uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Болезненные санкции


http://www.tu-bryansk.ru/images/books/gazov_turbin.jpg
Вначале текст. Это Дмитрий Гудков – потомственный депутат – в «Газете.ру».
«Страшная месть: США зарежут нам финансирование всех энергетических проектов, будут по всеми миру гоняться за фирмами, которые в них участвуют, а Россия в ответ… вышлет (может быть) 35 дипломатов и отнимет дачу.
Министр Лавров, мне одному кажется, что США не перенесут такого асимметричного ответа? Какой там уже год вставания с колен — но по-прежнему выясняется, что ответить на действия «западных партнеров» абсолютно нечем.
Но самое скверное, что все эти санкции потом будет чрезвычайно трудно отменить. Помните такую поправку Джексона-Вэника? Принята она была в 1974 году, а отменена в 2012, когда не было уже ни СССР, ни запрета на выезд из него, из-за которого, собственно говоря, и разгорелся сыр-бор. Конечно, президенты США ограничивали ее действие своим указом, но этот дамоклов меч продолжал висеть над Россией.
И вот эти нынешние санкции — они даже после Путина станут таким же дамокловым мечом. Пройдет еще очень много лет, пока они будут отменены. Это ведь только в России президент намекнул — и Дума побежала выполнять. А Конгресс с Сенатом устроены немножко по-другому.
Так что Путин отлично формирует для России образ будущего на многие десятилетия вперед. Санкции как мера экономической борьбы — это надолго, повод дан, и взять его обратно уже не получится.
Спасибо Владимиру Владимировичу за счастливое детство наших внуков в международной изоляции
».

Я этот текст привела потому, что так пишут многие.
Но хорошо бы разобраться, что там за санкции, и чем они могут навредить России.

Уже с 2014 года был обозначен ряд лиц, которым запрещен въезд в США, а их имущество и финансы, если таковые имеются, будут заморожены. Там около 70-ти человек. Это, например, Игорь Сечин, Сергей Иванов, Елена Мизулина, Алексей Пушков.
Думаю, нам всем до фонаря, смогут они ездить в США или нет, хотя то, что в список входят лица, занимающие важные должности, как например, глава Совета Федерации Валентина Матвиенко, спикер Думы Нарышкин, глава администрации президента Володин – это плевок в лицо и невозможность ряда контактов на высшем уровне.

Существует ряд российских компаний, против которых санкции также уже введены.
• Volga Group, частная инвестиционная компания, основной аукционер предприниматель Геннадий Тимченко.
• ООО «Авиа Групп», авиасервисная компания, дочернее предприятие Международного аэропорта Шереметьево.
• ООО «Авиа Групп Норд», авиасервисная компания, оказывающая услуги в сфере бизнес-авиации и работающая в аэропорту «Пулково-2».
• ООО «Акваника» крупный российский производитель питьевой воды AQUANIKA.
• ООО «Сахатранс», транспортная компания.
• Группа «Стройтрансгаз», российская инжиниринговая и строительная компания.
• «Стройтрансгаз холдинг» (STG Holdings Ltd), акционер строительных компаний, входящих в группу «Стройтрансгаз».
• ОАО «Стройтрансгаз», компания по строительству энергетических объектов.
• ООО «Стройтрансгаз», наряду с ГК «АРКС» и ГК «СК Мост», занимается строительством объектов транспортной инфраструктуры.
• ООО «Стройтрансгаз-M» — компания по строительству площадных объектов нефтегазовой и нефтехимической отраслей в рамках группы СТГ.
• Группа компаний СГМ — Стройгазмонтаж, международный диверсифицированный строительный холдинг.
• СМП Банк, российский банк, входит в число 40 крупнейших в стране. Основные акционеры братья Аркадий и Борис Ротенберги.
• Инвесткапиталбанк, средний региональный банк. Дочернее предприятие СМП Банка.
• Банк «Россия», один из крупнейших российских банков, совладельцем, которого является бизнесмен Юрий Ковальчук.
• ООО «Инвестиционная компания Аброс», дочерняя компания Банка «Россия».
• ЗАО «ЗЕСТ», лизинговая компания, входящая в банковскую группу «Россия».
• ОАО «Собинбанк», универсальный коммерческий банк, с 2010 года его владельцем является Объединенный банк «Россия».
• ООО «Трансойл», транспортная компания, специализирующаяся на железнодорожных перевозках нефти и нефтепродуктов.
• «Черноморнефтегаз», публичное акционерное общество, составная часть топливно-энергетического комплекса Украины, осуществляет бесперебойное снабжение природным газом потребителей Крыма.
• ОАО Концерн ПВО «Алмаз-Антей», российский разработчик и производитель систем ПВО и ПРО.
• ОАО «Научно-производственная корпорация Уралвагонзавод», разработчик и производитель военной техники.
• ОАО ВПК «НПО Машиностроения», одна из ведущих российских ракетно-космических фирм.
• Концерны госкорпорации «Ростеха»:
• «Созвездие», производящий комплексы, системы и средства связи для ВС РФ;
• «Калашников», крупнейший российский производитель оружия;
• «Радиоэлектронные технологии», производящий авионику и средства радиоэлектронной борьбы;
• «НПО Базальт», производящий боеприпасы;
• «Конструкторское бюро приборостроения», разрабатывающее управляемое оружие.
• ОАО НК «Роснефть», государственная нефтегазовая компания.
• ОАО «Новатэк», российская газовая компания.
• Нефтяной терминал Феодосии
• «Внешэкономбанк», российская государственная корпорация.
• ОАО «Газпромбанк», один из крупнейших российских банков.
• ОАО «Банк Москвы»
• ОАО «Банк ВТБ»
• ОАО «Россельхозбанк»
• ОАО «Объединённая судостроительная корпорация»
• «Азия Банк» («Asia Bank»)
• «Российский национальный коммерческий банк» (РНКБ)
Список попадающих под санкции организаций будет постоянно расширяться.

Под новые санкции могут попасть госкомпании, работающие в секторах железнодорожного и судоходного транспорта. Активы этих компаний, находящиеся на территориях под юрисдикцией США, будут заблокированы. Санкции могут коснуться и нефтегазовой отрасли.

Новый законопроект предполагает введение запрета с российскими компаниями, находящимися под санкциями, на сделки с предоставлением финансирования и иные деловые отношения с участием нового долга свыше 14 дней.

Сейчас американским юридическим и физическим лицам запрещено выделять российским банкам кредиты на срок, превышающий 90 дней, но другие транзакции разрешены.

В документе также предлагается ограничить 30 днями срок предоставления кредита для финансирования российской энергетической отрасли.

Запрещается предоставление, вывоз или реэкспорт американскими лицами товаров, услуг (за исключением финансовых услуг) или технологий в поддержку глубоководных, арктических шельфовых или сланцевых проектов, которые "имеют потенциал для добычи нефти" и "в которых участвуют российские энергетические компании".
Ущерб от санкций могут почувствовать на себе все банки, кто обслуживает компании, попавшие в санкционные списки. В 2014-2015 г., когда Россия столкнулась с первой волной ограничений, основной удар пришелся на мелкие и средние частные банки. Теперь же даже крупнейшим банкам с госучастием будет сложнее привлекать краткосрочное фондирование, а от этого зависит их возможность кредитования государственных корпораций.

Также стоит ожидать дальнейшего усиления контроля за платежами российских компаний. Речь идет не только о российских банках или иностранных, работающих в стране. Давление вполне может быть направлено на другие расчетные центры, в том числе в Азии. В результате расчеты, которые уже сейчас трудно проводить в Европе, будут осложнены даже в Гонконге, Сингапуре, Дубае и т. д.
Отдельно необходимо выделить серьезный удар по финансированию в виде сокращения максимальных сроков кредитов с 90 дней до 14. Это сильно осложнит возможность привлечения краткосрочного фондирования, то есть Банк России вынужден будет увеличивать финансирование некоторых банков.

В дальнейшем вырастут ставки для реального сектора, так как сократится объем межбанковского кредитования.
Запрет на поставку технологий для российского нефтяного сектора в сегменте шельфового бурения был изначально, поэтому пока не очень понятно, о каких именно технологиях идет речь.

Скорее всего, действующие запреты будут расширены на вообще все технологии, в том числе связанные с аэрокосмической отраслью, авиацией и другими высокотехнологичными производствами. Но "список" этих технологий мы увидим только через несколько месяцев.

Итак, нам негде будет занять денег, или же придется пользоваться какими-то совсем левыми схемами с большими рисками и процентами.

Нам не будут продавать новые технологии, да и старые тоже. Это когда-то СССР покупал технологию, а потом на ее основе делал свое производство.

Мы же теперь умные, мы же только покупаем. Гайдар и его команда объяснили нам, что самим что-то производить – это отсталость и дикость. Существует глобальное разделение труда, конкуренция, а конкурировать можно только там, где есть шансы победить. Гайдар почему-то решил, что Россия может конкурировать только в области добычи и торговли нефтью и газом, а все остальное нужно уничтожить.

Например, разве СССР не производил своих газовых турбин? А теперь мировой скандал: немецкий концерн Siemens продал русским дикарям газовые турбины, которые те отправили в оккупированный Крым, чтобы оккупированные жители имели электричество.

«Сименс» не знает, как оправдаться: да они не знали – не подозревали.
21 июля, немецкий концерн «больше не будет поставлять российским компаниями генерирующее оборудование из-за инцидента с поставками турбин в Крым и разрывает сотрудничество с россиянами. «Сименс» готов выкупить эти турбины обратно, лишь бы подправить свою репутацию.
Где наши заводы, выпускающие турбины, а, ребята?

СССР контролировал почти 13% мирового экспорта паровых турбин и генераторов. Более того, в 80-х годах сформировался устойчивый тренд на увеличение продаж за рубеж. СССР выпускал газовые турбины мощность 150 МВт. (сегодняшний скандал произошел из-за турбин в 187 МВт., хотя «Сименс» выпускает турбины от 40 до 400 МВт.).
Сегодня Россия производит энергетического оборудовании в 2,5 раза меньше, чем импортирует — $ 4,2 млрд. и $ 9,2 млрд. (данные 2013 года).
Освободившуюся нишу с огромным удовольствием заняли компании General Electric, Siemens и Alstom, которые захватили половину мирового рынка емкостью $ 320 млрд. Доля Украины сократилась практически до нуля, а России — до 1,3%. Более того, утрачены технологические компетенции производства газовых турбинах средней и большой мощности. Так, в соответствии с отчетностью Минпромторга, объем отечественного энергетического оборудования на внутреннем рынке газовой энергетики в 2010—2013 годах не превышал 10%.

У нас оставались ОАО «Силовые машины», ОАО «ОДК-Газовые турбины», ЗАО «РЭП-Холдинг», ЗАО «Уральский турбинный завод», ЗАО «Калужский турбинный завод», ОАО «Волжский дизель им. Маминых», ОАО «РУМО» и других. Пока в России успешно освоили только производство турбин малой мощности - до 32 МВт,.

Текущая ситуация характеризуется техническим отставанием, вызванным недостаточными инвестициями в научные разработки.

Почему у нас нет вложений в научные разработки? Не только из-за кризиса, но из-за того, что по правилам ВТО Россия не имеет права оказывать государственную поддержку энергетической отрасли.

Так на 2014−2017 годы государство планировало выделить 19 млрд. рублей на НИОКР для энергетики, хотя это капля в море.

Для сравнения, европейцы за счет государственного финансирования 19 стран вложили € 2 млрд. в НИОКР программы Zero Emission Fossil Fuel Power Plants, направленной на «достижение температуры острого пара в паровом цикле свыше 700° С при различных технологиях сжигания топлива». В деньгах это существенно больше, чем 50% от общего объема, разрешенного ЕС по нормам ВТО. Между тем, речь идет об одной из многих программ. А США ежегодно осуществляет господдержку НИОКР в области энергетики на $ 6,58 млрд.

Примером современной промышленной политики является совместное предприятие Siemens и "Силовых машин", которое оказалось в центре скандала, - ООО "Сименс технологии газовых турбин". Siemens принадлежат 65% предприятия, а еще 35% - у концерна "Силовые машины" Алексея Мордашова. Пока трудно сказать, выйдет ли Siemens из этого предприятия, хотя вначале они грозились это сделать. Но что тогда останется? Зато Мордашов – миллиардер. Вот это и есть наши достижения: собственные турбины в 32 МВт и Мордашов, имеющий состояние в $17,5 млрд.

Как Мордашов стал миллиардером? Ну, он учился в Ленинграде в инженерно-экономическом институте, случайно подружился с Чубайсом. По окончании института в 1988 г. Алексей Мордашов стал работать на Череповецком металлургическом комбинате — старший экономист, начальник бюро экономики и организации труда ремонтно-механического цеха № 1, заместитель начальника планового отдела комбината. В начальный период приватизации в России в 1992 Мордашов стал директором по экономике и финансам Череповецкого металлургического комбината, вскоре преобразованного в ОАО «Северсталь». Генеральный директор Череповецкого комбината, Юрий Липухин, поручил Мордашову провести приватизацию комбината. В возрасте 27 лет Алексей Мордашов создал дочернюю компанию «Северсталь-инвест» (24 % акций которой принадлежали «Северстали», а 76 % — лично Мордашову) и затем скупил акции «Северстали». Получив таким образом контроль над предприятием, Мордашов стал директором и владельцем ОАО «Северсталь».
Прекрасно, правда?

Ни с того, ни с сего подарили хорошему мальчику огромный комбинат.

В начале тридцатых годов в Заполярье были открыты крупные месторождения железных руд и коксующихся углей, которые непременно следовало задействовать, ибо индустриальный Ленинград испытывал острую потребность в металле. Сложность заключалась в том, что вблизи северной столицы не было технологического топлива. Поэтому ученые — металлурги и экономисты — в качестве топливной базы для ленинградской металлургии предлагали использовать торфяные массивы, отходы лесопиления и гидроэлектроэнергию, которыми были богаты Кольский полуостров и Карелия. Более смелые ученые в качестве топлива называли угли Печорского бассейна. Главным тормозом их использования было отсутствие прямого транспортного сообщения с будущим заводом. Однако после того, как в 1937 году было принято правительственное постановление о строительстве Севере-Печорской железнодорожной магистрали, появилась реальная возможность создания Кольско-Печорского металлургического завода. В марте 1939 года Гипромез (Государственный институт по проектированию металлургических заводов) подготовил «Соображения о развитии черной металлургии в ближайшие 10—15 лет». На базе руд Енского месторождения Кольского полуострова и печорских углей намечалось построить завод мощностью 600 тысяч тонн чугуна, 700 тысяч тонн стали и 700 тысяч тонн проката в год. Наиболее, вероятной точкой строительства называлась Кандалакша. Проект вполне отвечал классической формуле расположения металлургических предприятий: «на руде» или «на угле».

Но в конце 1939 года академик А. Е. Ферсман закончил рукопись монографии «Полезные ископаемые Кольского полуострова», где высказал оригинальную идею «посадить» завод где-нибудь на перекрестке потоков руды и угля, в данном случае — на стыке путей Воркута — Котлас — Ленинград с дорогами, ведущими к югу от Кольского полуострова.

Что касается конкретной точки строительства завода, то ее целесообразно выбрать в месте пересечения железнодорожной линии Вологда — Ленинград с водной системой, связывающей между собой районы железорудных месторождений, Ленинград, Горький и другие районы, приблизительно около г. Череповец.

Рассматривался и другой вариант размещения завода: в районе южной оконечности Онежского озера (условно ст. Свирь). При строительстве магистрали Коноша — Масельская ст. Свирь также оказывалась на пересечении железнодорожных путей с водной системой, к тому же эта точка была ближе к Ленинграду.

Какое место выбрать? Окончательный ответ предполагалось дать после тщательной проработки обоих проектов. Это была всего лишь научная концепция, рабочая гипотеза. Для того, чтобы теория обрела жизненную плоть, следовало провести огромную подготовительную работу: организовать промышленные испытания железных руд, установить возможность коксуемости угля, построить железнодорожные магистрали к источникам сырья и топлива и многое-многое другое.

20 июня 1940 года, И. В. Сталин и В. М. Молотов подписывают постановление № 1066—417с «Об организации металлургической базы на Северо-Западе СССР». Преамбула правительственного документа звучала так: «В целях организации металлургического производства для снабжения металлом Северо-Запада СССР Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП (б) ПОСТАНОВЛЯЮТ: Предрешить вопрос о постройке металлургического завода в районе г. Череповец...».

Но споры между учеными продолжались. Все же строительство началось. Большое участие в нем приняли заключенные ГУЛАГа.

Комбинат заработал только в 1955 году, при этом долго был убыточным.
Впоследствии выяснилось, что расчет на использование местного торфа не оправдался. Не удалось уменьшить завоз железорудного сырья за счет применения в доменной плавке пиритных огарков — присутствие в них примесей цинка, мышьяка, меди разрушало броню и кладку печи. Таким образом, местные ресурсы не стали основой для развития северо-западного завода. Но зато сработал главный фактор при выборе точки строительства — географическое положение. Чрезвычайно благоприятное положение Череповца по отношению к металлопотребляющим городам — Санкт-Петербургу, Москве, Архангельску, Ярославлю, Нижнему Новгороду — стало определяющим. Этот фактор оказался чудодейственным и перевесил все остальные. Уникальные свойства Кольской руды и печорских углей предопределили высокое качество череповецкого металла, а низкие затраты по переделу — его высокую рентабельность. Супергигант ежегодно давал стране до 12,8 миллиона тонн стали.

Я это к чему пишу? К тому, что строительство комбината было очень непростым, что многие люди много лет думали и работали над этим. А что в итоге получилось? Для кого старались?
Все досталось Мордашову, потому что он стал заместителем начальника планового отдела комбинаты и был знаком с Чубайсом.

Это правильно?

Сегодня «Северсталь» выпускает 11, 63 млн тонн стали, т.е. меньше, чем при СССР.
Зато Мордашов постоянно увольняет рабочих. Только в 2008-2009 году было уволено 9 тысяч человек.
Рабочих увольняют, социалка разрушена, с больше стали выпускать не стали. Но состояние Мордашова продолжает увеличиваться.

Ради чего происходили перемены с 1991 года? Ради этого?

А потом Мордашов прикупил того и другого и теперь за энерготурбины отвечает.

Вот и вертятся наши поставщики энергооборудования, как уж на сковородке. В Крым, в частности, хотели поставить турбины из Ирана. Иран производит турбины по технологии «Сименс». В этом случае «Сименсу» тоже пришлось бы отвечать, но риски были бы меньше.

Но почему-то решили купить напрямую. Иран дорого запросил? Вообще отказался продавать? Если «Сименс» не станет обслуживать свои турбины, то они быстро сломаются. И останемся ни с чем.
У нас считают, что если «Сименс» прекратит все контракты с Россией, то он должен будет платить неустойки по ряду контрактов. Что-то я в этом сомневаюсь. Ни фига они нам не заплатят.

Главный же вопрос, зачем это нужно Западу? Допустим, им удастся полностью исключить Россию из мировой политики и мировой экономики – чем им от этого будет лучше?

С другой стороны, это уже не наш вопрос, а наш вопрос в том, чтобы вернуть те технологии, которые мы потеряли за последние 26 лет. Мы не можем себе позволить зависеть от кого-либо.

Но остаются вопросы: где брать кредиты? Китай пока не может заменить в этом отношении Запад.

Конечно, ситуация с этими газотурбинами для Крыма не критическая, но она показательна в плане того, что происходит, когда страна отказывается от своей науки и промышленности в надежде взять, да купить все нужное на Западе. Заодно ситуация показывает, что частные лица не могут заменить государство в такой важной отрасли, как энергетика.

Очевидно, что необходимо искать выход из сложившегося положения, и очевидно, что олигархи не смогут и не захотят развивать новые производства. Эти люди способны только пилить бюджеты и переводить деньги на Запад.
А в ситуации, когда Запад нам фактически объявил войну, необходимо действовать.


Переход по щелчку В верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Политика)
Tags: Текущая политика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments