uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Загадки

Любите ли вы разгадывать загадки? А когда-нибудь любили? Мне в детстве не нравилось, когда во всяких детских журналах, передачах загадывали загадки. Они мне всегда казались какими-то глупыми.
Понимаю, что длинными зимними вечерами людям было нечем себя развлечь, вот они и придумывали загадки. Но теперь-то зачем?
Взрослые теперь загадки не разгадывают, а вот детей продолжат напрягать.
Еду я тут в метро, а рядом сидит мать с дочерью лет 6-ти. Мама купила лото, в котором используются карточки с загадками. Тот, кто разгадал загадку, берет карточку себе. Но тут игра шла в одни ворота: мама держала карточки у себя и знала ответ, а для девочки это было что-то вроде экзамена. Экзамен проходил в вагоне, где посторонние люди могли слышать, как мама требовательно спрашивает, а дочка путается, запинается, мама же ее ругает за то, что она плохо соображает.
Загадки были такие:

Без крыльев летят,
Без ног бегут,
Без паруса плывут.


И что это, Берримор? Там сказано, что облака.

Эту загадку девочка не отгадала. Зато она отгадала

"Черное полотно лезет в окно".

«Как ты догадалась? Знала заранее?» - пытливо спрашивает мать.

В голосе матери все время звучало превосходство. Похоже, что она гордилась тем, что знает отгадки.

Девочка никак не может отгадать

«Сделал дыру, вырыл нору,
Когда солнце сияет, он не знает»

Мама сердится, упрекает ее в недостаточной старательности.

Наверное, так она готовит дочь к школе – школа теперь не то, что раньше: к ней надо заранее готовиться. И как это мы спокойно шли в школу?

Мне было неприятно слушать все это. Не думаю, что такие занятия пойдут девочке на пользу: вряд ли она заинтересуется учебой, если будет чувствовать себя глупой.

На мой взгляд, не стоило бы проводить занятия в общественном транспорте – девочка смущалась. Потом, ее нужно было больше хвалить.

Вспомнился мне в связи с этим случаем отрывок из книги
«Драма одаренного ребенка и поиск собственного Я» Алис Миллер :

«Во время прогулки я заметила молодую супружескую чету – оба высокие, рослые,– а рядом с ними маленького, примерно двухлетнего, громко хныкавшего мальчика. (Мы привыкли рассматривать такие ситуации с точки зрения взрослых, но здесь я намеренно хочу попробовать взглянуть на нее глазами ребенка.) Оба супруга купили в киоске мороженое на палочке и с наслаждением поедали его. Малышу тоже хотелось именно такого мороженого. Мать ласково сказала ему: «На, откуси кусочек, целиком тебе его есть нельзя, оно слишком холодное для тебя». Но ребенок решительно протянул руку к палочке, которую мать тут же поднесла ко рту. Тогда мальчик в отчаянии зарыдал, и отец не менее ласковым голосом повторил слова матери: «На, мышонок, откуси кусочек». «Нет, нет!» – закричал ребенок и убежал чуть вперед, но тут же вернулся и принялся с завистью смотреть, как двое взрослых с наслаждением едят мороженое. То и дело один из них предлагал ему откусить кусочек, то и дело ребенок тянулся крохотными ручонками к мороженому, но родители мгновенно пресекали попытки схватить вожделенное сокровище.
И чем сильнее плакал ребенок, тем больше веселились родители. Они громко смеялись, надеясь этим отвлечь и развеселить сына: «Ну это же мелочь, что за спектакль ты тут устраиваешь!». Ребенок даже сел на землю спиной к родителям и начал бросать камешки в сторону матери, но потом вдруг вскочил и с тревогой оглянулся, проверяя, не ушли ли они. Отец же, не торопясь, доел мороженое, сунул палочку от мороженого ребенку и пошел дальше, мальчик хотел лизнуть ее, поднес палочку к губам, пригляделся к ней, отбросил ее, затем наклонился, хотел ее поднять, но не сделал этого, а лишь всхлипнул, выражая свою досаду, и весь даже задрожал от обиды. Через минуту-другую ребенок уже бойко трусил вслед за своими родителями.
По моему мнению, проблема не в том, что ребенок не получил мороженого – ведь родители предлагали ему откусить кусочек. Родители не понимали, что ребенок просто хочет, как и они, держать в руке палочку, они откровенно высмеивали его. Два гиганта, гордясь своей непреклонностью, еще и морально поддерживали друг друга, в то время как ребенок, который кроме «нет» и сказать-то еще ничего не мог, оказался наедине со своей душевной болью, а родителям не дано было понять смысл его очень выразительных жестов. Защитника же у него не было. До чего же это несправедливо, когда ребенок находит у двух взрослых понимания не больше, чем у стены, и никому из них он не может пожаловаться! Такое поведение, по моему мнению, объясняется тем, что родители слишком твердо придерживаются определенных «воспитательных принципов».
Возникает вопрос, почему родители проявили такую душевную глухоту? Почему ни матери, ни отцу не пришла в голову мысль быстрее съесть мороженое или даже выбросить половину, а остаток вместе с палочкой отдать ребенку? Почему они оба с радостными улыбками неторопливо ели мороженое, не замечая отчаяния своего ребенка? Ведь эти родители явно не были жестокими или холодными людьми, напротив, и мать, и отец очень нежно разговаривали с сыном. И тем не менее они в данный момент проявили полное отсутствие эмпатии.
Это можно объяснить лишь тем, что они сами остались неуверенными в себе детьми, а теперь у них был ребенок, который слабее их, с которым они чувствовали себя сильными. Практически все мы в детстве попадали в ситуации, когда взрослые смеялись над нашими страхами, приговаривая: «Этого ты не должен бояться». Ребенку сразу же становилось стыдно, он чувствовал, что его презирают, потому что он не смог оценить опасность. Безусловно, при первой же возможности он точно так же отнесется к тем, кто младше его.
Именно страх, испытываемый маленьким и беззащитным ребенком, внушает взрослому чувство силы и уверенности в себе и дает ему возможность использовать детский страх в своих целях. Ведь собственный страх взрослый не может использовать в своих целях.
Не приходится сомневаться в том, что наш маленький мальчик лет через двадцать тоже окажется в подобной ситуации, но на этот раз «мороженое» будет у него, а от беспомощного, маленького, завидующего ему существа можно будет просто «отмахнуться». Возможно даже, он проделает это раньше, со своими младшими братьями и сестрами. Презрение к маленьким и слабым позволяет, таким образом, скрыть чувство бессилия, собственную слабость. Сильному человеку, знающему о моментах собственного бессилия, не нужно открыто демонстрировать свое презрение к слабым».


Могут ли родители проявлять такое уважение к своим детям? Может быть, они могли бы это делать, если бы уважение, а не доминирование было самым главным в отношениях людей.
Но, возможно, есть люди, которые уважают хотя бы своих близких, включая детей.
Я как-то слышала, что с детьми нужно разговаривать, сидя на корточках, чтобы взрослый не был выше. Но разве это не утомительно – несколько лет на корточках? Или нужно так сидеть, пока не сравняются ростом?

Не нужно, наверное, кидаться в крайности. Но и устраивать обучение так, что ребенок будет чувствовать себя неудачником, не стоит.

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)
Tags: За жизнь
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments