uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Дороти Ли Сэйерс, ее детективные романы и тюдоровские дома Ч2


окончание. Начало: http://uborshizzza.livejournal.com/4121467.html


Из статьи Сэйерс «Как я придумывала лорда Питера Уимзи» мы знаем, что Питер отчасти обязан своим богатством ее бедности: «Мне это ничего не стоило, а с деньгами у меня было особенно туго, и я с большим удовольствием тратила его состояние. Когда мне не нравилась моя единственная комната, снятая без мебели, я снимала для него роскошную квартиру на Пикадилли. Когда на моем половике появлялась дырка, я заказывала ему обюссонский ковер. Когда у меня не хватало денег на автобусный билет, я дарила ему даймлер-дабл-сикс…».

Вот как выглядит дом, где вырос Питер. Он привозит туда Гарриет:
«Он выжал сцепление, и они двинулись по широкой буковой аллее.
– От ваших ворот до дверей, кажется, миля?
– Около того.
– А оленей вы в парке держите?
– Держим.
– А павлинов на галерее?
– Боюсь, что да. Все как в книжках.
В дальнем конце аллеи вырисовывался большой дом, против солнца казавшийся серым, – длинный палладианский фасад со спящими окнами, а за ним трубы, башенки, беспорядочно расположенные крылья – странные, прихотливые побеги архитектурной фантазии.
– Он не очень старый, – извиняющимся тоном сказал Питер, когда они свернули, оставив дом слева. – Не раньше королевы Елизаветы. Ни донжона, ни рва. Замок рухнул много лет назад, за что ему спасибо. Но начиная с того времени у нас представлены образцы всех худших стилей и парочка лучших. А уж Вдовий дом – это безупречный Иниго Джонс.
***
– Вот, – говорил Питер, – один из приличных Уимзи – лорд Роджер, он дружил с Сидни, писал стихи, умер молодым от изнурительной лихорадки и так далее. Это, как видишь, королева Елизавета, она тут частенько ночевала и едва не обанкротила семью. Портрет приписывают Цуккаро, но это не он.
С другой стороны, герцог того же времени написан действительно Антонисом Мором, и это лучшее, что можно о нем сказать. Он из нудных Уимзи, и скупость была его главной чертой. Эта старая ведьма – его сестра, леди Стейвсакр, которая дала пощечину Фрэнсису Бэкону. Ей тут делать нечего, но Стейвсакрам сейчас нужны деньги, и мы ее выкупили…
Лучи предвечернего солнца косо падали сквозь длинные окна галереи и выхватывали то синюю ленту ордена Подвязки, то алый мундир, освещали тонкие руки кисти ван Дейка, играли на пудреных локонах Гейнсборо и вдруг бросали яркий отсвет на чье-то суровое белое лицо в обрамлении мрачного черного парика.
– Тот жуткий тип скандального вида – это… я забыл, который герцог, но его звали Томас, а умер он около 1775 года. Его сын безрассудно женился на вдове чулочника – вот она. Похоже, по горло сыта сплетнями. А вот и блудный сын – взгляд как у Джерри, правда?

Это большой бальный зал – он действительно очень хорош, если только ты в принципе не против помпезности. Отсюда неплохой вид на галереи и садовый пруд, который выглядел бы более выразительно, если бы фонтаны работали… Эта дурацкая штука среди деревьев – пагода сэра Уильяма Чемберса, а вон там крыша оранжереи… Смотри, смотри! Вот! Ты настаивала на павлинах – не говори, что тебя ими не обеспечили.
– Ты прав, Питер, – все как в книжках.
Они спустились по большой лестнице, прошли через холодный зал со статуями и затем по длинной крытой галерее – в другой зал.

Библиотека с высокими стеллажами и нависающей галереей выходила на восток, и сейчас в ней было уже почти темно. И тихо. Гарриет бродила, наугад снимая с полок тома в телячьей коже, вдыхала сладкий, душный запах старых книг и улыбалась, заметив над одним из каминов резную панель, где по выпуклой гирлянде из цветов и пшеничных колосьев сновали убежавшие с герба мыши Уимзи. Большой стол, заваленный книгами и бумагами, принадлежал, как она решила, кузену Мэтью. Посередине лежал наполовину исписанный дрожащим старческим почерком листок – видимо, фрагмент семейной хроники. Рядом на пюпитре стояла толстая рукописная книга со списком хозяйственных расходов за 1587 год. Гарриет несколько минут изучала ее, разобрав такие пункты: “на 1 пару подушек краснаго сарацинскаго шелку для покоев моей леди Джоан” и “2 фунта весу натяжных крюков и 3 фунта гвоздей на то ж”».


Питер предлагал провести медовый месяц в Испании, но у Гарриет была мечта: она хотела, чтобы они купили старый фермерский дом в деревне, где она росла. Это был дом эпохи Тюдоров. В то время такие дома стали популярны у жителей Лондона.
В этом-то доме и произошло убийство, которое новобрачные удачно распутали.

Но мне стало любопытно, что же такое тюдоровский дом? Вот план дома из книги.
http://static3.read.ru/images/illustrations/143547358321296894.jpeg
Ничего себе скромный домик.

А давайте еще посмотрим на тюдоровские дома.
http://www.w-shakespeare.ru/images/pzaves/1-14.jpg

http://www.novate.ru/files/u31123/Tudor-Style-3.jpg

http://img-fotki.yandex.ru/get/6427/109064684.348/0_c2aaf_57c62593_XL.jpg.jpg

http://img-fotki.yandex.ru/get/4128/109064684.348/0_c2a8e_52e3d252_XL.jpg.jpg

Тюдоровский стиль возник в XVI века, получив свое имя от правящей королевской династии.
Архитектурный стиль, сформировавшийся в это время, объединил в себе элементы поздней готики и раннего итальянского и фламандского Возрождения.
Здания этой эпохи отличались толстыми стенами, наличием башен, высоких дымовых труб, стрельчатых оконных и дверных проемов. За счет расширения окон, жилое пространство приобрело легкость.
На смену очагу приходит камин, а значит, появляется возможность строить двухэтажные здания, ведь дым теперь уходит через дымоход, а не в отверстие в крыше. Комнат становится больше, и они разделяются функционально. Появляется больше мебели, декоративных элементов. Оконные проемы закрывает стекло.
Дом в английском стиле Тюдоров — это фахверк.
Основой фахверка являлась жесткая деревянная конструкция: несущий каркас из вертикальных стоек, горизонтальных балок и диагонально расположенных раскосов. Промежутки между балками заполнялись кирпичом, камнем, соломой или плетеными ветками, замазанными глиной. Сам каркас был виден снаружи, что придавало зданию оригинальный вид и особенную выразительность.

Тюдоровская эпоха была временем экономического и политического расцвета Англии, но одновременно и временем тяжелых испытаний. Количество жителей почти удвоилось с 2,2 миллиона в 1525 году до 4 миллионов в 1603.
В сельской местности ситуации лучше всего приспособились к изменениям йомены-фермеры, у которых было как минимум 100 акров земли. Они производили продовольствие на продажу и нанимали рабочих для обработки земли. Сами они работали фермерами на собственной земле, а в выходные становились «джентльменами». Они могли продолжать повышать цены, поскольку на рынках продовольствия было недостаточно.

Дымоходы, ранее встречавшиеся только в богатых домах, теперь были в каждом доме. Это техническое новшество облегчило и привнесло комфорт в приготовление пищи и обогрев. Впервые зимой стали пользоваться более чем одной комнатой.
Между 1530 и 1600 годами почти у всех стало вдвое больше жизненного пространства. После 1570 года в зажиточных семьях йоменов было уже восемь и более комнат, а в рабочих семьях – три комнаты вместо одной, стало больше мебели.


Свадебный пир в деревне Бермондси. Вот они, тюдоровские дома. Это 16 век. Обратите внимание на одежду.
http://polismi.ru/images/stories/05-kultura/03-rify-istorii/119/K-51.jpg

Зажиточная семья в 1560-х. Девочки в центре – близнецы, но очевидно и семейное сходство остальных. Дети одеты подобно родителям. Эти люди - не лорды.
http://polismi.ru/images/stories/05-kultura/03-rify-istorii/119/K-52.jpg

Кто такие йомены? Согласно раннему англо-саксонскому законодательству это сословие определяется как «аристократическое» крестьянство.
Слой йоменов был весьма размытым: верхние слои йоменства поднимались до уровня мелкого дворянства, низшие слои оставались просто крестьянами. При этом, хоть и в разной форме, все йомены находились на службе при короле или крупном феодале.
Но, и это принципиально важно, весь класс йоменов являлся классом лично свободных людей.
Во времена крестовых походов, йоменами начали называть молодых вооружённых слуг, подручных, зачастую, самих ставших всадниками, в окружении рыцаря, что более точно отражало их статус, и отличало их, например, от пажей.
К концу периода раннего Средневековья, «йоментри» оформилось в сословие, тремя неотъемлемыми атрибутами которого стали: личная свобода — незакрепощённость — в противоположность коттариям, вилланам, керлам, вооружённость, земельный участок, как правило, в частном владении.

К XV веку йоменами стали называться все крестьяне, ведущие самостоятельное хозяйство, независимо от юридического статуса их держателя. В условиях дальнейшего развития товарно-денежных отношений слой йоментри стал размываться, поляризуясь на зажиточную верхушку и деревенскую бедноту. Тем не менее вплоть до середины XVII века йомены составляли основную массу английского крестьянства.
Во времена английской Гражданской войны йомены стали социальной базой парламентской армии. Столетие, последовавшее за революцией, и дальнейшее развитие капиталистических отношений, привели к почти полному исчезновению йоменов с исторической арены.
Карл Маркс в «Капитале» описывает исчезновение класса йоменов как одно из условий первоначального накопления капитала в руках крупных земельных собственников: «Ещё в последние десятилетия 17-го века йомены, независимое крестьянство, были многочисленнее, чем класс арендаторов. Оно было главной силой Кромвеля и, по признанию самого Маколея, представляло выгодный контраст по сравнению с кутилами-дворянчиками и их слугами. Приблизительно в 1750-м году йомены исчезают, а в последние десятилетия 18-го века изглаживаются всякие следы общинной собственности землевладельцев».

Вот эти йомены и строили сельские дома в тюдоровском стиле, которые стояли и стоят уже 400-500 лет.

А как жили в это время люди в России?

Скорее всего, йоменам соответствовали однодворцы.
Однодво́рцы в Российской империи — сословие, социальный слой, возникший при расширении южных границ Русского государства и состоявший из военизированных землевладельцев, живших на окраинах государства и нёсших охрану пограничья. Однодворцы являются потомками служилых людей, нёсших дозорную и сторожевую службу на южных границах в XVI-XVII вв., которые в дальнейшем не приобрели права российского дворянства.

Но если йомены были основой крестьянства в Англии 16 века, то в России ододворцы погоды не делали. Русские крестьяне не были свободными арендаторами. Крестьяне делились на следующие группы:владельческие - принадлежали светским и церковным феодалам; дворцовые - принадлежали дворцовому ведомству московских князей, а затем и царей; черносошные (государственные) - проживали на территориях, не принадлежащих тому или иному владельцу, но обязанных выполнять общественные работы в пользу государства.
Именно в 16 веке произошли важные изменения в структуре феодальной собственности: доля поместного землевладения сильно вырастает, развитие поместной системы привело к уменьшению численности черносошных крестьян в центре страны.
В конце 16 века экономика страны застыла на месте, а эпидемия чумы и крайне малая урожайность усугубили ситуацию - наступил экономический кризис. Произошло разорение городов и деревень, сбегающие на новые земли крестьяне; практически все земли в центральных районах были заброшены. Выжившие крестьяне покидали земли.
Сильное желание найти выход из кризиса привело правительство принять решение ввести «заповедные годы» (с 1581 по 1582 гг.), в течение которых людям не разрешалось покидать свои земли. Феодалы пытались сдавать крестьянам в аренду земли, но большого успеха это не принесло. В 90-х годах 16 века намечался подъем сельского хозяйства, но оно было крайне уязвимо. Земли в собственности имели в основном светские и церковные феодалы, владения которых облагались различными льготами, закрепленными великокняжескими грамотами.

Таким образом Англия при Тюдорах переживала расцвет, а России при Рюковичах – упадок.

Это отразилось и в жилищах крестьян и дворян:
Подавляющее большинство жилищ той поры — полуземляночные и наземные (срубные, стоявшие на земле) избы. Полы в них — земляные или деревянные. Часто имелись подклети — нижние помещения для скота, вещей. В таком случае саму избу, стоявшую над подклетью, наверху (на горе), именовали горницей; горницу с «красными» окнами, которые пропускали много света, — светлицей. Наконец, у наиболее зажиточных людей, у знати имелся третий ярус — терем. Естественно, размеры избы, резьба на ней и проч. зависели от положения хозяина — бедняка или богатея.
Некоторые люди, из особо знатных, имели дома из нескольких срубов, с переходами, лестницами, крылечками, резными украшениями. Такие постройки, прежде всего у князей и бояр, напоминали дворцы большего или меньшего размера.

В конце 17 века этот дом построил купец Чатыгин.
http://content.foto.mail.ru/mail/adudinsky/_animated/s-1553.gif
Но это купец. А у крестьянина вы даже такого дома, который много меньше тюдоровского, не найдете. Правда, наш дом – каменный.

Бояре Романовы были богатейшими русскими боярами. Но вот их дом, причем это очень приукрашенная реконструкция начла 20 века.
http://shagau.ru/wp-content/gallery/palaty-boyar-romanovyx-v-zaryade/DSCN5900.JPG
А английские богатейшие дворяне жили вначале в замках, а к 16 веку из них сделали дворцы.

Почувствуйте разницу.

Жизнь в России и в Англии отличалась на протяжении всей истории. Они были колонизированы римлянами, от которых многое переняли. До нас римляне не добрались.
Они жили на острове и не вели войны с врагами на своей территории - наша территория открыта со всех сторон.
У них рос виноград, а у нас рожь вымерзала.
Почему Россия так бедовала в конце 16 века? По-видимому, произошло какое-то изменение климата. Стало холоднее. В Англии тоже виноград расти перестал, ну а у нас был неурожай несколько лет подряд и начался голод.
Их крупным землевладельцам были невыгодны крепостные; наши, напротив, хотели крепостью удержать крестьян, которые бежали от неурожая на юг.

Богатство стран складывалось постепенно. Дом построен в 1580, а в нем все еще живут.

И посмотрите на 30-е годы, когда Сэйерс писала свои романы. Она воспевает английские традиции, ей дорого общество, где каждый сверчок знает свой шесток.
Вот Питер ночью приезжает в только что приобретенные дом. Он не может найти ключ, звонит в соседский дом. Там его посылают куда подальше, потому как ночь, но стоит ему сказать, что он - лорд - все: он лучший из людей и соседи счастливы ему угодить.

У писательницы не возникает возмущение социальным неравенством, наоборот, чем богаче лорд, тем ей приятнее. У Питера есть слуга Бантер. Он занимает в романах не меньшее место, чем Гарриет. Этот достойный человек готов разорваться на части, лишь бы его хозяин не остался без привычных удобств. И это - нормально.

Сама Сэйерс - продукт этой традиционной жизни. В 20 веке скрывать рождение внебрачного ребенка! А не хотела портить свой имидж. Мало ли, что свобода и демократия - все равно будут осуждать.

Нам друг друга никогда не понять.




Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и критика: литература)
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments