uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Неизвестный Шевченко. Ч.1




Я думаю, что мы плохо понимаем Украину, потому что не читали Тараса Шевченко.
Что мы о нем знали? Мы смотрели фильм «Тарас Шевченко». Там его играет Сергей Бондарчук, и фильм построен по всем канонам социалистического реализма. Шевченко – талантливый человек из народа, угнетаемый своим помещиком-крепостником. Он – сирота, самоучкой научился грамоте, а также показал способности к стихосложению и рисованию, за что был послан барином учиться в Петербург, чтобы в дальнейшем украшать барские поместья. Прогрессивная столичная общественность с огромным трудом выкупает его из крепостной зависимости. Фильм начинается 1841 годом. Молодой студент Тарас Шевченко завершает своё обучение в Петербургской художественной академии. Но Шевченко не может радоваться своей свободе, когда в неволе томятся другие крестьяне. Сердце художника переполнено страстным желанием служить своей земле. Он возвращается домой, где его ждёт громкая слава первого национального поэта.
После знакомства в Киеве с профессором Костомаровым, Шевченко становится членом тайного общественно-политического общества Кирилла и Мефодия. Через некоторое время полиция выходит на след заговорщиков. Судьба каждого из арестованных незавидна, но больше всех пострадал Шевченко — его отдают в солдаты, со строгим запретом писать стихи, рисовать.
Долгие годы он служит в Орской крепости, в атмосфере каждодневной муштры и издевательств. Неброская природа степи и беседы с новыми друзьями позволяют ему скрасить незавидный быт подневольного солдата.
В судьбе опального поэта деятельное участие принимают оставшиеся на свободе друзья, но только в новое царствование, спустя десятилетие, состоялось желанное освобождение.
Наконец, он возвращается в Петербург, но он уже не тот пылкий юноша, что писал стихи, а сломленный и больной человек. До конца жизни Шевченко, тем не менее, стремится служить народу и занимается составлением украинских букварей.
Разумеется, мы все сочувствовали Шевченко.

Вот такой Шевченко был в фильме
http://film.arjlover.net/ap/taras.shevchenko.1951.avi/taras.shevchenko.1951.avi.image2.jpg
А вот его автопортрет 1940 года.
http://www.profi-forex.org/system/user_files/Images/wiki2/shevchenko4.jpg
Немного другой тип, не находите? Его бы Борисов хорошо сыграл.
Обратите внимание, что Шевченко родился в один год с Лермонтовым. Лермонтов тоже был сослан на Кавказ за свои стихи, но уже в 1841 году его не стало.

Собственно, все.
А вот в украинских школах творчество и биографию Шевченко изучали гораздо полнее.
Например, как вам такое стихотворение?
Тиняючи на чужинi
Понад Елеком, стрiв я дiда
Вельми старого. Наш земляк
I недомучений варнак
Старий той був. Та у недiлю
Якось у полi ми зустрiлись
Та й забалакались. Старий
Згадав свою Волинь святую
I волю-долю молодую,
Свою бувальщину. I ми
В травi за валом посiдали,
I розмовляли, сповiдались
Один другому. — Довгий вiк! —
Старий промовив. — Все од бога!
Од бога все! А сам нiчого
Дурний не вдiє чоловiк!
Я сам, як бачиш, марне, всує,
Я сам занiвечив свiй вiк,
I нi на кого не жалкую,
I нi у кого не прошу я,
Нiчого не прошу. Отак,
Мiй сину, друже мiй єдиний,
Так i загину на чужинi
В неволi. — I старий варнак
Заплакав нишком. Сивий брате!
Поки живе надiя в хатi,
Нехай живе, не виганяй.
Нехай пустку нетоплену
Iнодi нагрiє.
I потечуть з очей старих
Сльози молодiï;
I, умитеє сльозами,
Серце одпочине
I полине iз чужини
На свою краïну.
— Багато дечого не стало, —
Сказав старий. — Води чимало
Iз Iкви в (Пропуск в автографi Шевченка.) утекло...
Над Iквою було село, —
У тiм селi на безталання
Та на погибель вирiс я.
Лихая доленька моя!..
У нашоï староï панi
Малiï паничi були;
Таки однолiтки зо мною.
Вона й бере мене в покоï
Синкам на виграшку. Росли,
Росли панята, виростали,
Як тi щенята. Покусали
Не одного мене малi.
Отож i вчити почали
Письму панят. На безголiв'я
I я учуся. Слiзьми! Кров'ю!
Письмо те полилося... Нас,
Дешевших панськоï собаки,
Письму учить?!
Молитись богу
Та за ралом спотикатись,
А бiльше нiчого
Не повинен знать невольник, —
Така його доля.
Отож i вивчився я, вирiс,
Прошу собi волi, —
Не дає. I в москалi,
Проклята, не голить.
Що тут на свiтi робити?
Пiшов я до рала...
А паничiв у гвардiю
Поопредiляла...

Година тяжкая настала!
Настали тяжкiï лiта!
Отож працюю я за ралом.
Я був убогий сирота.
А у сусiда виростала
У наймах дiвчина. I я...
О доле! Доленько моя!
О боже мiй! О мiй єдиний!
Воно тодi було дитина,
Воно... Не нам твоï дiла
Судить, о боже наш великий!
Отож вона менi на лихо
Та на погибель пiдросла.
Не довелось i надивитись,
А я вже думав одружитись,
I веселитися, i жить,
Людей i господа хвалить...
А довелося...
Накупили
I краму й пива наварили,
Не довелося тiльки пить.
Староï панi бахур сивий
Окрав той крам. Розлив те пиво,
Пустив покриткою... Дарма.
Минуло, годi... не до ладу
Тепер i згадувать. Нема,
Нема, минулося, пропало...
Покинув ниву я i рало,
Покинув хату i город,
Усе покинув. Чорт нарадив.
Пiшов я в писарi в громаду.
То сяк, то так минає год.
Пишу собi, з людьми братаюсь
Та добрих хлопцiв добираю.
Минув i другий. Паничi
На третє лiто поз'ïжджались,
Уже засватанi. Жили
В дворi. Гуляли, в карти грали,
Свого весiлля дожидали
Та молодих дiвчат в селi,
Мов бугаï, перебирали.
Звичайне, паничi. Ждемо,
I ми ждемо того весiлля.
Отож у клечальну недiлю
Ïх i повiнчано обох,
Таки в домашньому костьолi, —
Вони ляхи були. Нiколи
Нiчого кращого сам бог
Не бачив на землi великiй,
Як молодiï тi були...
Заграла весело музика...
Ïх iз костьола повели
В возобновлении' покоï.
А ми й зустрiли ïх i всiх —
Княжат, панят i молодих —
Всiх перерiзали. Рудою
Весiлля вмилося. Не втiк
Нiже єдиний католик.
Всi полягли, мов поросята
В багнi смердячому. А ми,
Упоравшись, пiшли шукати
Новоï хати i найшли
Зелену хату i кiмнату
У гаï темному. В лугах,
В степах широких, в байраках
Крутих, глибоких. Всюди хата.
Було де в хатi погуляти
I одпочити де було.
Мене господарем обрали.
Сiм'я моя щодень росла
I вже до сотнi доростала.
Мов поросяча, кров лилась,
Я рiзав все, що паном звалось,
Без милосердi я i зла,
I рiзав так. I сам не знаю,
Чого хотiлося менi?
Ходив три года я з ножами,
Неначе п'яний той рiзник.
До сльоз, до кровi, до пожару,
До всього, всього я привик.
Було, мов жабу ту, на списi
Спряжеш дитину на огнi
Або панянку бiлолицю
Розiпнеш голу на конi
Та й пустиш в степ.
Всього, всього тодi бувало —
I все докучило менi...
Одурiв я, тяжко стало
У вертепах жити.
Думав сам себе зарiзать,
Щоб не нудить свiтом.
I зарiзав би, та диво,
Диво дивне сталось
Надо мною, недолюдом...
Вже на свiт займалось,
Вийшов я з ножем в халявi
З Броварського лiсу,
Щоб зарiзаться. Дивлюся,
Мов на небi висить
Святий Киïв наш великий.
Святим дивом сяють
Храми божi, нiби з самим
Богом розмовляють.
Дивлюся я, а сам млiю.
Тихо задзвонили
У Києвi, мов на небi...
О боже мiй милий,
Який дивний ти! Я плакав,
До полудня плакав.
Та так менi любо стало;
I малого знаку
Нудьги тiï не осталось,
Мов переродився...
Подивився кругом себе
I, перехрестившись,
Пiшов собi тихо в Киïв —
Не святим молитись,
А суда, суда людського
У людей просити.

Содержание его такое. Автор встречает в чужих краях старика. Выясняется, что они – земляки, оба из Волыни. Старик объясняет, что он – бывший убийца, отбывший здесь каторгу. Сейчас он свободен, но уж, не знаю почему, не может вернуться домой.
Старик сразу сообщает, что все в жизни людей происходит по воле божьей, а сам человек ничего не решает.
Старик горюет на чужбине, мечтал бы увидеть свою родину, но чувствует, что уже не придется. Автор утешает его тем, что надежда умирает последней, что не нужно ее терять. Старик называет автора своим сыном и братом, автор называет старика своим седым братом. Далее старик рассказывает свою историю.
В детстве его взяли в барский дом, чтобы он составлял компанию барчатам. Те к нему плохо относились, издевались над ним. Они вместе учились грамоте. Баричи были неспособные, а у него дела шли лучше, за что ему еще больше от них доставалось.
Когда он подрос, то его вернули к обычной крестьянской жизни. Учеба – не для крепостного. Герой стихотворения просил выпустить его на волю или хотя бы отдать его в солдаты, но барыня не захотела этого.
Так он стал пахать. Ему приглянулась соседская девушка, и он уже думал на ней жениться, но девушку соблазнил седой любовник старой барыни, и девушка стала матерью-одиночкой.
Это очень потрясло героя произведения, и он бросил пахать землю, а стал писарем в общине, где за три года подобрал себе людей для создания банды.
Он дождался, пока вернуться домой те панычи, которые обижали его в детстве. Они вернулись, чтобы жениться. В ожидании свадьбы, паны вели себя плохо – портили девок.
И вот состоялась роскошная свадьба, на которую прибыла вся панская родня. Это была очень красивая свадьба. Паны пошли венчаться в домашний костел, т.к. были католиками, а когда вышли на порог церкви, их уже ждала банда, которая всех перерезала, как поросят. Свадьба стала кровавой свадьбой.
После этого герой три года злодействовал: кидал в огонь панских детей, как жаб, распинал голых панночек на спине лошади и гнал лошадей в степь, но ничто его уже не радовало. Надоело.
Тогда он решил покончить с собой, для чего пошел в лес. И только он думал зарезаться, как вдруг узрел в небе небесный Киев. Тут он понял, что нужно идти в Киев и просить прощения у людей…
Видимо, далее его судили и приговорили к каторжным работам.

Спрашивается, что это за зверство? Зачем нужно было убивать столько народу из-за того, что героя выучили читать и писать, но не дали воли, из-за того, что его девушка соблазнилась на кого-то из панов, из-за детских обид? И что это за наказание было для серийного убийцы-садиста?

Но самое интересное, что, кроме поэмы «Варнак», существует еще и повесть Шевченко «Варнак». Это мягкий вариант, написанный, видимо, специально для русского читателя. Там главный герой много страдал в детстве, его девушку соблазнил сын барыни, с которым он вместе рос. Герой тоже стал разбойником, но только потому, что случайно, будучи в очень расстроенных чувствах, познакомился с разбойниками в корчме, а они его уже заманили к себе. Отличие от поэмы в том, что он грабил, но не убивал. Однажды он даже повстречал того самого графа-обидчика, но пощадил его. А вот пан его не пожалел, когда у него появилась возможность. Он хотел арестовать героя, но тот успел его застрелить, хотя и нечаянно. Героя все же поймали и заперли в графском погребе. Тот там чуть не умер от жажды, но его освободили разбойники. Заодно они перерезали всю графскую родню, собравшуюся на похороны молодого графа.
Герой от этого ужаса несколько тронулся умом, и его долго выхаживал добрый человек. Потом он сдался властям, отбыл каторгу, живет в России, молится, служит в церкви и читает «Божественную комедию» в подлиннике.

То есть, в повести нет никакого зверства, никаких ужасов. Зато есть хорошая родственница графини, заменившая мальчику мать. Это она выучила сироту французскому, итальянскому и музыке. Это к ней он шел повидаться, когда попал в ловушку графа. Она же уговорила его сдаться властям.
Что касается любимой девушки, то тут интересная история. Герой приметил ее, когда она была малышкой. Он ждал, когда она вырастет, чтобы жениться на ней, принимал участие в ее воспитании, но стоило ему отлучиться, как ее соблазнил граф. Она родила сына и растила его в нищете, а бабка-графиня ей ничуть не помогала.

Интересно, зачем Шевченко создал на одном материале две таких разных истории? Но, безусловно, стихи его много сильнее прозы. Если бы он ограничился подобными повестями, его бы никто не знал.

Я собираюсь написать о Шевченко несколько постов, но материал обширный.

Продолжение следует
http://uborshizzza.livejournal.com/4079138.html


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Tags: Критика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments