uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Поэт Вадим Ярцев


Вадим Аркадьевич Ярцев (1967-2012) – русский поэт. Родился в деревне Пашино под Новосибирском, с пяти лет жил в Усть-Куте – небольшом портовом городке на севере Иркутской области. Рано научился грамоте, в три года читал наизусть огромными кусками. Увлекался фотографированием, музыкой, коллекционировал грампластинки. Играл в шахматы. Участвовал в дискуссионных клубах, но при этом был замкнут и добр. Любил Высоцкого, Рождественского, Самойлова…
Окончив школу, поступил на исторический факультет Новосибирского государственного университета. Со второго курса его забрали в армию, служил в Сызрани. На гражданке – а это были перестроечные годы – сменил множество профессий.
Работал грузчиком, диспетчером, начальником смены, мастером по отгрузке леса, сторожем, учителем истории.
В числе местных авторов, членов литературного клуба «Причал», изредка печатался в районной газете.
В 2008-м сбылась мечта – заочно выучился на историка в Иркутске.
В 2011 году умерла его мать. С тех пор не мог найти работу.
За год до смерти поэта в иркутском альманахе «Сибирь» вышла первая большая самостоятельная подборка. Автор книг «И всё же несколько минут я был свободен!» и «Марш славянки» (издана посмертно).
У него остался отец и любимая сестра.

Это то, что я нашла по запросу «биография Ярцева».
В принципе, понятно. Был мальчик-вундеркинд, который, по-видимому, сломался в армии. Почему он не вернулся к учебе? Видимо, начал пить.
Не женат, не было детей. Его поддерживала семья. Но после смерти матери он недолго прожил. Так часто бывает в похожих случаях.

То, что писал Вадим Ярцев – это гражданская лирика. Он писал о России, о своих сверстниках. Герои его стихов служили в Чечне, много пили, жены от них ушли – знакомые истории.
Но я отобрала стихи, в которых многие могут узнать свои мысли и чувства. Это и есть настоящая поэзия.

накануне
Что было после? Пьяный треп,
Обрывки скучных разговоров…
На этот раз часов до трех
Они показывали норов.

Я изучил их наизусть.
Я был за скепсис ими изгнан.
Да пусть себе болтают. Пусть
Своим упьются героизмом.

Рожденный ползать (это я)
Летать не может ( я не спорю),
Но я скажу, не утая,
Звонкоголосому застолью:

«Случись – повяжет КГБ
Всю вашу громкую ораву,
И обозвав вас всех на «б»,
В чем, к сожаленью, будет право –

Прикажет: «Все, братва, колись –
По делу и поинтересней» -
И ваш хваленый героизм,
Заменится другою песней.»

Хоть по закону бить нельзя,
Но там ломать умеют, сявки.
Вы продадите всех и вся,
Все адреса, пароли, явки.

Когда захлопнется капкан –
Сдадите всех оперативно.

И кэгэбэшникам – волкам
На вас смотреть - и то противно.

Как стукачам, вам нет цены.
Не зря вы плакали и ныли.
Вы – на подсадке. Вы – нужны.
По лагерям пойдут иные.

А мне – то что? Я не при чем.
Я из другой, не вашей, масти.
Режим советский обречен –
И скоро вы придете к власти.

Крутись, волчок! Жужжи, юла!
Герои жгут свои дела…


ПРОЩАНИЕ С СОЮЗОМ
Не с двушкой затёртой и ржавой –
Прощаюсь с великой державой.

"Родопи" из куртки достану
И спичек у друга стрельну.
Оплакивать больше не стану
Пропащую эту страну.

Мы сами свободу глотали
К исходу суровой зимы.
Империю мы промотали,
Пропили Отечество мы.

Теперь ничего не исправить,
Былого назад не вернуть.
Империи – вечная память,
А нам – неприкаянный путь.

Держава отчаянных Ванек,
Как птица, расстреляна влёт.
Как будто огромный "Титаник",
Отчизна уходит под лёд.

Советский по крови и плоти,
Я слёзы сглотнул – и молчу.
Вы этой тоски не поймёте,
А я объяснять не хочу…


начало девяностых
Уходите, откуда пришли.
Лучше нет для вас рая,
Чем кусок обожженной земли
Под названьем «Израиль».

Заберите с собой детей,
Весь свой скарб и пожитки.
В царстве сонных тетерь
Очутились вы все по ошибке.

И эмоции тут не при чем.
Сколь веревке не виться –
Остающийся здесь обречен
Потихонечку спиться.

Или просто погибнуть в Чечне
От удачного залпа,
На бессмысленной этой войне –
Не сегодня, так завтра.

Вспоминайте свои имена,
Заводите друзей по соседству –
Дай вам, Боже, всего. Это нам
Будет некуда деться.

Это я, легкомысленный «гой»,
Обозленный и пьяный,
Остаюсь с этой вечной страной –
Кровоточащей раной.

Мать больную не бросишь одну.
Что бы вы про себя не решили –
Уходите. Я вас не кляну.
Все равно вы – чужие.

Вы здесь вряд ли нужны.
Обойдемся без выпадов личных.
На руинах великой страны
Соберемся без лишних…


вспоминая октябрь-93
Меня, как гайку, завернули.
Отсиживаясь у родни,
Я не пошел под ваши пули
В те знаменательные дни.

Я не статист в плохом спектакле.
Мне дела нет до остальных,
Наивно веривших не в танки,
А в Конституцию страны.

Уж эти мне идеалисты –
Лишь им и верить сгоряча
Красивым, выспренним и чистым
Демократическим речам.

Когда вся ваша камарилья
За власть боролась – без стыда
Вы многого наговорили
И вам поверили тогда.

Меня, по счастью, не задело
Победы вашей торжество.
Я за словами видел Дело
И исполнителей его.

Ни новоявленных купчишек,
Ни доморощенную шваль –
Сметенных залпами мальчишек
По-человечески мне жаль.

ОМОН расстреливал и грабил
Под чье -то бодрое: «Даешь!»
В игру без выхода и правил
Ввязалась эта молодежь.

Мальчишки, глупые, куда вы?!
Какие бесы вас зовут?
Вас демократы – волкодавы
Без сожаленья разорвут !

Но закрутилась ахинея -
Не повернуть назад уже…
И что с того, что я хитрее?
Горчит осадок на душе.

Сплетенный властью крепкий узел
Я в эти дни не разрубил.
Я отсиделся. Сдался. Струсил.
Я сам себя перехитрил…

* * *
Красавчик, бывший юниор,
Отличник, гордость школы –
Теперь известный сутенёр,
Хозяин местной кодлы.

К заветной цели напролом
Он шёл почти что с детства.
Комсоргом был у нас, орлом –
Хоть мог и отвертеться.

Всю правду он рубил сплеча,
Потратил уйму нервов.
Читал на память Ильича,
Переживал за негров.

Колонизаторов громил:
– Пускай не скалят зубы!..
Кричал про дружбу, братство, мир
И солидарность с Кубой.

А я на митинги не лез
И выступал не шибко.
Политиканство – тёмный лес,
Для дураков наживка.

Прошли былые времена
И изменились песни.
И больше он не вспоминал
Героев Красной Пресни.

Без суеты и громких слов,
Без лишнего надрыва
Они нагрели нас, ослов,
И это справедливо.


встреча с однокурсниками
Я так ничего и не понял
Из сбивчивых ваших рассказов.
Я мог бы свихнуться, наверно,
От ваших заумных шарад

Я только всего и запомнил,
Что я вам ничем не обязан,
И если сказать откровенно –
Конечно, я этому рад.

Какие обиды – ну что вы?!
К чему расставаться врагами?!
Я сам залетел к вам случайно
Спешащим на свет мотыльком.

Раздвиньте, пожалуйста, шторы-
Пусть будет по полной программе.
Махните рукой на прощанье,
Когда я пойду под хмельком.

Мы вместе когда-то учились,
Красивых девчонок любили,
Не путали белое с черным.
Судьба нас потом развела.

Что все-таки с вами случилось?
Когда они вас ослепили?
Какую подачку еще вам
С хозяйского кинут стола?

На ваши недетские игры
Смотрю с сожаленьем и болью.
Немало я сам повидал и
Увы, утешать не речист.

И после четвертой пол-литры
Вы зря мне твердите о Боге.
Не буду вдаваться в детали,
Но я перед Господом чист.

Привет, трубадуры режима,
С похмелья бомбящего Грозный,
По трупам идущего с маршем,
Забывшего совесть и стыд-

Вы пьете почти одержимо.
Как спится вам ночью морозной?
У вас со Спасителем нашим
Большой разговор предстоит…


баллада о ненужности
Теперь никто нам не поможет-
Ни Бог,ни царь и ни герой,
И каждый день,что нами прожит,
Нелепой кажется игрой.

Моя Россия канет в Лету.
Салюты воздух разорвут-
Но нас к суровому ответу
Потомки вряд ли призовут.

И в самом деле, мы при чем здесь?
Среди вселенской кутерьмы
Свою ненужность и никчемность
Еще не раз докажем мы.

Придурок лбом колотит стенку,
Торгаш считает барыши-
А мы лежим, упившись в стельку,
На светлом празднике души.

И реки в море не сольются
В ближайшие сто тысяч лет,
И до грядущих революций
Нам никакого дела нет.

Мы пунктуально соблюдаем
Скупые правила игры.
Мы молчаливо наблюдаем,
Как все летит в тартарары.

Мое Отечество разбито-
И под сентябрьским дождем
Мы у разбитого корыта
Сидим,как встарь, и чуда ждем…


предостережение
К чему все эти споры, разброд в хмельных умах?
Вы – непростые воры, у вас иной размах.

Вы более опасны, сказать не премину.
Они – ломают кассы, вы – грабите страну.

Вы- славная команда, ребята хоть куда.
Российскую громаду скрутили без труда,

И смотрит, рот разинув, в крови от ваших дел,
Дремучая Россия на этот беспредел.

Тяните наши жилы и втаптывайте в грязь –
Мы это заслужили, перед судьбой смирясь.

Лишайте нас зарплаты, пинайте, как собак –
Мы сами виноваты, что все выходит так.

Учите нас, что делать, держите в кулаке,
Своих холеных девок купайте в молоке –

И все-таки, орлята, вас не спасет ОМОН
Наступит день расплаты – не за горами он.

Хлестнет в окно Октябрь – и дай вам Бог тогда
Покаяться хотя бы до Страшного суда…

*****

На шумном праздничном пиру, на затянувшемся застолье
Я – гость . Исчезну поутру и вспоминать меня не стоит.

Очнувшись в кухонном чаду , фонарик слабенький нашарю.
Я потихонечку уйду. Я никому не помешаю.

Уйду, не хлопая дверьми и половицами не скрипнув.
Господь, к себе меня прими – иду к Тебе без слёз и всхлипов.

К чему теперь ломать комедь? Давай без выкриков и стонов.
Уж если вышло умереть – так нужно выглядеть достойно.

Мы все в Твоей большой горсти – и стар и мал , и плюс и минус.
Поступки скверные прости. Убогих разумом, прими нас.

Когда-то мы явились в мир – и незаметно разбежались.
Прошу тебя – к себе прими и дай свою любовь и жалость…


****
Выгнали кошку во двор без затей – и не пускают домой.
Кошек на улице всяких мастей – столько, ох, Боже ты мой.

Эта без уха, вторая – с культей, третья – вообще без хвоста.
Кошка вздохнет тяжело: «Ой – ой – ой! Жизнь далеко не проста».

Здесь новичков, мягко скажем, не ждут. Скуден кошачий прокорм.
Злобно шипят и вот-вот разорвут – жалости нету ни в ком.

Кошка, на теплую вспрыгнув трубу, мрачно осмотрит коллег.
Скажет: «Видала я вас всех в гробу, стая убогих калек.

Явится скоро хозяин за мной. Он никогда мне не врал.
Просто сейчас у него выходной – и человек перебрал.

Вы-то, ублюдки, кому здесь нужны? Кто вас домой заберет?
Ваша задача – дожить до весны. Дальше – Господь разберет».

Аплодисментов она не сорвет – это понятно и так,
Но совершается чудо – и вот парень выходит во мрак.

«Где ты шатаешься?» - он говорит. – «Ну–ка, немедля домой!
Кошка от счастья на небе парит – все же явился, родной…

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Tags: Критика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments