uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Неизвестный Шевченко. Ч.4



Предыдущие части:
http://uborshizzza.livejournal.com/4077975.html http://uborshizzza.livejournal.com/4079138.html
http://uborshizzza.livejournal.com/4080188.html

Так почему же Шевченко стал вначале кумиром малороссиян, а потом идолом украинцев?

19 век – время складывания буржуазных государств. Одно государство – одна нация в самом идеальном случае.
Как ни странно, но до этого времени люди идентифицировали себя по-другому. Они различали себя по вере, по языку, по месту, где они родились, имея ввиду в самом крайнем случае область, если не конкретный город. Мы – тверские, мы – пскопские, мы – православные, мы – русские. Что означало в данном случае «русский»? То, что православный и говорит по-русски. Объединяло же различные области – бывшие самостоятельные княжества, царства и отдельные земли, то, что царь московский был заодно и: «самодержец Всероссийский, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский; царь Казанский, царь Астраханский, царь Польский, царь Сибирский, царь Херсонеса Таврического, царь Грузинский; государь Псковский и великий князь Смоленский, Литовский, Волынский, Подольский и Финляндский; князь Эстляндский, Лифляндский, Курляндский и Семигальский, Самогитский, Белостокский, Корельский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных; государь и великий князь Новагорода низовския земли, Черниговский, Рязанский, Полотский, Ростовский,Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, Витебский, Мстиславский и всея северныя страны повелитель; и государь Иверския, Карталинския и Кабардинския земли и области Арменския; Черкасских и Горских князей и иных наследный государь и обладатель, государь Туркестанский; наследник Норвежский, герцог Шлезвиг-Голштейнский, Стормарнский, Дитмарсенский и Ольденбургский и прочая, и прочая, и прочая».
Но в 19 веке начали складываться нации, подразумевающие единство языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры.

Зачем это было нужно? Таково было требование исторического момента, определяемое национальной буржуазией. Проще говоря, она хотела государства для себя, чтобы оно помогало именно национальным капиталистам, а не кому захочется царю, например, немцам, которым покровительствовали наши государи. Кстати, эпоха глобализации уже не нуждается в нациях.

В начале пути национализации стоят этнографы, историки, филологи. Вдруг почему-то пробуждается интерес к бабушкиным сказкам, дедушкиным россказням, прялкам, национальным узорам. К этому времени некоторые этносы уже забыли свой язык – начинают вспоминать, а больше выдумывать. Вслед за этнографами появляются национальные политики.

Похожие процессы шли и в России. Но не стало таких отдельных наций, как тверчанин, псковчанин, астраханцы, а русские – есть. Почему же малороссы не стали русскими?

Тому было много причин. До 14 века восточнославянские племена образовывали княжества на территории нынешней центральной России и Украины. Тогда это был один народ. В первой четверти 13 века Киев уже подчинялся Владимирскому князю, но после нашествия Батыя судьбы территорий развивались по-разному.
Владимирская Русь попала под власть Орды, а Южной Русью заинтересовались западные соседи.

В 1321 году литовский князь Гедимин в битве на реке Ирпень разбил объединённую армию южнорусских князей, после чего завоевал Киев, Переяславль, Белгород и другие ослабленные монгольским нашествием города, которые были вынуждены признать его верховную власть. Киевский князь Судислав, потомок Ольговичей, признал себя вассалом литовского князя Гедимина, одновременно оставаясь и в зависимости от Орды. В 1362 год великий князь литовский Ольгерд разбил татар в битве при Синих водах (левый приток Южного Буга) и занял Подолье и Киев. Он, таким образом, закрепился за Литвой почти на 200 лет.
Вот тогда и разошлись пути будущей России и будущей Украины.

В жизни народов бывают моменты, когда они объединяются буквально за 100 лет, и не поймешь потом, кто от кого произошел. Когда восточные славяне пришли, например, в те места, где сегодня стоит Москва, здесь жили финно-угорские племена. Куда они делись? Нет никаких известий, чтобы их истребили, и тем не менее. Можно подумать, что народы перемешались. Однако до сих пор угро-финские народы живут компактно в республиках Коми, Марий Эд, Мордовии, а в ДНК русских нет отличий от ДНК украинцев, хотя некоторые гены угро-финских народов наблюдаются, как у украинцев - тюркской примеси.

То же самое произошло в Великобритании: англы, саксы и бритты соединились в один народ, хотя саксы и англы были германцы, а бритты – романизированные кельты. Совершенно разное этническое происхождение, разный язык, разная вера, разный культурный уровень – а соединились. А вот шотландцы остались шотландцами и все время хотят отделиться обратно – почему?

Как известно, новое воссоединение восточных славян произошло через 300 лет, еще 300 лет прожили вместе, а уже не срослось.

К 1653 году у малороссов была своя история. Они входили в государство литовцев, где им, вроде бы, было неплохо, но потом Литва образовала единое государство с Польшей. Малороссы 17 века относились к полякам одновременно с подобострастием и с ненавистью. Те их держали за холопов. Польские магнаты захватили самые лучшие земли малороссов, угнетали крестьян, и даже самый бедный поляк считал себя лучше украинца, потому что был другой веры и говорил на другом языке. Те, кто не мог смириться с таким положением вещей, шли в гайдамаки, т.е.в бандиты. Гайдамаки убивали панов на манер нынешних исламских террористов.

Вместе с тем в бытовой культуре малороссы гнались за поляками – за их модами, за их образом жизни. А вот великороссы не перенимали исламские или вначале языческие обычаи Орды, потому что русские и татары мало общались. Татары не были на Руси ни барами, ни князьями. Они жили компактно на Волге, там, где сегодня стоит Казань. Отношения ограничивались данью, которые собирали русские князья, чтобы передать в Орду.
Скорее всего именно это и предопределило различие народов. На великороссов никто не влиял, а на малороссов влияли поляки и литовцы.

Польша слабела. Малороссы организовали свое полубандитское-полувоенное государственное образование Гетманщину, которое приняло подданство Русского царства, после чего началась Русско-польская война 1654—1667. В течение войны в Гетманщине началась гражданская война (Руина) и сложилась политическая ситуация, при которой Левобережная Украина желала быть в составе России, а в Правобережной казацкая старшина тяготела к соглашению с Речью Посполитой, что сопровождалось и избранием разных гетманов.
Гетманщина просуществовала еще 100 лет внутри российского государства. На протяжении XVIII века наблюдается интеграция казацкой знати в российское дворянство, выходцы из Украины занимают высокие должности в составе Российской империи. Екатерина II упраздняет Гетманщину в 1764 году и Запорожскую Сечь в 1775 году. Казацкая знать приравнивается к российскому дворянству, украинским казакам выделяются для заселения обширные присоединённые к России земли (Кубань, Ставрополье, Новороссия). Крестьяне-малороссияне становятся крепостными, чему очень рады новые малоросские помещики.

После разделов Польши в 1772—1795 годах Галиция переходит во владение австрийских Габсбургов, а остальная часть Правобережной Украины, в том числе Подолье, Волынь — во владение Российской империи.
На присоединённых к Российской империи степных землях Запорожья, Северного Причерноморья и Тавриды, на месте казацких и татарских поселений основываются города, в том числе такие ныне крупные, как Запорожье (1770), Кривой Рог (1775), Днепр (1776), Херсон, Мариуполь (1778),Севастополь (1783), Симферополь, Мелитополь (1784), Николаев (1789), Одесса (1794), Луганск (основание Луганского завода — 1795).

100 лет две части современной Украины жили порознь, а разными народами не стали. 300 лет восточные славяне жили порознь и стали разными народами, потом 300 лет жили вместе, но единым народом не стали.
Нет, арифметика и логика тут бессильны.

Великороссам воссоединение с малороссами виделось так: мы – один народ, враги нас разделили, наших братьев угнетали и обижали католики и мусульмане, наконец, мы соединились и теперь все стали русскими и живем по одним правилам.
Малороссам воссоединение виделось так: мы – разные, но братские народы. Мы были в беде, вы нам помогли. Но теперь мы хотим жить сами по себе, а вы живите сами по себе. Но вы нас не отпускаете и заявляете, что мы – один народ. Так чем вы лучше наших прежних угнетателей? Вы – хуже них, потому что они хоть не притворялись друзьями.

Казалось бы, казацкая «знать», из бывших бандитов и панских холопов, перешедшая в российское дворянство должна была быть довольна: у них много земли, никто им не угрожает. Но они все равно не были довольны.
Самым золотым временем в жизни Малороссии была Гетманщина. Тогда они прогнали панов, избавились от крепостного права, не платили Москве налогов. От них требовалось только поставлять казаков для совместных военных походов и давать проход русским войскам к Крыму. (Именно тогда слово "москаль" приобрело дополнительное значение "солдат", т.к. именно с солдатами больше всего общались малороссияне).
Даже это вызвало недовольство. Русские войска надо было кормить, а свои войска посылать, например, на Северную войну. Казаки были готовы воевать только с крымскими татарами, поляками, а не с кем-то, кто не был их непосредственным соседом.

Но когда их сравняли в правах со всеми другими губерниями России, то их ненависти уже не было конца.
Бывшие казацкие старшины и прочие стали дворянами. Больше половины всех дворян в итоге числилось за Малороссией. Дворянами признавали всех, кто был в Сечи, одаряли землей. Но ведь всех удовлетворить невозможно. Вот дед Шевченко рассказывал, что его предки были казаками и гайдамаками, а стали крестьянами.

А вот крестьянам стало хуже. Они избавились от панов и какое-то время их угнетали меньше, но потом они опять стали крепостными. И неважно, что их хозяевами были свои малороссы – гнев все равно обращался на Россию.

Казаки и крестьяне всегда относились к своим северным соседям плохо. Они звали их «москалями» (т.е. москавитами, как их звали в Европе) и «кацапами» (т.е. палачами).
Малороссы не забыли, как князь Меньшиков сжег Батурин – город Мазепы – за предательство последним царя. Петр I всю жизнь одаривал Мазепу деньгами, наградами, а тот его предал.
А Мазепа ведь не хотел ничего плохого: он просто решил, что победят шведы и поспешил встать на сторону победителя. А что же, ему пропадать было, как ставленнику русского царя? Но шведы проиграли. Ошибся человек с прогнозом, а тут сразу жечь целый город с женщинами и детьми. А Москва того горя и не заметила.
Великороссы с тех пор считают Мазепу Иудой, а украинцы - героем, безвинной жертвой.

Москаль считался воинственным, жестоким и очень хитрым. Он всегда мог обмануть бедного доверчивого малоросса.
И, действительно, малороссы и у русских тогда слыли туповатыми, честными, простодушными.
Различия в языке, в том, как строили дома (великороссы строили деревянные серые избы на много лет, малороссы – недолговечные, но беленькие мазанки), во что одевались (шаровары, плахта и штаны и юбка), что ели (борщ и щи) казались огромными. Разными были мелодии песен, сказки, мифы. Малороссы брили бороду и носили усы, великороссы носили бороду. Великоросс понимал малоросса примерно наполовину - многие слова были непонятны. (Правда, тогда и внутри России говоры были разные).
Что общим-то было? Только православная вера. Давние предания о Киевской Руси вряд ли обычные люди вспоминали.
Вот так народы разошлись за 300 лет (а с правобережной Украиной за 200 лет). Возможно, различия эти были не так велики и могли бы выравняться, но времени уже не было.

Поэтому стали формироваться две нации – русская и украинская.

Всякой формирующейся нации нужен свой великий поэт. У нас это Пушкин, у украинцев – Шевченко.
Почему именно Шевченко? Потому что он не стеснялся писать на своем языке, в том числе. И до него писали, например, Котляревский, но именно Шевченко попал в тон. Он написал о несчастной Катерине, которую москаль бросил с ребенком погибать в нищете, он написал о гайдамаках, убивающих панов - лихих вояках, которые были невероятно круты. Он написал, что русская царица - сука. Как было его не полюбить? И ничего, что сами стихи не очень складные - главное - это чувство.

Все эти причитания о том, что украинцев обманули, что их обижают - не уважают, все эти мечты о кровавом прошлом – все по душе прошлось.

Искренняя ненависть Шевченко к москалям, к панам, к жидам было именно то, что было созвучно малороссам.

Шевченко умел ненавидеть и не умел быть благодарным, выставляя свои раны напоказ, требовал от Бога отмщения - поэтому он и стал любимым украинским поэтом. Плюс к этому он был еще и жертвой царизма - много страдал.

Много ли Шевченко винил себя в своих бедах? Нет, все плохое, что он делал – это так бог попустил. Зато все плохое, что делали ему – это конкретные люди были виноваты.
Да, Шевченко много страдал, да, украинцы много страдали.
А русские не страдали? Вопрос в том, как относиться к своим страданиям и своим грехам.
И в этом мы никогда друг друга не поймем. Мы платим по своим счетам и отвечаем за свои грехи. А Украинцы – всегда жертвы.

Поэтому мы останемся с Пушкиным

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокой век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

А украинцы с Шевченко

Доле, де ти! Доле, дети?
Нема ніякої,
Коли доброї жаль, боже,
То дай злої, злої!
Не дай спати ходячому,
Серцем замирати
І гнилою колодою
По світу валятись.
А дай жити, серцем жити
І людей любити,
А коли ні… то проклинать
І світ запалити!


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Tags: Критика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 46 comments