uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Про страшное

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (За жизнь)
 Переход по щелчку предыдущее по теме…………………………………  Переход по щелчку следующее по теме
 Переход по щелчку предыдущее по другим темам……………  Переход по щелчку следующее по другим темам


Я тут писала про страшные истории Кинга. В жизни тоже страшного хватает.
Вчера хоронили мамину подругу, Дусю. Ей было 74 года. Они дружили со второго или третьего класса: мама вернулась из эвакуации, из Котласа, и пошла в московскую школу, ближнюю к дому. А школа тогда была раздельная: женская и мужская отдельно. Итак, учились одни девочки. Это было поколение войны, у многих не было отцов (как и у моей мамы), многие хлебнули уже того, чего бы девочки в этом возрасте знать не должны. В классе учились переростки, они уже гуляли с мужчинами, курили, ругались матом, болели нехорошими болезнями, воровали. Потом их отправили в специальную школу. Дуся была любимая мамина подруга. Их вместе выставляли из класса за то, что они «купали слона» - по очереди плевали на ластик со слоном. Они влезали на парты и одна кричала: «Мао Цзе Дун!», а вторая «Сталин!» - слова речевки, которую они разучивали. У одной были валенки, а у второй сапоги: чтобы было равенство, они надевали на одну ногу сапог, а на другую валенок и так шли до дома. Они вместе занимались в театральном кружке, где претендовали на роли героинь, но героини чаще доставались маме. Мама жила со своей матерью и братом, у Дуси была большая семья: отец, мать, 4-ро братьев, 2 сестры. И вот в один и тот же месяц погибли мамин младший брат и Дусина младшая сестра. Мамин брат катался на трамвае, «на колбасе», и его зацепил проезжавший мимо грузовик. А сестру подруги упустила ее мама: они переходили дорогу, и девочка вырвалась и попала под машину. Потом обе поступили в институт (Дуся окончила «Плешку»), вышли замуж. Правда, мама сделала это раньше, но на ее свадьбе Дуся была уже с женихом. Не знаю, где они познакомились. Он был совсем другого круга: мягкий, странный очень вежливый, интеллигентный, необщительный. Он вспоминал, как однажды они шли около метро «Сокол» (он там жил) и вдруг на них вышла корова. Он испугался, а Дуся расхохоталась на всю улицу и очень долго смеялась, а потом сказала, что у них тоже есть корова. Ее отец держал корову, потому что они жили около леса, и ему было где ее пасти. Он потом шутил, что жених женился исключительно из-за коровы. У них родился сын. Дуся очень часто ходила в гости к нам, а мама - к ней. По-моему, они виделись каждый день. И они все ходили под ручку и шептались, а я как хвостик, тащилась сзади. Это называлось: «Мы гуляем».

Помню один день после Нового года, кода мы шли их поздравлять, хотя Новый год встречали вместе. Они жили в 2-х этажном бараке, оштукатуренным в желтый цвет. Та было так холодно, что вода в стакане за ночь замерзала. Потом барак снесли. Их семье дали 2квартиры водном подъезде. Дусин сын рос на 2 дома – у бабушки с дедушкой и бездетной тети, которая в нем души не чаяла и у родителей. Характер у Дуси был твердый, авторитарный. Она не терпела возражений, последнее слово всегда должно было остаться за ней. Была очень остра на язык. С ней было трудно, по-моему, ее могла выносить только моя мама, хотя они и часто ссорились. А муж ей во всем подчинялся. По ночам он писал на кухне диссертации, защитил сначала одну, потом другую. Где-то в 1974 году Дуся с мамой поссорились. К этому времени жизни их в материальном плане очень разошлись: у одной был муж, который хорошо зарабатывал, другая могла рассчитывать только на себя. Видимо, противоречия как-то копились, а предлогом послужило их несогласие в оценке ролей Купченко и Кореневой в фильме «Романс о влюбленных». Потом Дусе дали новую квартиру в другом районе, и они уехали на другой конец Москвы. Они не виделись 30 лет. Когда им было по 70, мама ей позвонила и съездила в гости. Она к нам тоже приезжала несколько раз. В 45 лет Дуся родила дочь, в 55 вышла на пенсию, ее муж продолжает работать до сих пор. Дочь выросла, окончила институт, но их отношения не сложились. Дуся жаловалась, что они ссорятся. Общались они как-то странно: например, Дуся не могла спросить удочери, почему та ложится в больницу. Она привозила ей туда еду, но не спрашивала ни ее, ни врачей, хотя строила разные предположения. И так во всем. Но жили они вместе, что обеих не радовало. О сестре брат говорит: «О, это очень одинокая девочка». Сейчас ей 28 лет. Дуся стремилась у кого-нибудь погостить, побыть в гостях несколько дней, а лучше недель. Сын жил отдельно, он никогда не был женат, и у него свои проблемы.

Дуся звонила маме. Они пытались рассказать друг другу все свои новости за 30 лет, но не успели. Через 2 года у Дуси случился инсульт. Оказалось, что у нее было высокое давление, сахарный диабет, но она никогда не лечилась и не принимала никаких препаратов. Инсульт был не очень тяжелый: она ходила, занималась хозяйством, но сильно путала слова и направления, что ее очень раздражало. Это обидно, когда хочешь сказать одно, а получается другое, и никто тебя не понимает. Мама понимала, но не могла к ней часто ездить. Летом Дусе стало совсем плохо. С тех пор она не вставала, кормили ее через трубочку, потому что она отказалась есть сама. Она не говорила и неизвестно понимала ли что-нибудь или нет. Но мама, конечно, считала, что она понимала все. Часть времени Дуся была в больнице, часть - дома. Ей наняли сиделку (по 1000 руб. вдень), но все равно образовались ужасные пролежни, какой-то жуткий свищ на спине. Отправили в больницу – там и умерла.

И вот она умерла. Народу хоронить собралось человек 12. Это мало, учитывая какая большая у нее была семья. Братья и сестры почти все уже умерли. Остался один младший брат. Он был. Священник говорил, что ему трудно ее отпевать, потому что она умерла без покаяния. Он призвал всех молиться за нее не только 40 дней, но и дольше, приезжать к нему. Предложил всем подать подаяние на храм во отпущение ее грехов, но деньги положила только моя мама и брат. Наверное, сочли это вымогательством.
Муж перенес недавно операцию, еще ходит на перевязки, на кладбище он не поехал. Дочь тоже не поехала, сказала, что плохо себя чувствует и проститься не пришла. Она поминальный стол готовили. На поминках муж вспоминал, что она была веселая, любила смеяться, брат вспоминал детство. Потом, как водится, про покойную забыли и переключились на свое.

Вот и подумайте, разве это не страшнее, чем любой «хоррор»? А ведь в принципе ее жизнь была самой обычной и даже удачной.


Tags: За жизнь, Непридуманные истории
Subscribe

Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments