uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Журналистка Миронова - как сделать из своей личной проблемы общественный повод к усилению протеста


Увы и ах – через год будет 100 лет со дня Великой октябрьской революции.
Почему «увы и ах»? Потому что весь год нам придется читать немыслимо мерзкие статьи, посты и смотреть такие же художественные и документальные фильмы, ток-шоу про то, как плохо было жить в СССР.
Без этого нынешний режим не может обойтись никак.

Новой капиталистической России идет 26-ой год. Особых успехов у нее нет. Успехом считается, что до сих пор еще не развалилась окончательно. Как в такой ситуации не налегать на антисоветизм?
И вот мелкие пропагандисты всех мастей впрягаются в обсирание СССР – кто за хорошие деньги, а кто по велению души.
Их не волнует, что они проходятся ногами по чувствам миллионов людей, что позорят память своих предков.

Думаю, что тон задал Путин, обвинивший недавно КПСС в развале СССР.

Некоторые стараются уже давно.
Было такое печатное СМИ – «Газета». Неплохая, кстати, была газета, но не выдержала конкуренции и ушла в Интернет. О ней благополучно забыли. Однако последнее время я регулярно встречаю ссылки на нее в постах Зины-Корзины, которая возмущается творчеством колумнистки «Газеты» Анастасии Мироновой. Очень упертая журналиста 1984 года рождения с утра до вечера пишет статьи, позорящие жизнь советских людей. Те читают, обалдевают и пытаются что-то возражать. Но это абсолютно бесполезно.

Миронова родилась в 1984 году в Тюмени. Окончила филфак местного университета.
О чем нам это говорит? О тройках по математике и физике, что не удивительно. Зато у родителей были деньги на репетиторов по английскому.
Уже в студентах Миронова занимала активную гражданскую позицию. Дадим слово ей самой:
«Году в 2003 или 2004 я была уволена из одной подконтрольной тюменской администрации структуры (подрабатывала студенткой) за то, что совершила некий перформанс: подложила под дверь кабинета тогдашнего мэра вырезанного из полешка Буратину. Полешко было — от вырубленного в городском парке редкого дерева Черемуха Маака. Митинговала против сноса парка, даже ночь провела, сторожа бульдозеры. Об увольнении моем город тогда так и не узнал: уже пришли аполитичные года, да и я была совсем молодой, не умела из личной проблемы сделать общественно-важный повод к усилению протеста».
Обратите внимание: она теперь научилась делать из своей личной проблемы общественно-важный повод к усилению протеста.
Надо бы взять на заметку.

Потом она вела блог, активничала на местном форуме, протестовала против нового Лесного и Жилищного кодексов. Весьма странно по отношению к ее нынешней позиции: старые-то кодексы были родом из проклятого СССР!
Затем Миронова уехала учиться в Лондон: было, значит, на что. Вроде бы, она должна была написать диссертацию по искусствоведению. Но и в Лондоне Миронова продолжала протестовать: против Абрамовича за то, что у него дорогая яхта, против Путина.
«Я пыталась устроить суперакцию против власти на концерте Майкла Джексона в Лондоне. Я нашла подельников, наладила отношения с охраной арены O2 (среди охранников был знакомый поляк). Мы сделали огромный баннер из нескольких парусов кайта. На баннере написали «Медведев, уволь Путина». Я не знала, что этот лозунг уже был вовсю обмусолен в России. В любом случае, это оказалось неважным: Майкл Джексон умер, не долетев до Лондона. Наша акция не состоялась, хотя мы уже натренировались растягивать баннер на заднем дворе».
Видите особу, которая из штанов выпрыгивает, чтобы ее заметили? Еще она в Лондоне снималась голой у кого-то из известных художников и гордится тем, что ее голое тело демонстрировалось на выставках.
Диссертация в Лондоне так и не была защищена, Миронова вернулась в Тюмень.
«В Тюмени активно выступали против коррупционного ярма, оставленного Собяниным. На волне недовольства образовалось объединение разных протестных групп, мы ходили на заседания, устраивали митинги, пикеты, забрасывали чиновников бумагами, требовали раскрыть данные по тендерам, ходили на публичные слушания в администрацию, пытаясь блокировать преступные инициативы и проекты бюджета города. Приходили дяденьки из ФСБ, Центра «Э». Собственник издания, где я работала, провел беседу на предмет страхов. Мне пришлось сменить работу. Я ушла в независимую газету, которая в те годы занималась острыми социальными темами и немного политикой. Снова были угрозы. Начальник областной полиции на митингах выискивал меня среди людей и говорил что-нибудь приятное, вроде: «Читаем, читаем тебя, Анастасия. И газету, и ЖЖ, и Твиттер. Смотри у меня». Были звонки в редакцию, бы угрозы засудить меня, а то и просто звонили и таким мягким кавказским акцентом спрашивали: «Ты хорошё подумай, а? У тебе мама йесть, а?» В интернете зачем-то устроили травлю на меня. Вскрыли компьютер, опубликовали семейные фото. Врывались в дом к мужу…
А 4 декабря 2011 года я работала членом комиссии с правом решающего голоса. Мы считали голоса с 20.00 до 9.00, без выхода из классного кабинета, перерыва на еду и туалет. На нашем участке «Единая Россия» набрала что-то около 32%. А на соседнем, через стенку, больше 64%. В декабре я подала заявку на митинг по итогам выборов. 5 декабря 2011 года случился огромный митинг с 400-500 участниками. Мы кричали, махали потоколами. Потом мне снова звонили интересовались про общее самочувствиве, личные планы и маму
».

«Огромный митинг в 600 человек» - да.

В 2012 году Мироновой удалось устроиться в редакцию «Эха Москвы» в Петербурге. Была замглавного редактора сайта радиостанции и шеф-редактором газеты, которую в Петербурге выпускало местное "Эхо".
«я устроилась на «Эхо» и быстро так случилось, что «поговорить за меня» звонили из министерств и правительств. Какие-то люди из Оргкомитета Сочи-2014, пресс-служба Минобороны, МВД, штаб «Единой России», аппарат ОНФ, АП, руководство «Молодой гвардии», правительства Спб и Ленобласти… Мы держались…
Весной за один лишь месяц меня трижды били без моего отрыва, так сказать, от производства. Ну, не били, а врезали. Дважды — патриоты на Малой Садовой, один раз — судебные приставы Фрунзенского районного суда
».

Судебные приставы ее били - так она долги не отдавала и с приставами дралась? Не удивлена.

История эта мутная. В 2014 году были какие-то свары под ковром за то, ко будет руководить «Эхом Петербурга». Там были задействованы интересы разных акционеров, одно время Венедиктов даже отрекался от редакции в Петербурге.
Миронова во все это влезла и была вынуждена уволиться. В 2014 году она заявила: «Я имею право бояться, я не боялась с 2001 года. И я устала. Я хочу дом, семью, и чтобы грядки все были под осень вскопаны. Я достаточно набегалась, достаточно наскандалилась дома, достаточно поимела дел с ментами, я все еще помню это мерзкое: «У тибе мама йесть?»».
С тех пор Миронова ненавидит Венедиктова. Вот, например, один из ее опусов на эту тему:
http://tophit.ru/ru/news/view/partners/6156

Сейчас Миронова пишет для «Газеты» и для «Руфабулы». Стиль ее статей – огонь во все стороны.
Где-то в цитатах Мироновой мелькало слово «муж». У нее есть дочь. Но вот еще из ее блога:
«Я — бисексуалка. Это первое. Моя ориентация меня очень расстраивает — это второе. Свою бисексуальность я воспринимаю как однозначную перверсию. Извращение. И я не чувствую себя вправе требовать для реализации своих наклонностей какой-либо легализации. Меня расстраивает гей-движение, потому что в нем я вижу нарушение прав гораздо более представительной группы тех, кто хочет жить в традиционном обществе, кто желает воспитывать детей вне открытых гомосексуальных связей… Когда-то я была религиозным человеком, готовилась к воцерковлению. Что-то меня сбило, некоторое время я жила крайне свободно и очень несдержанно, однако я все же считаю себя православной. Сейчас всячески сдерживаю свою сексуальность, я хочу жить традиционным укладом и вижу в этом некоторое успокоение, потому что я ощущаю тяжелую греховность однополых связей. Но даже когда я позволяла себе встречаться с женщинами, у меня не было с этим никаких проблем. Общество наше достаточно толерантно к геям, поверьте. В провинции у меня были коллеги — открытые геи или бисексуалы. Были коллеги, живущие в длительном однополом союзе. Я не видела, чтобы они хоть как-то подвергались дискриминации по признаку ориентации. Все потому, что они не считали нужным публично показывать однополую связь».

Позиция вполне разумная, но вот только зачем было все это нам сообщать? Все же пиар плохим не бывает.
http://echo.msk.ru/blog/cincinna_c/1085510-echo/

Что же, Миронова разочаровалась в религии, в ЛГБТ-движении, в либеральных протестах и акциях, решила заняться своим огородом, прямо, как Диоклетиан.

Но зачем она пишет цикл статей про то, как ужасна была жизнь в СССР? Почему она считает возможным противопоставлять себя множеству людей, хорошо относящихся к СССР?
«В Союзе сносно чувствовали себя 1–2% привилегированных и непросвещенные. Первые жили сытно, вольготно и не знали, как жила остальная страна. А люди необразованные, темные просто не могли правильно оценить свое положение. Например, считали себя счастливыми потомками недавних неграмотных крестьян, для которых цивилизационным скачком стал переезд из вымершей от голода деревни, где в одной топившейся по-черному избе вповалку жили вдесятером, в отдельную комнату в городской коммуналке. Сегодня их потомки ругают матом любого, кто не захотел для себя такой же жизни» .
Трудно понять, что Миронова хотела сказать: чего именно она не захотела в жизни? Переезда из топившейся по-черному избы в отдельную комнату в городской коммуналке? Нужно было оставаться в избе, или требовать переселения в отдельный большой дом? Собственно, люди на это и рассчитывали: сначала из черной избы в коммуналку, потом в свой большой дом. Что не так? Что не сразу смогли это осуществить?
«Я писала, что советскую школу с корпоративным диктатом и советские пионерские лагеря, похожие на лагеря исправительные, могли любить только дети без развитой индивидуальности. Не умевшие занять себя. Жившие в тяжелых бытовых условиях. Плюс очень небольшой процент от природы непробиваемых и неестественно общительных детей».
Даже того немного, что мы знаем о Мироновой достаточно понять, что она никак не может иметь внятных представлений о норме и не ей бы упрекать кого-то в неестественной общительности.
«Пеняют мне, что я почти не жила при Союзе и поэтому не могу судить о нем. Извините, но так можно договориться до черт знает чего. Чтобы иметь ясное представление о каком-либо общественном явлении, нужно: а) собрать достаточно репрезентативную выборку; б) запомнить и обработать в голове полученную информацию. Я с детства очень внимательно слушаю, читаю, смотрю телевидение. Записываю, анализирую тысячи воспоминаний советских людей, которые попадают в литературу, СМИ, интернет и лично ко мне. Мои суждения о советском строе основаны не только на личном опыте. И это плюс. Потому что опыт одного человека нерелевантен. И ваш в том числе. Тот факт, что вы жили в СССР, не делает вас более авторитетным экспертом в этом вопросе. Как жизнь в оккупации не делает новгородского крестьянина знатоком истории ВОВ. Меня жалеют. Говорят, мне нужно к психиатру. Якобы не может человек видеть только лужи да грязь под ногами и не видеть звезд. Вы меня извините, но тот, кто, стоя по колено в грязи, видит лишь звезды, называется дураком. Видеть нужно все».
Хочется цитировать и цитировать. В большинстве статей Миронова усиленно применяет формулу "не благодаря, а вопреки":
«Продукты, если они попадали на прилавки, были натуральными, потому что пищевая промышленность не умела так изощренно фальсифицировать еду. Но это не заслуга Союза — так было везде в те времена. Более того, в Союзе с его дефицитом и нехваткой элементарных продуктов питания бросались на самые отчаянные идеи заменить пищевое сырье химическими разработками. Еда в 1970-м в СССР была более натуральной, чем еда в России сегодня. Но не шла ни в какое сравнение с едой Великобритании или Франции того же 1970 года».
Скажите пожалуйста, а откуда Мироновой известно о качестве продуктов 70-х годов во Франции и Англии? Ведь нет у нее никакой информации на этот счет.
«Дети больше гуляли и больше читали. Но ведь это происходило потому, что не были изобретены домашние дешевые компьютеры, смартфоны и высокоскоростной интернет.
И потому, главное, что жили в СССР кучно, у многих детей не было даже своего рабочего места. Вот и гуляли. Я, кстати, пожив немного в Великобритании, уверена, что их дети в 1970-х читали больше, имели более разнообразные увлечения и меньше времени проводили в подворотнях, на стройках или взобравшись с ногами на лавки
».
Опять-таки, откуда у нее такие сведения про то, что английские подростки в 70-х читали больше советских подростков? И разве советская власть не занималась досугом школьников и молодежи? Дома пионеров, спортивные секции, музыкальные и художественные школы – это отчего было? Тоже от бедности завелось?
«Была хорошая хирургия. Но ее возродили военно-полевые хирурги. Почему? Потому что с госпиталями и оперативной отправкой в тыл в войну были проблемы, врачи в полевых условиях провели миллионы операций, поднаторев в этом деле».
Черт, а? У советских извергов булки не росли на деревьях! Ату их!
«Хорошей, например, была в СССР селекция талантов. Олимпиады, выездные комиссии, школы-интернаты при университетах и консерваториях прекрасно справлялись с поиском и пестованием талантливых. Но какова была судьба этих одиночек? Какая научная карьера ждала ребенка с выдающимися способностями? Работа в закрытом КБ? А выдающиеся музыканты, танцовщики, скульпторы? Они были обречены играть в пропагандистских театрах. Мировую известность и признание получали только после побега на Запад.».
А ведь только признание на Западе есть настоящее признание. А зачем тогда нужны свои писатели, ученые, артисты, если они дерьмо по определению, так как живут не на Западе?
Вот с этого момента Мироновой и нужно было начинать каждую свою статью. В СССР и в России – все дерьмо, потому что на Западе было, есть и будет лучше.
Но все же сегодня жизнь в России намного лучше, чем в СССР.
«в наше время в спортсекции берут всех, даже в бесплатные, и каждый занимается по мере сил. В СССР туда брали только одаренных. Ты не мог отдать ребенка на футбол или плавание просто для его общего развития. Если ребенок был бездарен в спорте, его выгоняли из секции сразу же. Никаких спорткружков для души не было — все спортсекции и школы искусств рассчитывались на воспитание профессионалов. И были платными. А спортивные тренеры и сегодня ходят по школам, между прочим.».
И ведь кретинка абсолютно уверена в том, что пишет правду. И сколько бы читателей не ответили ей, что занимались в той или иной секции бесплатно, не имея никаких спортивных достижений, она же не поверит. Она лучше нас знает, как мы жили.
Или вот:
«любят вспоминать, что в Союзе люди были сплоченные, добрые, душевные: мол, соседи приглядывали за чужими детьми, двери от воров не запирали, цвела взаимовыручка, муки с яйцами можно было одолжить в любое время дня и ночи.Но ведь соседи за детьми приглядывали, потому что все жили в одинаковой убогости, у всех дети бегали днями на улице, поэтому присматривать за ними вынуждал личный интерес. По той же причине и кормили. Причем не в каждом доме, а только там, где еда была. И кормили голодных. Во времена карточной системы, в послевоенные времена, чужую детвору на время обеда из дома чаще выпроваживали. Представьте, что сегодня кому-то жаль для друзей сына бутерброда с маслом. А тогда жалели, потому что масла сами почти не ели, а за хлебом стояли в очередях».
Миронова не представляет, чтобы кто-то мог сделать доброе дело просто так, потому что так было принято. Нет, это они делали, потому что хлеб с маслом дать чужому жалко, но если масла нет, то просто хлеба дать можно.
Карточная система, голод были всю советскую власть. А в Англии карточной системы во время войны и после войны не было?
«Зачем с теплотой вспоминать, как раньше ходили по этажам одолжить то яиц, то муки, то сахара? Ведь это же свидетельство глубокого неблагополучия. В условиях дефицита и высокой занятости не у всех в доме были продукты: полки в магазинах были полупустые, самих магазинов было мало, порой до магазина надо было идти полчаса, а работали они до 18.00–20.00. Поэтому каждый гражданин для каждого был запасным выходом».
Зачем что-то вспоминать с теплотой? Нужно только с ненавистью и презрением. Это Мироновой можно вспоминать свое детство с теплотой (она писала, что ее детство было счастливым, разумеется, не благодаря. а вопреки), а мы должны свое прошлое ненавидеть. Почему? Да вам же белая госпожа сказала, уроды! Не сметь думать, что у вас могло быть что-то хорошо!

Все плохо было. В Европе в выходные магазин не работает – это хорошо, а в СССР не работал – это был ад.
Да какого черта я пойду на улицу за мукой, которая стоила 32 копейки за большой пакет и всегда была в продаже, если мне нужна 1-2 ложки, а я дружу с соседями? И магазин был рядом, но зачем тратить на это время?
Мироновой этого не понять. Она не понимает «ненормально общительных людей».

«Также модно вспоминать, какими добрыми и отзывчивыми были советские дети: навещали с гостинцами больных одноклассников, помогали слабым. Знаете, дети и сегодня ходят к одноклассникам в больницы. Навещают заболевших. Помогают отстающим. Правда, сейчас их привозят к друзьям на машине или на автобусе сами едут, а раньше ходили пешком через полгорода.».
Ну не было в СССР автобусов, метро, не было! А сегодня у всех по машине со своим шофером!
«Мы живем сейчас не очень хорошо. Но гораздо лучше, чем раньше».
Вот только 26 лет прошло. Не настолько мы лучше живем, чем раньше, чтобы этим можно было гордиться и чтобы можно было не опасаться дальнейшего ухудшения нашей жизни.

Да неужели же никто не заметит Миронову и не даст ей второй шанс? «Единая Россия» - ау! Вы посмотрите, какой кадр пропадает. Дайте ей второй шанс! Она больше не будет чурбачки под двери подкладывать и писать в чайник. Она исправилась. Всего-то нужно было пару-тройку раз побить, выгнать с работы – и, опаньки, девушка возлюбила сегодняшнею Россию, а объекты для ненависти и критики находит исключительно в прошлом.
Вот сразу бы так.


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Блогосфера)
Tags: Текущая политика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →