлять их по железной дороге в пересыльный лагерь 142 в Брянске. Захваченным, способным носить оружие, объявить, что они впредь будут считаться военнопленными, и что при малейшей попытке к бегству будут расстреливаться".
Почти все советские евреи-военнопленные погибли, Павел Полян называет цифру 94 %. Основным способом уничтожения евреев-военнопленных были массовые расстрелы.
Только на территории Польши, по данным польских органов власти, захоронено 883 тыс. 485 чел. советских военнопленных, погибших в многочисленных нацистских лагерях.
Установлено, что первым массовым уничтожением в концентрационном лагере с применением отравляющих веществ было истребление именно советских военнопленных; только затем этот метод был применён для уничтожения евреев.

Интересные снимки на эту тему можно найти по ссылке
http://alexcrim.livejournal.com/1154077.html
Вот несколько фотографий:

Военнопленные перед мостом через реку Сан. 23 июня 1941 года. Согласно статистике до весны 1942 года из этих людей не доживет НИКТО
http://ic.pics.livejournal.com/mihalchuk_1974/69228826/112909/112909_900.jpg
Пленные голодали и просили еду.
http://ic.pics.livejournal.com/mihalchuk_1974/69228826/115333/115333_900.jpg
Добивание обессилевшего пленного
http://ic.pics.livejournal.com/mihalchuk_1974/69228826/117718/117718_900.jpg
Массовый расстрел советских военнопленных район Харькова. 1942 год
http://ic.pics.livejournal.com/mihalchuk_1974/69228826/118560/118560_900.jpg
Советские военнопленные роют себе могилу.
http://ic.pics.livejournal.com/mihalchuk_1974/69228826/118114/118114_900.jpg
Немецкие военнослужащие тоже попадали в плен. Они были в плену с 1941 по 1956 год.
По официальным данным, за годы войны в руки бойцов Красной Армии попало 3 млн 486 тысяч военнослужащих германского вермахта, войск СС, а также граждан стран, воевавших в союзе с Третьим рейхом.
В первые годы войны смертность среди них была высокой. Вследствие сильных морозов, плохого обмундирования и чрезвычайно плохого питания многие пленные, обессиленные к тому же длительными маршами, гибли уже на пути в лагеря. В послевоенные годы смертность значительно снизилась.

В октябре 1955 г. после визита канцлера ФРГ К. Аденауэра Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О досрочном освобождении и репатриации немецких военнопленных, осуждённых за военные преступления», и из СССР были репатриированы более 14 тыс. осужденных за военные преступления немецких военнопленных. В общей сложности, из Советского Союза было репатриировано около двух миллионов немецких военнопленных.
По официальным статистическим данным Управления по делам военнопленных и интернированных МВД СССР от 12 октября 1959 г. всего были взяты в плен 2.389.560 германских военнослужащих, из них в плену умерли 356.678. Вместе с другими национальностями (австрийцы, чехи, словаки, французы, поляки, югославы, датчане, норвежцы, испанцы) численность пленных Вермахта - 273339, а умерли - 381067.
Кроме немцев, в плену был еще примерно миллион их союзников (венгры, румыны, итальянцы, финны). Вместе с ними - 3 486 206, умерли - 518 520. Это за 15 лет. Это примерно 1% в год. Конечно, большинство пленных погибли в первые годы войны, потом многие пробыли в плену меньше 15 лет, поэтому, скорее всего, смертность среди немецких военнопленных была такая же, как среди советского мирного населения.

К пленным допускались представители международного Красного Креста, и иногда доставлялась почта с родины.

Немцы и их союзники получали в сутки по 400 г хлеба (после 1943 года эта норма выросла до 600-700 г), 100 г рыбы, 100 г крупы, 500 г овощей и картофеля, 20 г сахара, 30 г соли, а также немного муки, чая, растительного масла, уксуса, перца. У генералов, а также солдат, больных дистрофией, суточный паек был побогаче. Т.е. хлеба они получали в 2,5 раза больше, чем наши военнопленные, а по белкам разница, вообще, огромная. Плюс питание было более разнообразным, а рабочий день в полтора раза короче.

Продолжительность трудового дня пленных составляла 8 часов. Согласно циркуляру НКВД СССР от 25 августа 1942 года они имели право на небольшое денежное довольствие. Рядовым и младшим командирам выплачивалось 7 рублей в месяц, офицерам - 10, полковникам - 15, генералам - 30 рублей. Военнопленным, которые трудились на нормированных работах, выдавались дополнительные суммы в зависимости от выработки. Перевыполняющим нормы полагалось 50 рублей ежемесячно. Те же дополнительные деньги получали бригадиры. При отличной работе сумма их вознаграждения могла вырасти до 100 целковых. Деньги, превышающие разрешенные нормы, военнопленные могли хранить в сберкассах. Кстати, они имели право на получение денежных переводов и посылок с родины, могли получать 1 письмо в месяц и отправлять неограниченное количество писем.

Кроме того, им бесплатно выдавалось мыло. Если одежда находилась в плачевном состоянии, то пленные получали даром телогрейки, шаровары, теплые шапки, ботинки и портянки.

Обезоруженные солдаты армий гитлеровского блока трудились в советском тылу там, где не хватало рабочих рук. Пленных можно было увидеть на лесоповале в тайге, на колхозных полях, у станков, на стройках.
Были и неудобства. Скажем, офицерам и генералам запрещалось иметь денщиков.

Сравните эти цифры и подумайте, что бы ждало русский и другие народы СССР, если бы немцы победили.
Ах, эти рассказы о белых простынях, на которых впервые выспались русские рабочие, угнанные в Германию. Ах, эти рассказы о добрых хозяевах-немцах.
Они выспались и спят до сих пор – в могилах. 3200000 чистых простынок заготовили для наших военнопленных немцы.
Пусть отсохнет язык у тех, кто рассказывает, какие блага ждали бы нас в случае победы фашизма.

Переход по щелчку В верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)
Tags: Текущая политика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments