uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Categories:

Интервью Светланы Алексиевич. Тетку прорвало



Опубликовано последнее интервью Светланы Алексиевич.
https://regnum.ru/news/society/2290056.html
- Большинство людей просто несет потоком, и они живут в банальности. Я думаю, у нас — как везде. И в Америке то же самое, иначе откуда бы взялся Трамп. Когда ты имеешь дело со средним человеком, слушаешь, что он говорит. Это не всегда заставляет любить людей. Так что, так везде, это не только русская черта.

(Боже мой! Не только лишь русские – есть банальные, средние люди и у других народов.Неужели же русские такие же, как, страшно даже подумать, американцы? Ну, не совсем).


- Свободные страны — это, например, Швеция, Франция, Германия. Украина хочет быть свободной, а Белоруссия и Россия — нет. Поговорите с любым европейским интеллигентом, и вы увидите, что вы — сундук, набитый суевериями.

- В одном из интервью Вы сказали: «Вчера я шла по Бродвею — и видно, что каждый — личность. А идешь по Минску, Москве — ты видишь, что идет народное тело. Общее. Да, они переоделись в другие одежды, они ездят на новых машинах, но только они услышали клич боевой от Путина «Великая Россия», — и опять это народное тело». Вы действительно так сказали?
— Но там, действительно, ты идешь и видишь, что идут свободные люди. А у нас, даже здесь, в Москве, видно, что людям очень тяжело жить.
- То есть Вы согласны с этой цитатой по состоянию на сегодня?
— Абсолютно. Это видно даже по пластике. Вот эта девушка, бармен в кафе, где мы беседуем, — она несвободна. Она не может прямо сказать, что думает про это государство. Она не скажет, а там любой человек скажет».

(По сравнению с любым европейским интеллигентом, русский интеллигент – средневековый дикарь. Как самокритично!
А тело у русских не свободное, а народное. Русские – они просто тело, причем народное (своего тела, что ли у каждого нет? Сказала бы уже, как все остальные либералы -«биомасса»).
Русский не может быть личностью.)



- Мы вернулись в то, что мы знаем. В военное, милитаристское состояние. Это наше нормальное состояние. Если бы люди были другими, они бы все вышли на улицу, и войны на Украине не было бы. А в день памяти Политковской было бы столько же людей, сколько я видела в день ее памяти на улицах Парижа. Там было 50, 70 тысяч человек. А у нас — нет. А вы говорите, что у нас нормальное общество. У нас нормальное общество благодаря тому, что мы живем своим кругом. Милитаризм — это не когда все готовы убивать. Но тем не менее оказалось, что готовы.
У меня отец — белорус, а мать — украинка. Я часть детства провела у бабушки на Украине и очень люблю украинцев, во мне украинская кровь. И в страшном сне нельзя было представить, что русские будут стрелять в украинцев.

(А украинцам в русских стрелять можно? Само собой. И никак не пойму: то она говорит «мы», то она говорит «вы» и оба раза про Россию и русских. Она бы уже определилась как-то. )

- Стрелков говорил, что в первую неделю людям было очень трудно стрелять друг в друга, что заставить людей стрелять было почти невозможно. А потом началась кровь. То же можно сказать и про Чечню. Вы то же самое делали в Чечне, чтобы сохранить государство. А когда украинцы стали защищать свое государство, вы вдруг вспомнили о правах человека, которые на войне не соблюдаются. Вы, русские, в Чечне вели себя еще хуже.

Вы знаете, кто такой Олесь Бузина?
— Которого убили?
И таких примеров сотни.
— Но то, что он говорил, тоже вызывало ожесточение.
То есть таких надо убивать?
— Я этого не говорю. Но я понимаю мотивы людей, которые это сделали. Так же, как мне совершенно не нравится, что убили Павла Шеремета, который любил Украину. Видимо, были какие-то разборки или что-то.
Вы находите для них очень много оправданий.
— Это не оправдания. Я просто представляю, что Украина хочет строить свое государство. По какому праву Россия хочет там наводить порядок?

(Раз Бузину убили украинцы, так значит, его правильно убили. Надоел. Ожесточал.)

В Белоруссии из десяти миллионов человек после войны осталось шесть с чем-то миллионов. И въехали около трех миллионов русских. Они до сих пор там. И была такая идея, что нет Белоруссии, что все это — великая Россия. Точно так же и на Украине. Я знаю, что люди тогда учили украинский язык. Так же, как сейчас у нас они учат белорусский, веря, что когда-то наступят новые времена. вы же запретили в России говорить на белорусском. Начиная с 1922 года в Белоруссии постоянно уничтожалась интеллигенция. Откуда русификация взялась? Никто не говорил в Белоруссии на русском языке. Говорили или на польском, или на белорусском. Когда Россия вошла и присвоила себе эти земли, Западную Белоруссию, первое правило было — русский язык. И ни один университет, ни одна школа, ни один институт у нас не говорит на белорусском языке. Это было старание русифицировать, сделать Белоруссию частью России. И точно так же сделать Украину частью России. Половина Белоруссии никогда не была Россией, она была Польшей. Другая половина была, но никогда не хотела там быть, вы насильно держали.

(О, как! А мы-то думали, что русские приехали в Белоруссию, чтобы поднимать ее после войны, восстанавливать. А, оказывается, оккупировать приехали!
В Белоруссии никто никогда не говорил на русском языке. Но русские заставили его выучить. А мы думали, что изо всех сил выдумывали белорусскую культуру – всех этих самобытных писателей, да и Алексиевич в свое время проходила, как национальный кадр, хотя так и не научилась писать по-белорусски. Да и мало, кто умел, сколько ни держали белорусских школ.
Да и была ли Белоруссия? Одна половина Польшей была, а другая половина не хотела быть Россией, но ее насильно заставляли. Я несколько раз перечитала, но так и не поняла, что она хотела сказать. А она, точно, сама пишет свои нетленки? Хотя, там совсем другой стиль. Если бы это была ее очередная повесть, написанная на основе интервью «очевидцев», то там бы совсем по-другому ее слова звучали: «Засиделись как-то за полночь, наша дочь, ей было двенадцать лет, тут же, на маленьком диванчике, уснула. И она сквозь сон как заорет: “ Половина Белоруссии никогда не была Россией, она была Польшей. Другая половина была, но никогда не хотела там быть, вы насильно держали ” (Смеется.)» .)



Вы говорите, что когда сто лет назад (по Вашему мнению) насаждалась русская культура — это было плохо, а когда сегодня насаждается украинская культура — это хорошо.
— Она не насаждается. Это государство хочет войти в Европу. Оно не хочет жить с вами.
Для этого нужно отменить русский язык?
- Нет. Но, может быть, на какое-то время и да, чтобы сцементировать нацию. Пожалуйста, говорите по-русски, но все учебные заведения будут, конечно, на украинском.
То есть можно запрещать людям говорить на том языке, на котором они думают?
— Да. Это всегда так. Это же вы этим занимались.
Я этим не занимался.
— Россия. Она только этим и занималась на занятых территориях, даже в Таджикистане заставляла людей говорить на русском языке. Вы побольше узнайте, чем занималась Россия последние двести лет.
Я Вас спрашиваю не про двести лет. Я Вас спрашиваю про сегодня. Мы живем сегодня.
— Другого способа сделать нацию нет.

(Нация – превыше всего. Где-то мы уже это слышали.
А почему бы Алексиевич не написать, наконец, книгу на родном языке? Ждем-с.

Вот такая вот великая писательница земли белорусской. Но у нас ее все равно любят и читают. Наш народ непобедим. )

.


Переход по щелчку В верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)
Tags: Текущая политика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →