uborshizzza (uborshizzza) wrote,
uborshizzza
uborshizzza

Category:

Прогрессивный учитель о традициях, которые портят школу



21 век – это вам не 20 век. Пора все менять, и к черту традиции. Они очень мешают. О тех традициях, которые портят современную школу, написал учитель русского языка Михаил Караваев.
Вот краткие выдержки из его довольно обширного текста.
«Всё, что будет перечислено ниже, — те или иные «традиции», которые либо уже не работают, любо нерабочие в принципе. Но воспринимаются как что-то незыблемое.

1. Учитель — на всю жизнь. И только он даёт знания
Чаще всего учитель — это просто оборудование. Такое же, как стол, доска, тетрадь. Только живое. Вряд ли вы скучаете по своей парте, куску мела или доске. задача школы — научить человека получать знания самостоятельно. ..По себе могу сказать, что большую часть знаний я получил именно на онлайн-курсах.

2. Учитель не оказывает услугу
Нет, учителя именно оказывают услугу за деньги (пусть небольшие) налогоплательщиков.

3. Всё, чему учат в школе, пригодится «для общего развития»
Огромное количество информации ученику никогда не пригодится.
Например, для чего учить родной язык? Сейчас — для того, чтобы писать без ошибок диктанты и сочинения по «Войне и миру». При этом составить резюме или просто написать заявление в ЖКХ на замену батареи — задача невыполнимая. Таким элементарным практическим вещам в школе просто не учат.
Я очень любил математику в старших классах, на контрольных делал оба варианта, потому что было интересно. У меня списывали даже те, кто пошёл учиться в Бауманку (сам я пошёл на филфак). Через два года после поступления решил повторить алгебру, просто так. Через полчаса закрыл учебник — не мог понять даже азов. А ведь у нас было по восемь уроков алгебры в неделю! В 11 классе я сбегал с уроков на свидания с девушкой, и сейчас я понимаю, что это было лучшее применение школьного времени.


4. Детей нужно делить по классам и никак иначе
«Класс» в старшей школе — пережиток совка. Нужна специализация. Помочь могут система кредитов и самостоятельный выбор предметов, когда у каждого старшеклассника индивидуальная программа в зависимости от будущей специальности. И социализация не пострадает, не переживайте — у подростков и так половина жизни проходит в соцсетях и мессенджерах. А в средних классах другие проблемы: сейчас они переполнены, а должно быть не больше 15 человек, а ещё лучше — не больше десяти

5. «Когда вырастешь, тогда и узнаешь». И про будущую специальность, и про работу по специальности
Часто человек вообще ничего не знает об особенностях своей специальности вплоть до диплома и поиска работы (по этой специальности). Например, на моём факультете педпрактика начиналась с третьего курса. Оказалось, что школьники и я, сам недавний школьник (как я считал), живём в разных реальностях и не очень понимаем друг друга. Как говорят? Какую музыку слушают? В какие игры играют? Тогда-то я и понял, что профессия учителя — это что-то запредельное. Жаль, что мне об этом сразу не сказали. Выход — ранняя практика, экскурсии, встречи с крутыми педагогами ещё в школе.

6. Учитель всегда прав. Он не может быть не прав
Если ребёнок может аргументированно выразить свою точку зрения, которая отличается от правильной, — он молодец, а не выскочка. И я не вижу ничего плохого в том, чтобы называть учителя по имени. А традиция вставать в начале урока или если в класс зайдёт завуч — пережиток казарменного воспитания и уравниловки. Если дети жалуются на учителей — это повод разобраться, а не вызывать родителей. У меня был коллега, от которого, пардон, неприятно пахло. Когда дети мне пожаловались (!), пришлось разговаривать с ним на эту тему. Запах исчез. Возможно, не стоило этого делать, ведь учитель всегда прав. Но взрослые могут быть не правы. И дети должны об этом знать.

7. «Три пишем, два в уме». С оценками не спорить
Во-первых, пять баллов — это слишком мало для адекватного оценивания. Нужно минимум десять. Во-вторых, не очень понятны критерии.

8. Учитель говорит, все молчат и слушают
В школе нет диалога между учителем и учеником. Педагогам не интересны школьники, так почему школьникам должно быть интересно то, что говорят эти дяди и тёти?
».

Как современно, демократично и либерально!
Но, на мой взгляд, текст довольно-таки противоречивый. Давайте его разберем по пунктам.

Во первых строках своего письма учитель русского языка объясняет, что никакой особой разницы в смысле ценности, индивидуальности, полезности между учителем и куском мела не существует, т.е. он сам себя характеризует, как кусок…известняка. А с чего люди должны прислушиваться к мнению куска мела?

Далее выясняется, что этот кусок мела оказывает услуги, но за очень маленькие деньги. В Москве сегодня средняя зарплата учителя – около 80 с лишним тысяч. Это маленькие деньги? Так сколько же он хочет за свои, как показано в тексте, ненужные услуги?

Учитель пишет, что огромное количество знаний, которые дают в школе, потом никак не пригодятся, и он отвергает ту идею, что эти знания нужны для общего развития. Какое еще такое «общее развитие»? Нет такого. И, вообще, в школе не готовят к реальной жизни.

Оказывается, человек, которого научили писать диктанты и сочинения по «Войне и миру», не в состоянии написать заявление в ЖЭК на замену батареи. Надо, значит, 11 лет учить писать заявления в разные инстанции. В школе сегодня учатся идиоты?

Более того, гораздо лучше получать знания не от учителя, а на онлайн-курсах. Сам автор поста именно так учился. А в 11 классе он прогуливал уроки, и это было самое умное, что он сделал в школе.
Караваев для подтверждения своей мысли приводит пример из личного опыта: в школе он очень хорошо знал и любил математику, а через 2 года, открыв школьный учебник, не может понять даже азов алгебры.

Может быть, все же не так хорошо он знал математику в школе? Сам ведь пишет, что прогуливал уроки. Или же он чем-то заболел за эти 2 года, потому что не может быть такого, чтобы взрослый человек не мог понять школьный учебник по предмету, в котором он показывал хорошие результаты.

Классы нужно ликвидировать, а ввести систему кредитов, т.е. систему, которая будет учитывать количество учебных часов, полученных учеником, в баллах. Ученик будет набирать часы по тем дисциплинам, которые он выберет, а учебного коллектива как такого больше не будет. Мне в свое время наш класс был дорог. Мы до сих пор каждые пять лет встречаемся, и мне кажется, что не стоит оставлять такое понятие, как "одноклассники", в прошлом.

Из 5-го пункта поста мы узнаем, что автор до 3-го курса не представлял, что такое работа учителя. Только после первой практики, он понял, что профессия учителя – это «нечто запредельное». Караваев сожалеет, что не знал об этом раньше. А то не пошел бы в педвуз? Может, и не нужно было?

Караваев предлагает раннюю профориентацию, чтобы избежать его ошибок.
Извините, но большинство работающих сегодня не могут толком объяснить, что они делают на работе, потому что они – менеджеры широкого профиля. И уж если человек, одиннадцать лет поведя в школе, не понимает, что такое работа учителя, то какая профориентация может понять будущую профессию?

От некоторых учителей плохо пахнет – нужно следить за этим. Ладно, примем к сведению.

Караваев не понимает, как оценивать знания учеников. Разве не этому учат в педвузе? Хотя, он же все знания получил на онлайн-курсах…

Заинтриговала меня фраза «Педагогам не интересны школьники, так почему школьникам должно быть интересно то, что говорят эти дяди и тёти?». Рискну сделать смелое и очень неожиданное предположение, что школьники должны слушать учителя потому, что пришли учиться. Разве учитель пришел учиться у учеников? Как должен выглядеть учебный процесс: дети учат учителя, а он внимательно слушает? Но ведь деньги-то платят ему, а не ученикам. Может быть, он все же должен как-то выполнять свою работу?

За время существования человека в истории ничего не изменилось в отношениях учителя и ученика: один учит, а другой учится; учитель знает больше ученика; ученик уважает учителя. Не надо ничего в этой схеме менять. Уже пробовали, и не раз – и ничего путного из этого не получилось.

А учителей любят и помнят и за те знания, что они дали, но, чаще, за какие-то нравственные уроки, которые от них получили, пока усваивали алгебру да литературу. У кого-то учились, как относиться к профессии, у кого-то – как относиться к людям, у кого-то – как хорошо выглядеть, как держаться с достоинством, как противостоять несчастьям, как быть счастливым. Мы помним их шутки, их мимоходом рассказанные истории, даже их наряды, и конечно, помним что-то из их предмета, если они были талантливы в его изложении. И этого никакие онлайн-курсы не заменят.

=========================================
Не могу удержаться и дополню пост жены.
Мне, как человеку с большим опытом административной работы в образовании, очень хочется выгнать прогрессивного учителя русского языка Михаила Караваева из школы ссаными тряпками на мороз.

И дело не в либеральных убеждениях или несерьезных предложениях уменьшить классы до 10 человек (где деньги, Зин?), дело в профессиональной некомпетентности. Есть ощущение, что он прогуливал занятия не только в школе, но и в педвузе.

Начав рассуждать о том, что образование – это услуга, он спутал образование и обучение.
Обучение – это услуга, образование – нет.
Обучение вождению – это обучение, школьное образование – это не только обучение. В образование включается и много чего еще, в том числе воспитание. В должностной инструкции написано, что школьный инструктор должен заниматься и воспитанием, и если он это не делает, то не выполнаяет свои должностные обязанности.

В рассуждении о том, что школа дает знания, из которых значительная часть будет ненужна, он допустил и логическую, и педагогическую ошибку. Логическая – в том, что на этапе до узкой специализации никто не знает, кому какие знания понадобятся, и образовательные учреждения знакомят с разными дисциплинами в том числе и для того, чтобы можно было подобрать специальность под себя. Педагогическая ошибка – в том, что он свел образование к знаниям. Но образование – это не только обучение, а обучение – это не только знание. Блин, да любому педагогу мозги вынесли триадой образования знания-умения-навыки. Тем более что он – учитель русского языка. Какой смысл в знании русского языка, если у человека нет умений и навыков, то есть он не умеет читать ии писать по-русски?

Рассуждения о порочности коллективного обучения в классе, когда учитель говорит, а ученики слушают, а не наоборот – рассуждение, оторванное от технологии преподавания. Классно-урочная система образования появилась тогда, когда стало появляться достаточно доступное массовое школьное образование. До этого отпрысков знатных родов учили педагоги индивидуально. Кстати, не могу напомнить, что изначально по-гречески педагог – это раб, использовавшийся для обучения подростка.
Такая форма обучения есть и сейчас. Это - репетиторство.

Можно и дальше покопаться в тексте, но хватит.
Я думаю, что для обозначения таких, как данный прогрессивный учитель, надо внедрять новый мем «либеральный говноритарий».


Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Tags: Критика
Subscribe
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →