uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Про стиляг. Из воспоминаний современницы.

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Недавно я смотрела фильм «Стиляги», о чем написала пост http://uborshizzza.livejournal.com/413473.html. Там мне не понравилось то, что советский быт показан в одних черных красках, потому что это противоречит тому, что я помню сама. Но мне, конечно, сказали, что я мало что могу помнить. Это верно в отношении 50-х , т.к. я четко помню события, начиная с 1962 года. Следующий пост http://uborshizzza.livejournal.com/416087.html был связан с картинками из модного отечественного журнала 1955- 1956 года, по поводу которого до сих пор поступают коменты. Я их еще буду анализировать, потому что тема отношения к советскому прошлому для меня очень важна, но сегодня я хочу выложить вполне безобидный пост с воспоминаниями моей мама о том времени.

Она с подругой (они одноклассницы) сходили в кино на утренний пенсионерский сеанс (да, моя мама в декабре этого года, т.е. в возрасте 74-ех лет вышла, наконец, на пенсию )и посмотрели «Стиляг». Им понравилось. Особенно, конечно, как играл Гармаш, как пел. Они отметили игру Янковского, пожалели, что у Розановой слишком маленькая роль, хотя нашли ее хорошо сделанной. Из массовых сцен они посчитали самой сильной сцену в аудитории МГУ, где пели «Скованные одной цепью», и финальную сцену. С оговорками, им понравился исполнитель главной роли, Акиньшина, а также девочка, играющая комсорга Катю. Мама считает, что у этой актрисы – большой темперамент, и она может потом получить главные роли, а вот насчет актера, исполняющего главную роль, она в этом не уверена. Вообще, у мамы – хорошая интуиция на будущее молодых актеров. Как видите, мои старые и заслуженные зрители (язык не поворачивается называть их старушками) оценивали фильм исключительно с кинематографической точки зрения. Но я спросила, про то, как мама нашла изображение советского быта? «А, гротеск!» - отмахнулась она. «И что, люди, действительно, ходили все, кроме стиляг, в сером, в черном?» - «Нет, конечно! Во всяком случае, я не ходила!» Я попросила ее вспомнить то время.

Моя мама родилась в 1934 году, на Благуше, потом ее родители переехали в Измайлово, которое как раз присоединили к Москве. Это был, конечно, довольно специфический район, где стиляги почти не водились, но все же были. Район состоял из бараков и немногочисленных кирпичных домов, где жила номенклатура. Кстати, бараки эти были очень интересные. Они имели имена собственные. Так барак, где жила моя мама, назывался «Красный угол». Он был построен один из первых на площадке, освобожденной от леса и строили его похоже, на глазок, потому что больше такой дикой планировки внутренних помещений нигде не было: например, печи там стояли в подъезде, из-за чего ими никто не мог пользоваться, попасть на первый этаж можно было только пройдя через второй и т.д. В дворах «рулили» не стиляги и не комсомольцы, а блатные. Их было много. (Все, кто рос в это время, вспоминают про блатных, например, актер Дуров). Блатные и стиляги никогда не пересекались. Это было 2 разных мира. Блатные стриглись очень коротко, у них на зубе была обязательная фикса, они целый день слонялись по двору, играли на гитаре, крали кошельки в трамваях, но своих не трогали. Мама помнит это шепот в трамвае: «Не трогай! Это наша девочка!» Я спросила маму, кто ей больше нравился: блатные или стиляги?- «Конечно, блатные!» - не задумываясь ответила она. Она затрудняется сказать почему, может быть потому, что они играли на гитаре, что жили в тех же дворах, а не в центре и в домах для номенклатуры, но главное, как мне кажется, что ее привлекало – это их внутренняя свобода. Она вспоминает, как едет в школу на трамвае (школа была женская), а по улице идет блатной Витька. Март, а он уже идет без пальто и без шапки. Так и запомнилось: ранняя весна – и Витька без пальто и шапки, идущий навстречу первому яркому солнцу, открытый всем ветрам и переменам.

А стиляги? Однажды ей предложил встречаться местный стиляга Толик, из номенклатурных домов. Но мама уже была замужем. А Толика потом посадили. Его угораздило оказаться как раз в той компании, где из окна квартиры в высотке Котельнической набережной выбросилась девушка, которой грозило групповое изнасилование. Девушка была дочерью высокопоставленных родителей. Это был очень громкий случай, о котором тогда много судачили. Были и материалы в центральной прессе с осуждением стиляг. Там еще был замешан старший сын композитора Дунаевского. Говорят, что из-за этой истории Дунаевский покончил с собой. А Толика в Измайлове жалели, считали, что он был не причем, а получил больше всех, потому что его родители были не такие крутые, как у других.

Что еще? На стиляжную жизнь нужны были хорошие деньги. У маминой тетки снимала угол некая Нинка. А моя бабушка жила со своей сестрой в одной квартире из 2-х комнат (таких огромных коммуналок, как в фильме, в Измайлове было мало). Эта Нинка была зам.зав. нескольких привокзальных ларьков на Комсомольской площади, и у нее было много денег. Так моя бабка получала на меховой фабрике 500 рублей (до деноминации 1961 года), а Нинка – 5000 рублей (Но она считала, что это мало, например, в отпуск ей надо было 10000). На эти деньги она покупала себе у спекулянтов модные вещи. У нее было окружение из 3-х молодых девчонок. Они одевались ярко, Нинка им одалживала свои вещи. Одна девочка запомнилась маме необычайной прической: она носила хвост, а челка начиналась у нее от макушки. Все вместе они как раз и ходили по Броду (по улице Горького), а потом шли в тот самый Коктейль –холл, где проводил время герой фильма. Один раз они взяли с собой и маму. Нинка нарисовала им всем на ногах карандашом стрелки, и они отправились в «Кок», где у них был заказан столик. Съели мороженое, выпили коктейль. Главная цель девчонок была подцепить себе каких-нибудь парней на ночь, что им в конце концов и удалось, а мама пошла домой: ведь она была уже замужем. Музыка ей там не запомнилась.

Мама училась в институте физкультуры. Спортсмены были люди продвинутые по части красивой одежды и времени препровождения. Некоторые одевались как стиляги. Никто их не осуждал. Была даже группа, которая активно стиляжничала: они собирались на «хатах», где проводили «голубые ночи». Тогда это было не то, о чем вы подумали - всего-навсего групповой секс.

Но одно собрание с осуждением у них в институте все же было. У них училась одна очень красивая девочка, Люся, которая встречалась с мужчиной старше себя на 10 лет. Она забеременела, а он не хотел жениться. А у него из-за этого могли быть неприятности по службе, т.к. он был военным прокурором. Вот он и придумал обратиться в комитет комсомола по месту Люсиной учебы. Он говорил, что она мещанка, тряпичница, нескромно одевается. Притащил ее капроновые чулки со стрелками, жаловался, что она украла у него утюг. Добившись какой-то осуждающей резолюции, он успокоился. Потом она родила мальчика, а он его хитростью забрал к себе, воспитал в духе ненависти к матери. Люся стала стюардессой. У нее было много романов, она часто влюблялась и каждый раз думала, что это – на все жизнь. Но мужчины ее бросали, она осталась одна, еще недавно жила в Крыму, а сейчас, кто знает … Она сильно болела.

Теперь как жили обычные ребята, как одевались. Не все, из того, что тогда считалось «последним писком» вошло в фильм. Например, появились плащи «болонья». Тогда продавали итальянские, ярких цветов. Купить их было трудно. В моде также были драповые пальто с подкладными плечами, широким поясом и большими пуговицами. У мамы было коричневое. А у отца было очень красивое пальто из ратина цвета морской волны. Эти вещи были качественные. Ратину, вообще, сносу не было. Шили их в ателье. Туфли маме тоже шили, но тут уж ей повезло: муж ее тетки был как раз сапожник по дамской обуви. Красились ярко, ресницы черной тушью, губы – помадой цвета «цикломен», потом появилась «проявляющаяся» помада. Волосы перекрашивали в блондинистые. Коки носили многие и довольно долго. Мамина подруга все не могла понять, как парни их делают: воздухом, что ли, поддувают? А у моего отца были очень хорошие волосы, и кок у него легко получался сам собой, стоило чуть зачесать волосы наверх. Отец мой был далеко не модник, но узкий стиляжный галстук у него был. А стиляжную кепку он специально ездил заказывать в другой город.

Теперь про музыку и танцы. Рок-н- ролл мало кто танцевал. Это был сложный танец. Буги-вуги танцевали, мой отец, например. Но больше любили фокстрот и танго. Пластинки «на костях» были до середины 50-х. В 55 было уже достаточно пластинок с зарубежной музыкой. Слушали люди и таких певцов, как Лещенко, который считался запрещенным. У маминой подруги была коллекция пластинок Лещенко и Вертинского, они всем классом ходили их слушать.

Как окружающие относились к модно одетым людям? Ну, мама помнит, что когда надела туфли желтого цвета, на каблуке и без пятки, какие-то женщины обозвали ее проституткой. Мама, конечно, обиделась, но видимо, девушки одевались все же скромнее. Когда она в широкой «фестивальной» юбке и в абсолютно прозрачной кофте с голубыми цветами, и этих босоножках шла мимо «Метрополя», к ней подошли сразу три мужчины с нескромными предложениями. Особенно ее возмутил один, у которого были гнилые зубы. Потом та же Нинка объяснила ей, что около «Метрополя» ходят проститутки. Нинка это знала, потому что одна из ее подруг была проституткой. Она вышла замуж, но когда в семье не хватало денег, выходила на панель.

Теперь про рождение негритят. Был и у ее знакомых такой случай. Ваня и Маша были супруги. Он служил в армии, она преподавала в Высшей комсомольской школе. Ваня просто боготворил Машу. Когда она забеременела, то Ваня всех извел вопросами, что беременным можно есть, а что нельзя, и все время всех предупреждал, чтобы они были с Машей осторожнее. Маша родила двойню. Ваня с другом приехал ее забирать из роддома. Выходит нянечка, несет 2 свертка, всех оглядывает, спрашивает, где отец. Ваня кричит: «Вот он я!» - «Ну, ладно, берите» - говорит нянечка с сомнением. Тут он приоткрывает кружева – и падает в обморок. Дети оказались черненькие. Ваня, конечно, развелся и завербовался служить в Сибирь. Больше его никто не видел. Маша продолжала работать в ВКШ, а из близнецов выросли отличные ребята.

Ну, вот, в общем и все. Как видите, ничего особенного, что бы отличало светских людей от современных, не было. Надо сделать поправку на то, что прошло больше 50 лет, на ту бедность, которая была в стране, на в общем-то деревенский менталитет большинства ее жителей. Но рассказывать, что советские люди были какими-то монстрами, рядящимися в черно-серое, что все свое время они проводили в рейдах по вылавливанию стиляг, которые были единственным светлым пятном в той жизни? Что они без конца проводили разоблачительные собрания? Вот не надо этого.
Tags: Непридуманные истории
Subscribe

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments