?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


окончание. Начало https://uborshizzza.livejournal.com/4722649.html

Петров, в целом, был человеком вялого темперамента. По большому счету он никого не любил, разве что сына. Сын с удовольствием читал комиксы, которые рисовал Петров. Один комикс ему особенно нравился: про мальчика, который в последний момент был выдернут инопланетянами из-под колес автомобиля и отправлен в другой мир. Там мальчик пережил множество приключений, но комикс не был окончен. Петров планировал сделать такой конец, что инопланетяне вернули мальчика обратно на Землю именно в тот момент, из которого его изъяли – опять под колеса автомобиля.

А сын очень тяжело переносил грипп. Маньячка и убийца друга весь день бегали около его кровати, звонили в «Скорую», которая их отражала, пока Петров не додумался дать ребенку тот волшебный аспирин 1979 года выпуска, который излечил его самого. Аспирин помог, но вначале Петров пережил момент настоящего ужаса: ему показалось, что сын умер. После этого он решил изменить сюжеты своих комиксов:
«Ему казалось, что это урок ему, что не нужно гробить нарисованного мальчика, которого сын считает собой, что нужно как можно быстрее закончить эту историю спасительным хеппи-эндом и больше никогда не рисовать историй, где есть кто-то хотя бы отдаленно похожий на члена семьи, что не нужно уподобляться юному Сергею, и поэтому идея про супер-героя женщину, которая днем учит детей в начальной школе, а по ночам режет всяких отморозков – это очень плохая идея.».

С утра выздоровевший сын запросился на елку, на которую у них был заранее куплен билет. Петров повез его в ТЮЗ на машине. Пока мальчик смотрел представление, Петров ждал его в холле. Он вышел покурить и подслушал разговор двух мамашек, которые, как он, ожидали своих детей со спектакля. Одна из них утверждала, что ее муж, как ребенок, верит в Деда Мороза. С виду он серьезный человек, а ведь их знакомство началось с того, что он ее украл. Еще он любит другую женщину, про которую говорит, что она у него там, показывая на землю: наверное, так он хочет сказать, что она умерла. Еще у него, как у мелкого ребенка, есть воображаемый друг, какой-то тупой слесарь, ясно, что таких людей не бывает. Мало того, он ей еще все время рассказывает дурацкие истории: «Он все про какие-то подвиги рассказывает невозможные. То он, значит, ППСников напоил и два дня с ними гулял, то чуть не подрался с десантниками на день ВДВ, то увел на матч детской футбольной команды, которую его шахта спонсирует, каких-то слесарей и там тоже чуть не подрался, потому что все перепились. А несколько дней назад, типа, катался в катафалке с покойником, встретил своего старого друга, и они чуть ли не на катафалке приехали в гости и целую ночь прозависали и пропьянствовали, а покойника никто не хватился. Он сказал, что их товарищ напился и вырубился, и они его хотели с собутыльниками поменять местами с трупом, чтобы он утром проснулся в гробу и офигел, но пока тащили до катафалка – передумали, а потом забыли о нем, а потом вообще потеряли и решили, что он домой уехал».

Петров понял, что это – жена Игоря, и обиделся, что над ним, пьяным, так подшутили, а он и забыл. Тут он заметил, что Игорь сидит в джипе, припаркованном рядом с театром, и зовет Петрова к себе.

Петров отвернулся и сел в свою машину, решив не общаться больше с Игорем, но тот пришел сам. Состоялся разговор, во время которого Игорь извинялся за глупую шутку, оправдываясь тем, что с Петровым не случилось ничего плохого. Он опять благодарил Петрова за то, что тот одним прикосновением спас его сына и любимую женщину. Та женщина сейчас живет далеко, а свою жену Игорь, действительно, не любит, хотя и растит ее дочь от другого мужчины. Сам он стерилен на 99, 9%, и поэтому появление у него сына – это настоящее чудо.
«Ты даже счастья моего не можешь представить, когда я узнал, что человек, которого я люблю, спасен. И ребенок мой спасен. Причем если бы ты его специально спасал, ничего бы не вышло так, как нужно. А тут совершенно случайная своевременная рука небольшого человека, уже заболевшего ОРВИ и температурящего, но еще не замечающего этого. Она бы обязательно или во время родов умерла, или еще что-нибудь произошло. Аборт бы, например, сделала. А так она теперь пусть и довольно далеко, но по крайней мере жива. И сын мой жив.».
Он всю жизнь будет помогать Петрову, и с тем все будет хорошо. Игорь ушел.

В памяти Петрова стали оживать какие-то странные картины.
Он вспомнил, как лежал в сугробе, а Игорь уговаривал его подняться. При этом Игорь употреблял слово «смертные». Около Игоря сидел пес, причем в свете фонаря он отбрасывал трехголовую тень.

Потом вернулся сын. По дороге Петров спросил у сына, придет ли к ним его друг. Мальчик сказал, что нет, его мать испугается, что сын заразится гриппом и не пустит, она же – настоящий Цербер. И тут Петров вдруг ясно вспомнил, как Игорь говорил шоферу катафалка, что никакого покойника у него в гробу нет, как Цербер приводил душу умершего к телу, где тело оживало и уходило домой.

Петров стряхнул с себя эти воспоминания, как бред, а зря. Если бы он включил радио, то услышал бы про удивительный случай, как у одной семьи вначале пропало тело покойного, а потом он сам пришел домой. Он бы услышал интервью с шофером катафалка и с милиционерами, которые были всему этому свидетелями.

В последней главе романа мы опять возвращаемся на ту елку под Новый 1980 год, где маленький Петров встретился с "настоящей" Снегурочкой.
Только рассказывать об этом теперь будет сама Снегурочка. Ее звали Мариной, и она училась в свердловском Инязе. В вуз поступила по спортивной квоте - хорошо бегала на лыжах.
На елку ее позвал приятель, предложил подработать.

У Марины была тайна. Она давали частные уроки одному 17-ленему школьнику, Игорю. Это был очень странный юноша: было похоже, что он знает английский лучше нее, потому как еле сдерживал смех, слушая ее объяснения, но он оплачивал уроки; Марина ни разу не видела его родителей; иногда казалось. что ему не 17, а 45 лет. От всех этих загадок Марине было сильно не по себе, и кончилось тем, что она стала спать с Игорем.

В декабре Марина поняла, что беременна. Она собиралась потихоньку сделать аборт и не думала выходить замуж за Игоря: ей казалось, что так она испортит ему жизнь. Марина постоянно боялась, что к ней придет мать Игоря и спросит с нее за совращение несовершеннолетнего.

В ДК Марина захотела позвонить домой, в Невьянск. Она пробралась в пустой кабинет директора и стала звонить. Мать ей рассказала, что младший брат совсем сошел с ума: она послала его за анальгином, а он купил на 6 рублей аспирина.

Мать Марины была пьющей уборщицей, а брат очень много читал, и над ним все смеялись.

Когда Марина кончила говорить и повернулась к двери, то заметила, что за ней с негодованием наблюдает какая-то женщина с маленьким ребенком. Мальчик был похож на Игоря, и она очень испугалась: думала, что это пришла его мать. Но оказалось, что женщина – скандалистка, которая чего-то хотела добиться от директора ДК (карнавального костюма для Петрова).

Потом Марина сыграла свою роль, а затем ей нужно было водить хоровод с детьми. Ей очень не хотелось брать за руку ребенка противной женщины. Но пришлось. А рука у него была очень горячая. Ей казалось, что мальчик нарочно жжет ее и внимательно смотрит, больно ей или нет.
«После представление Марина первым делом побежала в туалет, и ее долго тошнило, она стала смывать липкость детской руки со своей ладони. «Аборт, – думала она. – На хер все это, только аборт». Ей казалось, что от ее руки все еще пахнет этим ребенком, но чем сильнее она отмывала руку, тем сильнее становился этот невыносимо тоскливый детский запах».

Это конец романа. Мы знаем, что Марина не сделала аборт, родила сына и уехала в Австралию (то есть, по отношению к нам, она живет под землей). Наверное, она пропустила срок аборта, потому что заразилась от Петрова ОРВИ. За это АИД-Игорь и благодарен ему. Он развлекает его, спасает и даже подогнал жену из Тартара – Эринию.

Про Аида не так много мифов. Он украл свою жену Персефону, но были у него и другие увлечения. Так до Персефоны он любил морскую нимфу (А имя Марина означает "морская"). Когда она умерла, он превратил ее в белый тополь.

Аид не только царь мертвых. В некоторых мифах он еще и бог-трикстер, подобный Гермесу.

В классической мифологии Аид бездетен. И у Персефоны нет детей. Но в греческом словаре византийского периода Суде (X век) есть упоминание дочери Аида. Эту дочь зовут Макария, Суда упоминает ее как богиню блаженной смерти. Ее мать, вероятно, Персефона, хотя Суда об этом не сообщает. Согласно более древним мифам у Персефоны был сын от Зевса по имени Загрей – бог-охотник.
Но, возможно, Сальников пользовался еще какими-то мифами.

Но все же, почему именно Аид – дух Свердловской области? Может быть потому, что автор описывает ее как бесплодное скучное однообразное пространство? В Средние века тартаром стали называть наиболее заброшенные и удалённые уголки земли. Во времена поздней античности Тартар представлялся пространством плотного холода и тьмы. Чем не Свердловская область?
Позднее в европейской картографии Тартар связали с Тартарией — северной Азией.
Разве не в аду живут все персонажи романа? Это странные люди, не знающие любви, но готовые всех ненавидеть. Самые лучшие из те, кто равнодушны.


Читая "Петровых", обнаруживаешь сходство с самыми разными произведениями. То, что древние боги живут среди нас, напоминает "Американских богов" Геймана; то, что кто-то случайно заразил беременную женщину инфекционным заболеванием, определив этим ее судьбу, похоже на "Зеркало треснуло" Агаты Кристи. Про сходство Петровой с героинями комиксов пишет сам автор.

Кроме основного сюжета, в романе много бытовых подробностей и точных наблюдений. Я бы сказала, что сюжет - это небольшой скелетик, который находится внутри большого тела. Подробности по-своему интересны.

Например,
«Сбоку внутри остановки была приклеена реклама турфирмы, где папа, мама и дочь отвисали в купальных костюмах, и казалось, что волна за ними просто – кусок льда, а от вида их голых тел становилось совсем ужасно»,

«была история про то, как владелец газели, чеченец, жаловался на одного своего водителя маршрутки, который уходил в непредсказуемые запои, причем что только с ним не делали – и били, и вывозили в лес, и ставили на счетчик, а потом били и вывозили в лес, и ходили жаловаться его маме, но водитель так и продолжал пить. Чеченцу предложили уволить нерадивого шофера, но тот лишь побледнел и сказал, что это не по-человечески, а потом разрыдался в бессилии.»,

«Старушки были замечательные: одна покупала многочисленные лекарства, подолгу сравнивая их со своим кустарным прайс-листом на поношенном клочке бумаги, вырванным когда-то из тетради в клеточку, другая сверялась со своей собственной памятью, и это было еще хуже, чем если бы у нее был листочек»,

«Петров сел на место возле печки, так что жар сначала нагрел его лодыжки и стал подниматься выше, по ощущениям это было как обмочиться, вися вверх ногами.».

Так можно цитировать очень долго, но лучше читайте сами.



Переход по щелчкуВ верхнее тематическое оглавление
 Переход по щелчку Тематическое оглавление (Рецензии и ругань)
Buy for 60 tokens
Buy promo for minimal price.

Latest Month

Июнь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow