?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Прочла роман «Петровы в гриппе и вокруг него». Ще не вмерла русская литература – рекомендую.

Роман довольно необычный, свежий. Хотя ничего уж совсем нового в нем нет: ход, когда мифические герои действуют в современном мире, применяется часто, смешение мистики и самого подробнейшего, скрупулезного описания действительности – тоже.
Действие романа происходит в 2001 году в Екатеринбурге под самый Новый год. Зима, холод, скука, безнадежность – вот что ощущает главный герой Петров. Он – автослесарь, 28 лет отроду.

Имени его мы не узнаем: известно только, что его первая буква напоминает вольфрамовую нить в лампочке накаливания. Мне она что-то ничего не напоминает.

Петрову нравилась работа автослесаря, он больше всего любил, когда собрались мужики из трех гаражей и чинили всю ночь какую-нибудь машину, принадлежавшую родственнику одного из них – разумеется, бесплатно. А еще он рисовал тушью комиксы про космические приключения.
У Петрова была жена-библиотекарь и сын, который учился примерно в третьем классе. Жена с Петровым развелась, но они продолжали жить вместе и вместе спали. Зачем тогда нужен был развод? Со временем узнаем.

Петров был молчаливый человек, и все считали его очень скучным и даже тупым, а аптекари думали, что он - наркоман. На самом деле Петров был довольно тонкий человек, чувствительный. Он тяжело переносил чужое хамство, стеснялся откровенного проявления чувств, чужой откровенности. Например, он не мог читать некоторые вещи Набокова, Достоевского, а "Это я, Эдичка" казался ему невозможным по степени самообнажения.

Под Новый год Петров загрипповал, и с высокой температурой отравился с работы домой на троллейбусе. А в троллейбусе он постоянно встречал сумасшедших. Вот и сегодня в салон вошел старичок с лимоновской бородкой. Девочка-школьница уступила ему место.
«Старичок поблагодарил и сел.
– А вот сколько тебе лет? – потерпев какое-то время, поинтересовался старичок у девочки.
– Девять, – сказала девочка и нервно громыхнула ранцем за плечами.
– А ты знаешь, что в Индии и в Афганистане девочки с семи лет могут замуж выходить?
Петров решил, что бредит или же ослышался, он посмотрел на старичка, тот продолжал шевелить губами и издавать звуки.
– Вот представляешь, ты бы уже два года замужем была, – старичок лукаво сощурился, – два года бы уже с мужем трахалась вовсю, а может быть, даже изменяла бы ему. Все вы, сучки, одинаковые, – закончил он, с той же доброй улыбкой и лукавым прищуром гладя ее по ранцу
».

Тут какой-то доброхот выкинул старичка вон.
Казалось, еще одна зарисовка. До этого автор несколько страниц рассказывал о всяких дурацких старичках и старушках. Но этот старичок и девочка нам еще пригодятся.

После эпизода со старичком-похабником Петров увидел в окно старого знакомого – Артюхина Игоря Дмитриевича.

Игорь был на 13 лет старше Петрова. Он построил дом рядом с избой бабки Петрова. Лет 8 назад родители припахали Петрова копать огород у бабушки – тогда-то они и познакомились. С тех пор Игорь несколько раз втравливал Петрова в какие-то пьянки, которые кончались различными происшествиями. Например, однажды он завился на работу к Петрову и уговорил слесарей смотреть детский футбольный матч, причем они так напились, что забросали все поле фаерами. Со стадиона их выпроваживала милиция. В другой раз они вместе дрались с ВДВшниками; еще как-то Игорь напоил наряд ППСников, который их с Петровым остановил.

Игорю никто не мог отказать. Вот и сейчас Игорь ехал в машине-катафалке и знаками приглашал Петрова присоединиться. Пришлось выйти из троллейбуса. В катафалке они пили, поставив стаканы прямо на крышку гроба, и шоферу тоже наливали. Шофер все стенал, что из-за Игоря безнадежно опоздал, и родственники покойного его прибьют.

Потом Игорь с Петровым покинули катафалк и отправились к знакомому Игоря, философу Виктору Михайловичу. Там опять пили и еще раз пили. Но Игорь говорил нечто странное. Он благодарил Петрова за то, что тот спас его сына, а себя он называл Аидом, т.е. древнегреческим богом царства мертвых, и духом-покровителем Свердловской области. Имя АИД, складывалось из первых букв его фамилии, имени и отчества. Еще Игорь радовался, что смог собрать вместе причастных к его сыну людей. Какого сына?

Виктор Михайлович упоминал о своей сестре и племяннике, которого она родила неизвестно от кого. Сестра с сыном давно уехала в Австралию, но они переписываются. Виктор Михайлович был доктором философских наук и алкоголиком. Он жаловался на соседей, которые завели пса, а пес лает очень гремит цепью: наверняка, они нарочно подобрали такую гремучую цепь.

Еще Игорь сказал, что достал Петрову жену из самого Тартара, а тот все недоволен.

Петров страшно мучился из-за жара, и хозяин предложил ему таблетку аспирина. Аспирин был старым: в 1979 году Виктор в родном городе Невьянске купил гору аспирина на целых шесть рублей (а аспирин стоил, кажется, 30 копеек). Несмотря на то, что Игорь уговаривал Петрова не пить просроченное лекарство, тот запил таблетку водой, а еще одну таблетку положил в карман.

Проснулся Петров почему-то в машине-катафалке, которая стояла у дома Виктора Михайловича. Виктор и Игорь о чем-то спорили с двумя милиционерами. Петров на все это посмотрел и потихоньку слинял.
Наконец, он добрался домой к жене и сыну. Как ни странно, болезнь его почти прошла, а вот жена и сын загрипповали. Как раз, когда он пришел домой, там была участковая из детской поликлиники.

Жена у Петрова – своеобразная. Иногда она ни с того, ни сего становится очень раздражительной, и один раз даже полоснула его по плечу ножом, которым резала лук, когда Петров, думая пошутить, подкрался к ней сзади. Он не удивился, но отметил, что у них дома очень острые ножи.
Сегодня она была в нормальном состоянии, стирала. Петров вспомнил, как она один раз постирала вместе с его белыми рубашками розовые колготки сына, и рубашки были безнадежно испорчены.
Жена спросила, где был Петров. Он рассказал про Игоря, но жена не верила, что бывают такие люди, как Игорь, и считала его выдуманным другом, как у маленьких детей.

Во время болезни Петров несколько раз вспоминал случай, произошедший с ним, когда его первый раз в жизни водили на елку в ДК. Ему запомнилось, что в хороводе Снегурочка взяла его за руку, а рука у нее была, как лед, и он подумал, что она – настоящая, из снега. А вначале он решил, что Снегурочка - обычная женщина: маленькая, полненькая, в голубом пальто.

Эта история описана очень подробно. Читатель вспоминает, как чувствует себя маленький человек, на которого напялили колючий свитер, двое штанов и две шапки (а платок под шапку помните?). Описывается, как они ехали в ДК, как там бродили по этажам. Мы видим представление глазами ребенка, которому скучно, неинтересно. «Одни люди в костюмах зверей и пионерки искали елку, другие люди, среди которых снеговик, пионер и Баба-Яга, елку прятали, чтобы испортить какой-то праздник.…Основная проблема спектакля казалась Петрову несколько надуманной, потому что, судя по нарисованному заднику, все дело происходило в еловом лесу, где елок, подобной украденной, очевидно, было просто завались. Петрова подмывало крикнуть это тупым людям, так суетившимся из-за дерева, но присутствие матери убавляло в нем уверенности в допустимости такого поступка».

Еще Петров помнил, как его мать ругалась с какой-то девушкой, слишком долго говорящей по телефону в одном из кабинетов ДК, и как эта девушка вначале их испугалась.

Казалось бы, все, как обычно – и с нами такое бывало. Но уж очень взрослый взгляд на мир для 4-хлетнего мальчика. А еще маленькому Петрову снились странные сны. В них он видел себя солдатом в немецкой форме. Не иначе, как это была его предыдущая реинкарнация.

В отличии от Петрова, у его жены есть имя. Ее зовут Нурлыниса. Это татарское имя означает «Лучезарная». Помните, Игорь говорил, что жена Петрова из Тартара? Так она из Татарии.
Жена Петрова знает, что время от времени на нее что-то накатывает. Тогда она начинает вспоминать, что не так давно живет в этом теле, а раньше она жила среди языков пламени, и все вокруг было из пламени, включая ее. В нашем мире ей нравится тишина. В мире огня было очень шумно. А здесь она выбрала еще и самую тихую работу – библиотекаря. Но ее очень злило то, что она должна регулярно присутствовать на собрании литературного кружка. Главным там был старичок с лимоновской бородкой. И вот, высиживая положенные часы, жена Петрова почувствовала, что на в животе у нее опять разворачивается ледяная спираль. Унять неприятные ощущения можно было только одним способом – убить какого-нибудь мужчину. Обычно она выбирала жертву заранее, стараясь, чтобы это был одинокий человек или какой-нибудь моральный урод, но бывали и спонтанные убийства. За них Петровой бывало стыдно.

Петрова боялась, что в один из приступов убьет мужа. Поэтому она с ним и развелась – благо, у нее была своя квартира. Когда на нее находило, она уезжала к себе, когда отпускало – возвращалась к мужу. Один раз он ее чуть не застукал, когда она прятала одежду, запачканную кровью. Пришлось кинуть ее в стиралку к его рубашкам, а потом свалить появившиеся на одежде пятна на линяющие колготки сына.

Раньше она не воспринимала сына как мужчину, он казался ей бесполым, кем-то вроде хомячка. Но он взрослел. И вот сын при ней поранил палец, и от вида его крови ей вдруг ужасно захотелось перерезать ему горло. Петрова с трудом сдержалась, велела сыну ехать к мужу, а сама пошла искать жертву. Но тут нее навалился грипп, и желание убивать прошло.

Петров тоже был не без греха. Он помог своему другу Сергею покончить жизнь самоубийством. Друг застрелился сам, но нужно было кому-то нажать на его палец, когда он засунет пистолет себе в рот: дело в том, что Сергей боялся попасть в ад за самоубийство.

Эта часть романа, на мой взгляд, самая неудачная. Автор издевается над честолюбивыми молодыми писателями, считающими себя гениями, а также над пожилым литконсультантом из "Урала".

Сергей мечтал прославиться. Он писал роман про девочку-нимфетку, типа «Лолиты». Но его девочке было 8 лет. Однако Сергей сочинил только три главы, причем все время их переписывал, подражая то Набокову, то Довлатову, то еще кому.
Наконец, по совету Петрова он отнес эти главы в редакцию журнала «Урал». Там его консультировал старичок с лимоновской бородкой. Теперь понятно, откуда взялся в первой главе старичок и девочка? Консультант посоветовал посещать литературный кружок. Сергей написал еще один роман про тупого слесаря, который скрывал свою гомосексульную ориентацию, подразумевая под главным героем Петрова. Тому это было неприятно.
Затем Сергей решил застрелиться, а Петров должен был после его смерти разослать романы по редакциям. Но Петров рукописи выбросил на помойку.

окончание следует
https://uborshizzza.livejournal.com/4722857.html

Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Comments

( 12 комментариев — Порадовать комментарием )
(Анонимно)
18 фев, 2018 11:02 (UTC)
Американские боги на русский лад?
uborshizzza
18 фев, 2018 11:11 (UTC)
Что-то есть, но не совсем. В романе очень много реалистических описаний окружающей действительности.
innaklimenko
18 фев, 2018 11:44 (UTC)
Да, богатая фантазия у автора! Интересно, в чём соль?

Edited at 2018-02-18 11:44 (UTC)
uborshizzza
18 фев, 2018 11:52 (UTC)
Читайте 2-ю часть.
wkulish
18 фев, 2018 13:50 (UTC)

О боже, расстреляйтетого графомана! У которого автослесарь читает Набокова  и рисует комиксы. Или это женский роман?

uborshizzza
18 фев, 2018 14:21 (UTC)
А почему вы такого мнения о слесарях, что они не могут читать Набокова и рисовать комиксы?
В романе есть еще большой монолог водителя катафалка, который рассказывает, что в их компании почти все когда-то чем-то таким занимались: учились пению, занимались в художественных и литературных студиях.

Вы, наверное, думаете, что читают и занимаются творчеством только какие-то особые люди. Это не так. Вы бы удивились, узнав, сколько народу тайком пишут стихи, да и не тайком.
wkulish
18 фев, 2018 15:24 (UTC)

Моё мнение основано на жизненном опыте. Набокова в современной РФ читают единицы. Его не читают не только слесари, но и те не читают, кто кому собственно по роду деятельности его знать положено.
Интересно произведение с реальнымигероями, реальнымимотивациями. Ну не читают автослесари Набокова. Это возможно только теоретически. Посему вывод - графомания. Хотя для вас наверно и "Кысь" Толстой - произведение...
Есть куда более достойные образцы современной российской прозы. "Сердце Анубиса" Юрия Бригадира например.



Edited at 2018-02-18 15:58 (UTC)
uborshizzza
18 фев, 2018 18:15 (UTC)
А то, что в Сведловской области живет Аид - это жизненно? Вообще, что это за критерий - "жизненно"?

Читатели бывают самые разные. Походите по библиотекам, например.
wkulish
18 фев, 2018 18:27 (UTC)

Не ищите в моих словах того смысла которого в них нет. Я всего лишь сказал, что я ни знаю ни одного автослесаря , который читал Набокова. Более того я знаю нескольких профгуманитариев для которых Лолита это поп певица.
Кысь вам тоже нравится?
Во времена интернета ходить по библиотекам это бесполезная трата времени/особый вид извращений.
Автослесаря ходят по барам и клубам...



Edited at 2018-02-18 18:29 (UTC)
uborshizzza
18 фев, 2018 18:32 (UTC)
Нет. Там неприятный, придуманный язык и русофобская идеология. Мне у Толстой нравились только самые первые ее рассказы, написанные еще в советское время - "Сомнамбула в тумане", "На златом крыльце сидели".
wkulish
18 фев, 2018 18:49 (UTC)

Хоть это радует..

c_a_r_i_e
9 апр, 2018 20:38 (UTC)
Петрова зовут Сергей. Он про первую букву своего имени говорит, что она простая - как половинка бублика. Чуть дальше по тексту, когда мама ведет его на елку, она в разговоре с подругой называет имя сына: "Одно хорошо, он патронов для шипучки достал, намешаем Сережке морс - порадуется".
( 12 комментариев — Порадовать комментарием )

Latest Month

Сентябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow