uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Особенные люди



Читая про проблемы людей в США, ловишь себя на мысли, что там живут очень особенные люди.

Вот, например, Анна Стабблфилд, которая осуждена на 12 лет тюремного заключения за попытку помочь инвалиду.
https://meduza.io/image/attachments/images/000/022/577/large/xFt2QYn7Fkul8FvIhTUMBQ.jpg
Анне – 46 лет, она - профессор философии Рутгерского университета в Ньюарке, мать двоих детей, причем не так давно вышла замуж за чернокожего музыканта, так что ее второй ребенок еще маленький.
Анна – потомственная левачка, всю жизнь (как и ее мать) борется с расовой дискриминацией и дискриминацией инвалидов. Более того, она считает, что пока белая раса будет главной, ничего хорошего в мире не будет.

Мать Анны занимается весьма спорным делом. Где-то в 90-х годах в Австралии была создана методика, якобы помогающая общаться с людьми, лишенными речи: аутистами, парализованными, людьми, находящимися в коме. Мне кажется, что ранее эта методика была использована для общения с приматами. Суть состоит в том, что немой смотрит на ряд изображений или букв и взглядом или жестом, или еще каким-то способом останавливается на одном из знаков. Вот вам и речь. Например, вы показываете ему буквы, и он моргает при виде очередной буквы, и так составляется слово. Или же вы показываете ему изображения. Допустим, спрашиваете: «Что ты хочешь съесть на обед?» и показываете ряд картинок с едой. Где он подает условный знак: моргает, стучит ногой и др. – то он и хочет есть. Но тут всегда есть опасность, что интерпретатор приписывает свои желания и мысли пациенту – иногда нарочно, чтобы показать работу, а иногда неосознанно, желая помочь несчастному. Это называется метод «облегченной коммуникации» (facilitated communication — FC).
Эксперименты показали, что возможности метода сильно преувеличены. Посредникам и неразговаривающим людям показывают картинки таким образом, что посредник может видеть только свою картинку, а не картинку своего подопечного. Ни в одном из сотен таких слепых экспериментов напечатанное слово не совпадает с картинкой, если посредник его не видел.
Тем не менее посредники рассказывали родным больных много интересного. Например, одна женщина реконструировала мир больного, абсолютно неподвижного и не говорящего ,и уж не слепого ли заодно, который ей «рассказал» что все видел, все слышал и очень много думал. ОН ей надиктовал целую книгу, моргая одним глазом. Позже она призналась, что все придумала.
И как люди могут верить в подобную чушь? Попробуйте проморгать хоть одно предложение.
Были и случаи, когда посредники обвиняли родных, что те насиловали своих больных родственников. Об этом им поведали больные с помощью FC. Удалось отбиться тем, где обвинения были явно абсурдными. Так в одном случае обвинили отца и деда, а дед умер еще до рождения больной девочки. Тут и с отца сняли обвинения – повезло.

У Анны в группе учился чернокожий студент, сын бедной матери-одиночки и брат неподвижного больного с ДЦП. Больного звали Дман. Он не разговаривал и большей частью лежал на кровати в памперсах. Когда Анна на семинаре рассказала о методе FC, студент попросил ее помочь его брату.
И Анна взялась за дело. С помощью волшебной методики Анна выясняет, что Дман – умный и глубокий человек, и радует этим известием родных. Они, разумеется, всегда подозревали, что он все понимает, но теперь дождались подтверждения. Она дважды возила его на конференции, где они выступали с докладом о проблемах инвалидов, лишенных речи, которые будто бы диктовал Дман. Мать и брат Дмана были очень довольны и охотно верили в большой ум своего ранее недвижного и немого родственника. 2 года Стабблфилд бесплатно занималась с Дманом.

Но потом Анна пошла дальше. Она задумалась о сексуальных потребностях 32-летнего мужчины и два раза сделала ему минет. После этого она сообщила матери и брату Дмана, что они любят друг друга и поженятся. Возможно, она считала, что родственники плохо заботятся о больном, а когда она выйдет за него замуж, то станет его опекуном и сможет сделать его жизнь лучше. Возможно, она хотела на собственном примере доказать, что инвалид подобный Дману, может вести семейную жизнь, т.е., что он полностью полноценный человек.
Тут-то родственнички почему-то возмутились, вспомнили, что Дман – не гений, обреченный на молчание, а бедный инвалид с интеллектом 2-хлетнего ребенка и пожаловались на Анну в университет, хотя сами в свое время позвали ее домой. Она сказали, что Дван ей не подопытная свинка и прогнали вон. Правда, жаловаться они стали не сразу, а через некоторое время. Вначале они просто отказали ей от дома, но Анна писала им письма, звонила…
Университет же обратился в полицию.

Дело шло 4 года. Анну обвиняли в изнасиловании беспомощного человека, который не может сказать «нет». Брат пострадавшего также обвинил Анну в расизме: «она считает, что мы, черные, не способны обеспечить Диману хорошую жизнь». Семья пострадавшего требует еще миллион долларов компенсации. Брат больного за это время окончил учиться, защитил диссертацию и сам преподает.
Обвинение просило для Анны 40 лет – по 20 лет за каждый минет. Дали ей в итоге 12 лет. Теперь она будет библиотекарем в тюрьме. Ее мужа пока выгнали с работы, а ребенок остался без матери. Анна уже из тюрьмы уже из тюрьмы писала, что по-прежнему считает Дмана очень умным человеком и что чувствует с ним «интеллектуальное равенство». Судья не позволил допросить Дмана с помощью FC, но его показали публике. Разумеется, он никак не проявил какого-либо внимания к Анне или к чему еще.

Мы имеем слишком мало информации о прошедшем уголовном процессе. Было ли там доказано, что у больного 32-летнего мужчины не было потребности в сексе, и что минет ему повредил? Почему Анна решила, что больной нуждается в сексе?

Помимо вопроса об эффективности методики FC, встает вопрос о праве инвалидов, подобных Дману, на секс. Пока только в Дании отвечают на этот вопрос положительно. Они считают, что подавление сексуальности, невозможность ее реализовать, даже больше, невозможность ее распознать — такая же дискриминация, как помещение в карцер или отсутствие доступа к образованию.

В 2001 году в Дании выходит A Guide to Sexuality — Regardless of Disability («Положение о сексуальности безотносительно инвалидности») — официальный документ, выпущенный министерством соцзащиты, который поясняет, что ничья сексуальность не может быть подавлена, что «сексуальность влияет на мысли, чувства, действия и взаимодействия, а значит на психическое и физическое здоровье». И если здоровье — фундаментальное право человека, значит и сексуальное здоровье — тоже. У них есть специальные сексуальные консультанты, чья работа заключается в том, чтобы научить людей с инвалидностью мастурбировать, помочь им организовать половой акт, если они этого хотят и не справляются сами, преодолеть сексуальную фрустрацию.

Такое отношение к инвалидам исходит из понятия «нормализация». Этот термин был придуман в 1970-х годах Карлом Грюневальдом, шведским реформатором системы интернирования людей с ментальной инвалидностью. Смысл термина и последовавшего за ним процесса в том, что жизнь человека должна быть организована не в соответствии с тем, как мы оцениваем его интеллект, а в соответствии с нормами обычной, достойной жизни. Людей нельзя кормить лежа, нельзя давать взрослым мужчинам погремушки, нельзя изолировать мужчин от женщин, содержать по 800 человек в одном интернате — потому что люди без инвалидности не живут так сами, потому что это противоречит представлениям о человеческом достоинстве.
В самой Швеции придерживаются нормализации во всем, кроме секса – здесь просто молчат, а что там, и как – не вникают. Дело в том, что сексуальную эксплуатацию в данном случае легко можно выдать за заботу о сексуальном здоровье больного – грань тут очень тонкая. Шведы предпочитают не вникать, если нет явных признаков насилия.
Впрочем, браки девушек с синдромом Дауна во всем мире обычное дело.
Если бы Анна и Дман жили в Дании, то они бы поженились, если бы в Швеции, то ничего бы не сказали. А в США Анна села в тюрьму.

А нашим инвалидам хоть бы как-то выжить. Тут уж не до каких-то там сексуальных прав. Вижу в метро инвалидов, которые побираются – они явно эксплуатируются какой-то мафией. А то вижу пожилых женщин, таскающих на себе коляски со взрослыми уже больными ДЦП.

Такие люди, как Анна – особое явление. Даже не знаю, есть ли они у нас. Эти люди считают себя лично виновными в том, что мир не совершенен и стараются посвятить себя тем, кого, по их мнению, обижают, дискриминируют. Наверное, и у нас они есть, только мы о них мало знаем – их не пиарят.
Хорошее качество? Безусловно. Но вот только они забывают о себе и о своей семье. Только когда уже зачитали приговор, Анна закричала: «А что будет с моим ребенком?!». Вспомнила.
Потрясают и законы США: сажать в тюрьму женщину, имеющую несовершеннолетнего ребенка, за такой проступок.

Возмущение вызывает семья больного. Посадили женщину, которая 2 года ходила за их больным, требуют с нее миллион за свои страдания. Ну не сволочи?



Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)
Tags: За жизнь
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments