uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Сергей Лукьяненко. «Кваzи»

Новый роман Лукьянеко не лучше и не хуже, чем обычно. Главный герой все тот же простой парень-не промах и несколько себе на уме, но он взрослеет вместе с автором и теперь выступает в роли благородного отца, а не холостого молодого человека.

Главное для Дениса Симонова – его сын Саша. Вначале он думает, что сын погиб, потом, что он нашелся, потом он сомневается, что нашелся именно его сын, которого он потерял 10 лет назад, но решает больше в этом не разбираться: это его сын, и точка.
Дилемма «сын-не сын» даже несколько сложнее: жена Дениса перед тем, как они расстались, сказала ему, что сын рожден не от него. Но обстоятельства были таковы, что она могла и соврать.

Отчего же распалась ячейка общества? Ни с того, ни с сего начали оживать покойники. Оживали только те, кто умер несколько часов назад. Они оживали, регенерировали, но были абсолютно безмозглые и все время хотели есть. Они ели червяков, мышей, кошек, собак, лягушек и, конечно, людей. Таким образом, ожившие покойники, которых называли восставшими, могли существовать вечно.
Этот момент меня удивляет: пусть у них другой обмен и другие клетки, но как они могут существовать, если не найдут никакой органики? Непонятно и едят ли они друг друга?

Быстро выяснилось, что убить оживших покойников можно только, отрубив им голову.
Дениса и его жену с сыном-младенцем Апокалипсис застал за городом. Они стали прорываться к Москве и попали в засаду в том месте, где находится танковый музей. Здесь мнения супругов разошлись: Денис предложил бежать, так как покойники движутся медленно, и у живых есть преимущество в скорости, а жена хотела запереться за массивными стенами музея в надежде, что восставшие не сумеют их сломать и уйдут в другое место. Тут-то Оля и сказала Денису, что Саша – не его сын, потому что он хотел взять ребенка с собой. Он убежал, а она осталась. Больше Денис жену и то ли родного, то ли неродного сына не видел.

В Москве Денис работал в нескольких местах, а потом стал полицейским. Больше всего он любил снести голову какому-нибудь восставшему, также он употреблял много крепких спиртных напитков.

Среди восставших некоторые могли измениться: они обретали утраченный разум, помнили свое прошлое, вели себя, как обычные люди. Единственное, что отличало их от обычных людей – это синеватый цвет кожи (из-за того, что их вязкая кровь не проникает в капилляры). Их назвали кваzи – от квазижизнь.
Кваzи могли жить, возможно, вечно, благодаря такой же, как у восставших регенерации, но в отличие от них, они были строгими вегетарианцами. Мясо и молоко вызвали у них рвоту.
Опять же странно: почему же одним было нужно мясо, а другим хватало травы?

Кваzи не могли иметь детей. Их способности не развивались а, вернее, развивались, но только в одном направлении. Например, если главным для кваzи была его работа, то он занимался только ею, а завести себе хобби или поменять профессию уже не мог. Если кваzи любил жену, то не мог любить детей и родителей. Если кваzи был бездельник, то оставался бездельником и перевоспитать его было нельзя.Если в кваzи превращался ребенок, то он оставался навечно ребенком.

Превращение восставшего в кваzи называлось возвышением.

Кваzи умели подчинять своей воле восставших – те их слушались.

Буква «z» в слове «кваzи» - из их религиозного культа. Нижний горизонтальный элемент означает людей, наклонный - восхождение, верхний – кваzи. Кстати, священником этого культа является Иван Охлобыстин. Лукьяненко пишет, что у него пятиугольное лицо и крошечные очечки. Очки кваzи не нужны, но отец Иоанн носит их для понта.

Первое время люди и восставшие, возглавляемые кваzи воевали, потом среди кваzи появились лидеры, которые помирились с людьми. В России лидера кваzи звали Представителем. Люди и кваzи поделили территории, например, в Петербурге и Подмосковье жили кваzи, а в Москве – люди. Но это было не абсолютное правило: люди жили и в Петербурге, а на Юго-Востоке Москвы жили кваzи. Главное же – кваzи регулировали восставших и не давали им собираться в толпы и нападать на людей.

В Китае всех восставших уничтожили, а умерших кремировали. В Японии люди не смогли убить своих оживших предков, и те их съели. В остальных странах наблюдалось такое же перемирие, как в России.

Вместе с тем, люди пытались создать вирусы или еще что-то, чтобы раз и навсегда уничтожить кваzи. Они уже создали некую «черную плесень», но пока не решались ее применить.

Многие люди в Москве мечтали стать кваzи. Некоторые даже специально себя убивали. Важно было, чтобы соответствующие службы сразу получили сигнал о смерти и забрали тело до его воскресения.

Куда же девали восставших? Лукьяненко пишет, что их держали в специальных заведениях, где кормили и ждали, пока они не превратятся в кваzи. Однако были и такие люди, как, например, Денис, которые подписали бумагу, чтобы их сожгли сразу после смерти.

Молодежь же большей частью стремилась стать кваzи. Те казались им сверхлюдьми. Они приводили в пример Петербург, где было чисто, большинство ездили на велосипедах и реставрировали все старые дома.

Роман начинается с того, что Денис получает сигнал о том, что в квартире вирусолога Томилина происходит что-то нехорошее. Он ворвался туда и обнаружил, что в профессора кто-то стрелял, убил его, он восстал, но его убийца почему-то не убежал, а остался в доме и послужил пищей для восставшего. По существующим правилам Денис имел право отрубить кормящемуся восставшему голову, что он с удовольствием сделал. Заодно он отрубил голову и убийце Томилина. Но тут в квартиру ворвался кваzи. Денис бросился на него, но тот спрыгнул с балкона. Позже выяснилось, что это был Михаил – пожилой полицейский, которого послал в Москву сам Представитель.
Михаила назначили в напарники Денису. Сначала Денис был очень этим недоволен, но потом привык. Михаил оказался спокойным, деловым и хорошо знал свое дело. Он многое рассказал Денису, но главное – при нем был живой мальчик, которого он нашел младенцем 10 лет назад. Он плохо помнит где, но, возможно, это был танковый музей. Михаил предполагал, что этот мальчик – пропавший сын Дениса. Он нарочно привез его, потому что считал, что ребенок должен расти с живыми людьми.

От Михаила Денис узнал страшную тайну превращения восставшего в кваzи – для этого надо съесть мозг живого человека. На трех восставших хватает одного мозга.

Почему же правительства скрывают от людей, как происходит превращение в кваzи? Боятся возобновления войны. Пока боятся.

Среди кваzи есть разные группы. Некоторые считают, что нужно истребить всех людей, старше определенного возраста, а молодых будут воспитывать кваzи. Когда эти люди умрут, они тоже превратятся в кваzи, но треть их пойдет на корм для возвышения остальных двух третей.
Люди нужны кваzи, чтобы рожать новых людей, чтобы популяция обновлялась, чтобы был прогресс.
Другие считают, что кваzи должны иметь что-то такое, чтобы удержать людей от попытки уничтожить кваzи с помощью биологического оружия.

Профессор Томилин был женат на женщине-кваzи. Ее звали Виктория. Томилин изобрел смертельный для людей вирус на основе ветряной оспы. Он обожал кваzи, считал их высшим видом человека и был готов уничтожить весь мир. Томилин считал, что человек эволюционировал в кваzи, а то, что для превращения нужна большая кровь – это нормально: пусть будет драка всех против всех и победит сильнейший.
Виктория якобы не хотела эпидемии, но ей был нужен вирус. Она рассчитывала, что если превратить мужа в кваzи, то он станет более рациональным, и с ним можно будет договориться. Она наняла киллера, которого отравила таким ядом, чтобы он после убийства профессора оказался обездвиженным. Далее она ожидала, что профессор сумеет добраться до мозга киллера и станет кваzи. Да, но большинство восставших до мозга не добираются, так как им главное наесться, а расколоть череп они не додумываются. Почему бы ей было самой не достать мозг и не накормить мужа? Зачем же было оставлять дело на произвол судьбы?

Томилин успел заразить своей суперветрянкой одного мальчика из биологического кружка, которым он руководил на досуге. Виктория добыла кровь этого мальчика. Полицейские пытаются ее поймать. Собственно, большую часть романа составляют именно поиски Виктории.

Все долго бегали друг за другом, но, в конце концов, Денис убил Викторию, а пробирку с зараженной кровью отдал Михаилу, чтобы у кваzи было оружие против людей, если те захотят их истребить. Именно ради этого Предводитель и послал Михаила в Москву.

Сам по себе роман довольно сумбурный и непродуманный. Главное в нем следующее: есть люди, которые считают, что элита имеет право убить или использовать любым образом всех остальных людей.

Выразителем этой мысли является Евгения Курицына. Эта безвкусно одетая, очень скандальная женщина устраивает ради отвлечения внимания полиции от действий Виктории бунт стариков в возглавляемом ею доме престарелых. В Евгении Курицыной все без труда узнают Божену Рынску, а в доме престарелых - оппозицию.
Когда Денис срывает планы Курицыной, она, грязно ругаясь, излагает свои взгляды про то, что элита не должна жить среди серого быдла, и чем больше быдла передохнет, тем лучше. Из неродившегося быдла добывают стволовые клетки для омоложения элитных дам; из молодого быдла добывают органы для трансплантации постаревшим представителям элиты, так почему же не съесть быдлячьи мозги и не возвыситься до кваzи? Но Курицына получает пулю в лоб, и теперь ей уже не возвыситься: она обречена вечно питаться червяками.

Денис же считает кваzи тупиковой ветвью, потому что они не могут размножаться и меняться, но предлагает жить с ними в мире, пока само не рассосется.

Как-то все это не слишком логично.

Главным вопросом можно является следующее: допустимо ли убивать людей ради прогресса человечества? Как всегда Лукьяненко дает на него отрицательный ответ.



Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Tags: Рецензии и критика: литература
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments