uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Новые эмигранты


http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/91/391/91391617_large_pishu4.jpg
В Топе читала пост одной молодой женщины. Специально не смотрела ее данные, но из поста поняла, что ей лет 35, у нее есть муж и ребенок, по профессии она – психотерапевт и имела в Москве кое-какую практику.
Последнее время ее перестала устраивать жизнь в России, и она продала квартиру – единственный свой актив – и отправилась на зиму в Валенсию. Там оказалось совсем не так здорово, как во время летнего отпуска.
Потом семья перебралась в штаты – там тоже что-то не задалось. Тогда они поехали в Израиль, так как у женщины одна из бабок была еврейкой, и, следовательно, она имела права на репатриацию.
Сейчас она живет в Израиле, первый год, и совершенно счастлива. Здесь все ей рады, все ее любят и ей помогают.

Свежо предание, а верится с трудом. Еврейка на четверть – это не еврейка в полном смысле слова, да и не думаю, чтобы она была иудейкой по религии. Может быть, она и вовсе, христианка.
А муж ее не еврей, и дочь тоже. А в России остались родители и ее, и мужа.
Итак, в России была квартира, родители, друзья, воспоминания о детстве и юности, язык, культура, профессия – все это брошено. Почему?
Женщину не устраивала позиция России по Украине. Она весьма деликатно умалчивает о своих претензиях – все бы такие были, но о подоплеке своего решения сообщает.

Кстати, помните Ольгу Бакушинскую, которая имела популярный в ЖЖ блог? Бакушинская постоянно писала про то, что она – католичка и очень кичилась этим, постоянно подчеркивая, что ее вера – самая истинная и самая правильная. Ольга была замужем за кинодеятелем Андреем Разумовским, противостоящим Михалкову. Он умер. Ее поперли с телевидения, тут-то она и репатриировалась. Не знаю, кто там у нее еврей, но ее прадед был из деревни и стал академиком по русскому фольклору.
Так вот, теперь она не высказывается по поводу своего католичества. Заткнулась, а то ведь все их праздники отмечала.
Теперь отмечает все еврейские исторические события: столько-то лет с того, столько-то лет с сего. А русские праздники ненавидела и только плевалась. Все ей было омерзительно: и 8 марта, и 12 июня.
Между тем, пока в Израиле ее дела не слишком хороши.
Вот ее вчерашняя запись: «Напоминаю, что по-прежнему ищу работу. Десять тысяч зрителей в цирке, это не шутки. И, замечу, билет бесплатный. Не, я в курсе, что дело до меня есть человекам пяти, но я же вас давно и классно развлекаю. И особо ничем не грузила. Теперь буду. Это была рекламная пауза, которая теперь будет вам часто мешать»; "«Я вовсе не убеждена, что это должна быть работа по специальности, хотя писать, говорить, редактировать, придумывать и зажигать читателя я умею лучше всего. Но почему бы и не другое, главное, чтобы я смогла это выполнять вообще. Годится работа дистанционная, рассматривается, конечно, в Гуш Дане, но, уж простите, вы сами все понимаете, очная работа в Гуш Дане сильно зависит от зарплаты, которая позволит там жить. В общем, рассматривается все. Когда я говорю "все" я именно это имею в виду. Единственная просьба - не огорчать меня некоторыми видами праздных советов. Как-то - поучиться года четыре в университете, отправить резюме в Кнессет. Или - свежий пример. Вижу вакансию по специальности, у знакомого человека. Пишу. Он мне отвечает - не, ты что? Тебе нужна достойная тебя работа с достойной тебя зарплатой. Это тебе не подходит. Я так и замерла у компа с открытым ртом. Хотя у меня редко бывает, чтобы я не нашлась, что ответить»."

Да-с. А у нас то в одном журнале колонку напишет, то в другом, то книжку издаст. Я уж не говорю о работе на телевидении.

Уехала она по причине несогласия с политикой России на Украине. Зато политика Израиля на палестинских территориях ее очень устраивает, тем более, что она очень хорошо знает арабов: « я среди них живу. И глаза мои открыты. Я гуляю среди их лавок, иногда под муэдзина, нюхаю пахлаву и кофе из открытой двери. Я ем иногда в таких харчевнях, что от одного вида тарелок, вы бы упали в обморок. Кстати, там вкусно. Они умеют готовить. Но я их уважаю как людей со своими понятиями и своей ментальностью и никогда не пытаюсь сделать из них куклу для приложения своей жалости или педагогического таланта. Я знаю, что эта пожилая женщина, которая охотно показала мне дорогу имеет особые отношения со своей невесткой, как раньше имела со своей свекровью(вам не понравится). Что для них нормально, когда отец получает лучшую(или последнюю) еду или единственный спасательный жилет. Они так жили не одну тысячу лет». В целом, здесь ее позиция в конфликте с арабами сводится к тому, чтобы всякие посторонние - мировое сообщество - в него не лезли - они сами разберутся.

Пока ей многое непонятно. Например, пишет: «Люди, спасити. Это мохшевим. Что там вообще хотят? Девочка не понимает даже что это ваще?»; «Маша пришла впервые в класс по всем предметам и она ничего не понимает. Вообще. Это так глобально, что я, пожалуй, даже не буду ничего делать. Придется втыкать. Как-нить. Подключаться к ивриту совсем другого уровня, который я когда-то смогу ей дать».
Не могу понять, зачем все эти мучения? Дочери ее уже лет 15. Как-то она адаптируется? Еврейской крови в девочке – 1/8. И ей вряд ли удастся выучить Талмуд и все остальное, чтобы быть еврейкой по религии. Следовательно, она всегда будет в этой стране чувствовать себя не в своей тарелке. Зачем Бакушинская ее увезла?

Вот возьмем Дину Рубину. Ее эмиграция состоялась в 1990 году, и, видимо, была не идеологической, а "колбасной". При этом она - еврейка по всем правилам, и всегда гордилась своей национальностью. Казалось бы, Рубина состоялась на все 100% - ее книги успешны, тиражи очень большие для нашего времени. Наверное, это приносит ей неплохие доходы.
Но вот читаю недавно ее интервью: она пишет, что в Израиле ее книги не издаются. Их не переводят на иврит, ее не приглашают на телевидение и т.д. Почему же? Потому что она пишет на русском языке, а популярность своей соотечественницы в России, в стране где все-таки проживает 145 млн. человек, в одной из стран Исхода, откуда в Израиль приехала четверть, если не больше жителей, их совершенно не интересует. У нас Рубина - знаменитый писатель, а у себя на родине она - никто и звать никак.
И с дочерью, похоже, ее отношения неважные, потому что дочь стала очень верующей иудейкой, соблюдает все обряды и запреты, а Рубина не соблюдает. То есть, нелегко приходится и очень успешному человеку.

Наконец, одна моя давняя знакомая стала частенько писать об эмиграции. У нее нет никаких еврейских корней, ей 50 лет (Бакушинской, кстати, тоже). Из имущества – одна квартира, и то ей придется побегать, чтобы ее полностью юридически оформить в собственность. Родные в Москве есть, но не очень близкие.
Про заграничную жизнь она знает не по наслышке. Ее мать вышла в свое время за иностранца и уехала из СССР, дочь жила с ней до совершеннолетия. Она знает, что там - не медом мазано, что много проблем, и ранее никогда не изъявляла желания переселиться к матери. Да и сейчас, думаю, не рассматривает это как вариант, а думает о жизни в другой стране - не той, где живет мать с младшим братом.

Мужу ее 63 года.
Она – журналист, муж, можно сказать, фрилансер – переводит техническую литературу. Она пишет на околонаучные и околофилософские темы. Всю жизнь утверждала, что далека от политики, от идеологии и способна жить автономно ото всех. Муж имеет, скорее всего, просоветские взгляды.
Их доходы невелики, но позволяют удовлетворять их потребности: есть, что хотят, жить, как хотят (он работает дома, она ходит в офис 2 раза в неделю), покупать горы книг, отдыхать, где хотят. Она к тому же много и с удовольствием ездит по командировкам по стране. А могла бы и не ездить, т.е. это исключительно по ее инициативе. Работа позволяет ей общаться с интересными людьми – писателями, учеными. Это то, о чем она мечтала в детстве и юности.
Всю жизнь она рассказывала, как обожает свой дом, где она родилась, как любит Москву. И вот она готова все это бросить и уехать в чужую страну. Ведь ничего этого там у нее не будет – ни граммулички.
Почему? Опять же политика России на Украине. Ранее мы общались более плотно – вместе работали, но потом наше общение пришло к такому уровню.
До прошлого года она звонила мне на день рождения, на Новый год и еще пару раз, я ей, соответственно, тоже. Нашему знакомству 20 лет.
И вот с 2014 года она мне звонить перестала. Причиной этому является моя позиция в российско-украинском конфликте.
И вот теперь эти мысли об эмиграции… Скорее всего, они ничем не кончатся, так как муж не захочет менять свою жизнь на старости лет и оставлять здесь близких, но все равно.

Скажите, это нормально? Если люди, вроде бы, не имеющие политических амбиций, не занимающиеся политикой никаким боком, рвут связи со старыми знакомыми, готовы потерять последнее - только бы не жить больше в России?
И дело тут не в том, что такая политика у Путина – им не нравится, что многие поддерживают эту политику. Они уезжают из-за того, что народ вокруг них оказался не такой, как они думали, из-за несовпадения с ним. Но разве раньше они с народом совпадали? Что их вдруг так встряхнуло?

Вот это самый интересный вопрос: что случилось с остатками креативного класса, чего они не могут вытерпеть у нас и почему именно сейчас? Чем сегодня хуже 90-х, например?

Или, может быть, они чувствуют, что с нами тут скоро случится что-то ужасное, и спасают свои жизни? Как те крысы, что заранее знают, что в корабле течь? Матросы и капитан еще не знают, а они знают, и уплывают. Я в данном случае не хочу обидеть тех, кто эмигрирует или собираются эмигрировать: если они умные крысы, заранее чувствующие беду и спасающие свои жизни, то мы - глупые, но верные собаки и погибнем вместе с кораблем.

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)
Tags: За жизнь
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 658 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →